Поиск

«Порфироносная вдова»

«Порфироносная вдова»

Фасад дворца в Перове (Москва), построенного по заказу императрицы Елизаветы Петровны архитектором Б. Ф. Растрелли. [1747 год]. Подпись — автограф Б. Ф. Растрелли «обер-архитектор граф фон Растрели». РГАДА. Ф. 1239. Оп. 57. № 264


Описание действий, бывших в Москве на Ходынке 1775 году июля 19 дня в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией. Гравюра. РГАДА. Ф. 192. Оп. 1. Моск. губ. Д. 159

Столичные привилегии Москвы в XVIII веке.

И перед младшею столицей

Померкла старая Москва,

Как перед новою царицей

Порфироносная вдова.

А.С. Пушкин

С воцарением Петра I началась новая эпоха в истории России и ее древней столицы — Москвы. Перенесение в 1712–1713 годах царской резиденции, учрежденного в Москве ранее (1711) Сената и преобразованных центральных органов управления — коллегий — на берега Невы, несомненно, отразилось на облике и статусе города1. С Москвой у Петра I было связано слишком много печальных воспоминаний — стрелецкий бунт, долгие годы правления Софьи, неудачная личная жизнь с Евдокией Лопухиной… По воле преобразователя, утвердившего столицу России в своем невском «парадизе», Москва перестала быть «царствующим градом». Но тогда же обнаружилось, что не одному этому титулу она была обязана местом, которое занимала в жизни страны. Опустел кремлевский царский дворец, но национальная святыня осталась в стенах Кремля, не заглохла промышленная и торговая жизнь в московских посадах, продолжавших шириться и развиваться. В сознании народа Москва по-прежнему оставалась сердцем России. Верховная власть прекрасно осознавала политическое значение города, который в труднейшие времена феодальной раздробленности и монголо-татарского ига сумел объединить вокруг себя русские земли. Именно Москве принадлежала историческая роль воссоздания единого государства, она стала во главе общерусского дела борьбы с Ордой. В XVIII веке Москва сумела сохранить некоторые из столичных привилегий, и даже в официальных бумагах ее именовали не иначе как «столичный город».

* * *

В январе 1547 года в жизни России произошло важное событие — венчание на царство великого князя Ивана IV, и земля наша — великое княжество — стала царством. Этот знаменательный обряд произошел в Успенском соборе Московского Кремля, и с тех пор российские государи принимали на себя бремя власти в Москве.

30 октября 1721 года, в день празднования Ништадского мира, ознаменовавшего блистательную победу русского оружия в тяжелейшей Северной войне, Сенат обратился к Петру I с просьбой принять титул «Отца Отечества, Императора Всероссийского». Россия стала мировой державой, крупнейшей империей. По распоряжению Петра в Оружейной палате разыскали грамоту 1514 года императора Священной Римской империи Максимилиана I государю всея Руси Василию III Иоанновичу, содержавшую обращение «цесарь» (император). Грамота была опубликована для придания большей легитимности объявлению Петра Великого императором, а России — империей. В ноябре 1723 года состоялся указ о коронации «императорским венцом» супруги царя Екатерины Алексеевны2. Петр I лично участвовал в разработке церемонии, которой предстояло отразить новый статус России в системе европейских держав, новые взгляды Петра на государство, а также новые способы возвеличения правителя, сложившиеся в эпоху абсолютизма. За образец приняли церемониалы западноевропейских коронаций, для чего на русский язык были переведены и детально изучены описания коронации императора Священной Римской империи Иосифа I (1705) и шведского короля Фридриха (1720)3. Древнюю золотую великокняжескую шапку, которой венчались на царство все русские государи, отныне заменила императорская корона, изготовленная ювелиром Самсоном Ларионовым. Скипетр и державу взяли из Казенной палаты. В состав коронационных регалий впервые официально включалась мантия, возложение которой со времен Древнего Рима символизировало принятие правителем титула императора. 2 марта 1724 года Петр I прибыл из Петербурга в Москву и остановился в Преображенском дворце, где воспитывался и где всегда останавливался во время посещений древней столицы. 7 мая в Успенском соборе Московского Кремля состоялось торжественное коронование первой российской императрицы — Екатерины Алексеевны. С этого времени в память монарших коронаций начали чеканить специальные медали. Коронационные торжества продолжались до 16 мая, москвичей особенно поразило празднество на Царицыном лугу 10 мая с народным гуляньем и фейерверком4.

* * *

Петр I ввел еще одно новшество — все знаменательные победы русского оружия отныне отмечались торжествами, и эту привилегию наравне с Петербургом получила Москва, а когда во время Северной войны шведский король решился двинуться на Москву, Петр стал укреплять ее, поручив надзор за сооружением бастионов царевичу Алексею. 21 декабря 1709 года Москва принимала грандиозный праздник в ознаменование Полтавской победы. По разработанному сценарию, триумфальное представление должно было поведать москвичам историю этой великой победы и показать могущество новой российской армии. Именно в Москве прошел парад войск в честь победы в Северной войне, и город с ликованием встретил победителей.

* * *

Москва в XVIII веке оставалась крупнейшим культурным и духовным центром России. Здесь возникло первое петровское учебное заведение — Навигацкая школа, из стен которой вышли многие сподвижники Петра I в деле модернизации государства.

После смерти Петра среди его приближенных пошли толки о возврате столицы в Первопрестольную. В январе 1728 года новый император — внук преобразователя Петр II — со всем двором переехал в Москву. Вначале говорилось, что на время, связанное с подготовкой к коронации. В ходе церемонии 25 февраля впервые были вынесены в числе прочих регалий государственное знамя, меч и печать. Для придворных и простых москвичей устраивались великолепные балы, иллюминации, фейерверки5, а также гулянье на Девичьем поле. После этого Петр II в Петербург уже не возвращался, оставаясь в Москве и проводя много времени на охоте в богатых дичью и птицей подмосковных лесах.

