Поиск

«Глубоко веруя в преемственность идей…»

«Глубоко веруя в преемственность идей…»

Фото: С. М. Прокудин-Горский. Пермь. Дом Управления Уральских железных дорог


Иркутск. Набережная Ангары у Главного управления Восточной Сибири. 1860-е годы

О видном российском государственном деятеле, Пермском губернаторе (1865–1870) Бернгарде Васильевиче Струве (1827–1889).

Его имя не относится к числу широко известных, хотя человеком он был неза­у­рядным. Бернгард Васильевич Струве родился в Дерпте (Тарту) в семье известного астронома, академика, первого директора Пулковской обсерватории Василия Яковлевича Струве (1793-1864). Его мать Эмилия Струве, урожденная Валь, умерла в 1834 году. Старший сын В. Я. Струве — Отто Васильевич (1819-1905) — тоже стал астрономом, академиком и сменил отца на посту директора Пулковской обсерватории. Средний сын — Генрих Васильевич (1822-­1908) — приобрел известность как уче­ный‑­химик, член‑корреспондент Петербургской Академии наук, автор работ по изучению минеральных вод Кавказа. Младший из сыновей — Кирилл Васильевич (1835-1903) — в 1863 году вместе с Г. Н. Потаниным совершил путешест­вие к истокам Черного Иртыша и озеру Зайсан, а позднее добился заметных успехов на дипломатическом поприще (посол при Бухарском дворе, в Китае, Японии, США, Нидерландах). Бернгарда в 1842 году определили «кандидатом для поступления в Царскосельский лицей». В стенах лицея, где незримо витала тень А. С. Пушкина, Струве провел пять лет. Здесь появились у него доб­рые друзья. Особенно близко он сошелся с Николаем Сергеевичем Кашкиным (1829-1914) — видным земцем, сыном декабриста, правнуком первого Пермского и Тобольского генерал‑губернатора Е. Е. Кашкина, и Алексеем Михайловичем Унковским (1828-1893) — юристом, публицистом, общественным деятелем. Они вместе гуляли по тенистым аллеям Царскосельского парка, читали книги, обсуждали животрепещущие проблемы, волновавшие тогдашнее русское общество, в том числе проблему освобождения крестьян от крепостной зависимости, в необходимости которого друзья были твердо убеждены. Выйдя из стен лицея, они пошли разными дорогами. Унковский в октябре 1857 года подал Александру II проект «Положения об улучшении быта помещичьих крестьян», опубликованный А. И. Герценом в «Колоколе». Кашкин стал одним из активных членов Калужского губернского комитета по устройству быта помещичьих крестьян (1858). Струве же выразил свое отношение к крестьянскому вопросу в речи, произнесенной им 19 октября 1886 года на праздновании 75‑летнего юбилея лицея и посвященной лицейской традиции, заложенной А. С. Пушкиным. Поэт, по его словам, смог «вполне ясно высказаться о крепостном праве. Это был один из тех подвигов [Пушкина], о котором он в первоначальной редакции стихотворения «Памятник» сам про себя сказал:

И долго буду тем любезен я народу,

Что звуки новые для песен я обрел,

Что вслед Радищеву восславил я Свободу,

И милосердие воспел.

Закончил свое обращение к лицеистам Бернгард Васильевич так: «Глубоко веруя в мощную силу преемст­венности идей, я твердо убежден, что воспи­танники лицея никогда не перестанут <…> трудиться <…> в этом направлении, идя по завещанному великим поэтом пути». Дружба Кашкина, Унковского и Струве продолжалась до самой кончины последнего. В мае 1847 года белыми ночами друзья прощались с Царским Селом, с лицеем, мечтали о будущем. Струве, движимый романтическим порывом, решил избрать мес­том своей будущей службы Восточную Сибирь. Как он позже вспоминал, «решимость моя, двадцатилетнего юноши, отправиться <…> в Сибирь считалась в то время не­обыкновенным подвигом. Директор лицея Д. Б. Броневский показывал меня моим товарищам и младшим курсам лицея как какое‑то чудовище». Бернгарду Васильевичу повезло. Его приезд в Восточную Сибирь совпал с назначением туда ге­нерал‑­губернатором Николая Николаевича Муравьева (1809-1881) — человека молодого, умного, энергичного. Он окружил себя единомышленниками, в число которых входил и Б. В. Струве. Немало сил Муравьев отдавал борьбе с зло­употреблениями чиновников, пышным цвет­ом распустившимися при его предшественнике. Вершиной деятельности Николая Николаевича на генерал‑губернатор­ском посту явилось заключение в 1858 году с Китаем Айгунского договора, закрепившего земли к северу от Амура за Россией. За этот дипломатический успех Н. Н. Муравьев удостоился титула графа Амурского. Б. В. Струве много ездил по Сибири. В 1849 году во время одной из экспедиций он познакомился с декабристами: в Чите — с Дмитрием Иринарховичем Завалишиным, в Селенгинске — с Николаем Александровичем Бестужевым, в Красноярске — с Василием Львовичем Давыдовым, а в Шилкинском и Александровском заводах Нер­чинского горного округа встретился с Михаилом Васильевичем Буташевичем-Петрашевским, которого знавал еще в Петербурге. С Завалишиным у него на долгие годы завязалась переписка. «Д. И. Завалишину, - отмечал впоследствии Бернгард Васильевич, — я обязан массой крайне интересных и важных сведений об образе действий местного (пермского — Л. Р.) купечества». О Николае Бестужеве: «Поч­тенная личность Н. А. Бестужева произвела на меня глубокое, неизгладимое впечатление. <…> Светлость его взгляда на современные события, <…> труженичес­кая деятельность его самого среди местного населения с целью распространения образования, отзывчивость его на все хорошее и изящное в области науки и художества, все это вместе, соединенное в одном лице, [производило впечатление], <…> что в общении с ним человек должен просветлеть и становиться лучше»…