Поиск

«К пользе и увеселению»

«К пользе и увеселению»

Иллюстрация: В.И. Якоби. Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны. 1872 год. Государственная Третьяковская галерея


Дж. Доу. П.И. Багратион (фрагмент). Холст, масло. 1822–1823 годы. Государственный Эрмитаж

Исторические анекдоты о наших соотечественниках.

До нас дошло множество занимательных историй из жизни знаменитых людей прошлого. Печатались целые собрания подобных новелл. Например, «Подлинные анекдоты о Петре Великом» Я. Штелина. Там и о ненависти императора к тараканам, и о его пристрастии лечить недуги поданных, в том числе выдирать больные (иногда и здоровые) зубы, и об устройстве в Финляндии промысла по плетению лаптей. В достоверности описанных событий читатель усомнится. Между тем, если верить Штелину, он ничего не выдумывал, а собирал уже имевшие хождение сюжеты. В результате сложился довольно внушительный корпус преданий — двухтомник 1830 года насчитывает около тысячи страниц. А.С. Пушкин, П.А. Вяземский, А.Я. Булгаков коллекционировали курьезы не столь упорно, однако ценность записанного ими от этого не умаляется. Чего стоит Table-talk («Застольные беседы») Александра Сергеевича: «Денис Давыдов явился однажды в авангард к князю Багратиону и сказал: “Главнокомандующий приказал доложить вашему сиятельству, что неприятель у нас на носу, и просит вас немедленно отступить”. Багратион отвечал: “Неприятель у нас на носу? на чьем? если на вашем, так он близко; а коли на моем, так мы успеем еще отобедать”». Сохранились анекдоты об императорах, писателях, актерах, полководцах. Наравне со статьями и мемуарами их публиковали ведущие исторические журналы XIX века — «Русская старина», «Русский архив». Вместе с тем появлялись и подделки. По поводу издания «Балакирева полного собрания анекдотов шута, бывшего при дворе Петра Великого» В.Г. Белинский заметил: «Разумеется, в книжке этой не показаны источники, откуда взяты эти тридцать шесть анекдотов». Но добавил: «Некоторые из них так оригинальны и так в духе времени, что им невольно верится». Историк П.Н. Петров писал: «Издатели “анекдотов”, якобы взятых из Петровской эпохи и времен Анны Иоанновны, продолжают до наших дней именовать Балакирева — шутом Петра Великого; между тем уже из процесса камергера Монса известно, что Балакирев не занимал при первом нашем императоре шутовской должности, а был только смышленый камер‑лакей Екатерины I Алексеевны». По мнению исследователей, основу книги анекдотов о Балакиреве составил переводной сборник с немецкого о проделках шутов средневековой Европы. Редактор лишь умело обработал зарубежный материал, внедрив в него исторические реалии времен Петра I. Да и стоило ли ждать от Балакирева и его «коллег» остроумия? В 1741 году Елизавета Петровна обнародовала указ о запрете шутовства, где осуждались повадки придворных паяцев Анны Иоанновны: «заведенные драки», «другие учиненные мучительства», «бесстыдные мужеска и женска пола обнажения». Более жестко, нежели балакиревскую антологию, Белинский раскритиковал издание «Переводчик, или Сто одна повесть и сорок сороков анекдотов, древних, новых и современных»: «Повести, составляющие его содержание, ничтожны и по объему и по содержанию; это какие‑то рассказцы, плохо переведенные. Что же касается анекдотов, — это тысяча первое повторение старых, сыздетства каждому известных вздоров с прибавлением новых пустяков». В 1869 году появился томик «Полное и обстоятельное собрание подлинных исторических любопытных, забавных и нравоучительных анекдотов четырех увеселительных шутов — Балакирева, д’Акосты, Педрилло и Кульковского». В биографических справках о главных героях этой книги мешалась истина с цитатами из некогда популярного романа И.И. Лажечникова «Ледяной дом». Как известно, Иван Иванович вольно относился к фактам прошлого. Чтение «Собрания…» и подобной ему литературы способствовало искаженному представлению об исторических деятелях у невзыскательной публики. Похожая участь постигла барона Мюнхгаузена (1720–1797), поступившего на русскую службу в конце правления Анны Иоанновны. Литературный образ отчаянного лжеца затмил прототип после публикаций «Рассказов барона Мюнхгаузена о его изумительных путешествиях и кампаниях в России». Источником для них являлись анонимные шванки (жанр немецкой средневековой литературы, в чем‑то сходный с анекдотом). Гораздо более высокий уровень достоверности и «характерности» отличает анекдоты, поводом к появлению которых становились слова или действия, произнесенные или совершенные при свидетелях такими яркими личностями, как, например, А.С. Пушкин, А.С. Суворов или К.Г. Разумовский. О последнем, в частности, рассказывали: «В 1770 году по случаю победы, одержанной нашим флотом над турецким при Чесме, митрополит Платон произнес в Петропавловском соборе в присутствии императрицы и всего двора речь, замечательную по силе и глубине мыслей. Когда вития, к изумлению слушателей, неожиданно сошел с амвона к гробнице Петра Великого и, коснувшись ее, воскликнул: “Восстань теперь, великий монарх, отечества нашего отец! Восстань теперь и воззри на любезное изобретение свое!” — то среди общих слез и восторга Разумовский вызвал улыбку окружающих его, сказав им потихоньку: “Чего вин его кличе? Як встане, всем нам достанется”». (Кирилл Григорьевич был выходцем из Киевской губернии.)…

 
deneme bonusu veren siteler deneme bonusu deneme bonusu deneme bonusu veren siteler Devranlink Mariobet Gorabet Nakit bahis Elexbet Trbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri artemisbet truvabet Restbet Vdcasino Betpas hacklink Shell Download