Постепенно к мысли обосноваться в Москве насовсем начали привыкать. Многие дворяне с облегчением покинули неудобный для жизни Петербург и перебрались вслед за двором в Москву, где, по словам историка С. М. Соловьева, «место было нагретое, центральное, окруженное их имениями». Действительно, за Москвой стояли бытовые, экономические, геополитические преимущества, традиции, инерция памяти. Только внезапная смерть Петра II от оспы и воцарение Курляндской герцогини Анны Иоанновны спасли Петербург от забвения и вернули туда императорский двор. Однако по традиции коронация Анны Иоанновны состоялась 30 апреля 1730 года6 в Москве — ее родном городе, где она родилась и росла. Анна Иоанновна любила старомосковскую жизнь, с удовольствием переезжала из одного дворца в другой, благоустраивала их, разбивала сады и парки, много охотилась и развлекалась. 17 января 1732 года «Санкт-Петербургские ведомости» радостно сообщали о прибытии императрицы в столицу; при этом, отправляясь туда, она не раз повторяла, что не «останется в Петербурге» и что «главная ее резиденция будет в Москве».

* * *

Императрица Елизавета Петровна, взошедшая на престол в результате дворцового переворота в 1741 году, особенно любила Москву. В своем искреннем расположении к древлепрестольной столице она напоминала деда — царя Алексея Михайловича. Ее коронация состоялась 25 апреля 1742 года. Для торжественного въезда императрицы в Москве возвели четверо триумфальных ворот, улицы, убранные по обеим сторонам ельником, приобрели вид зеленой аллеи, жители каждый на свой лад украсили дома7. После церковного обряда в Успенском соборе начались праздники, во время которых кремлевские дворцы, колокольня Ивана Великого, Лефортовский дворец были превосходно иллюминированы; для дворянства и купечества устраивались балы и маскарады. Главным памятником императрице Елизавете в Москве явился открытый по ее воле 12 января 1756 года Московский университет. Первоначально он помещался у Иверских ворот, где в настоящее время находится Исторический музей.

* * *

Короновалась в Москве и Екатерина II, прекрасно понимавшая значение города в жизни России. Примечательно, что знакомство юной немецкой принцессы с неведомой страной началось именно с древней столицы. Почти весь свой первый год в России прожила она в Москве, здесь тяжело заболела, чуть не умерла, а затем, едва оправившись, впервые отпраздновала день своего рождения на новой родине. 22 сентября 1762 года в Успенском соборе состоялась величественная церемония коронации, символизировавшая законность власти императрицы, взошедшей на престол также в результате дворцового переворота. Церемонии предшествовала обширная подготовка, о которой мы можем узнать из документов Российского государственного архива древних актов. Многие документы, касающиеся истории Москвы XVIII века, проходивших здесь коронаций и других торжеств, опубликованы в год празднования 850‑летия столицы8.

В фондах бывшего Государственного архива Российской империи (ныне — РГАДА) имеется много материалов, отражающих кропотливую проработку мельчайших деталей коронации Екатерины II. Так, например, 23 июля 1762 года руководитель Камерцалмейстерской конторы Дмитрий Симонов докладывал в Кабинет Ее величества о подготовке коронационной «манты (мантии. — Н.Б.), которую подложить и опушить горностаевыми мехами, а на подкладку и на опушку оной манты потребно восемь мехов горностаевых»9. В тот же день главный распорядитель торжеств князь Н. Ю. Трубецкой прислал Екатерине II на рассмотрение чертежи четырех триумфальных ворот (двое ворот — в Земляном городе и Белом городе по Тверской улице — строятся заново; в Китай-городе ворота, называемые «по просторечию куретные», и в Кремле Никольские будут только украшены)10. Для пребывания императрицы, согласно сообщению Трубецкого, «от вновь построенных в кремлевском дворце Вашего величества покоев к Грановитой полате сделать надобно покрытую каммуникацию <…> проход к апартаментам Вашего величества и сделать же извнутри дворца к покоем Вашего величества лестницу, ибо теперь, кроме одного большего приезду, то есть Красного крыльца, иного нет»11. Грановитую палату убрали бархатом, на Ивановской площади от Успенского до Архангельского и от Архангельского до Благовещенского соборов соорудили специальные мосты и «вкружие (вокруг. — Н.Б.) Ивановской колокольни» — галереи, отремонтировали Казанский собор, Кремлевский и Потешный дворцы; Кремль богато иллюминировали12. В представленных на высочайшее рассмотрение ведомостях подробно перечислялись мельчайшие детали организации торжеств, начиная от убранства императорского места в Успенском соборе золотой парчой и заканчивая покупкой «чернил арешковых» и гусиных перьев. Екатерина II придавала большое значение готовящемуся действу, проникнутому сакральными смыслами и легитимирующему ее как законную самодержицу Всероссийскую в глазах всего мира. Торжества длились неделю: театральные представления сменялись балами и маскарадами у частных лиц, вечерами жителей ждали изумительные по красочности фейерверки. Важным событием этих дней стало посещение государыней Троице-Сергиевой лавры, к которому обитель готовилась два месяца. Со времен основания Троицкого монастыря преподобным Сергием Радонежским Москва являлась начальным пунктом традиционных паломничеств сюда российских государей…

 
Vdcasino Mariobet Gorabet Nakit bahis Elexbet Trbet Betpas Restbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri artemisbet truvabet hacklink Shell Download