Поиск

«Сердце русское, твердость английская, а аккуратность немецкая…»

«Сердце русское, твердость английская, а аккуратность немецкая…»

Иллюстрация: Л.Ф. Лежен. Битва под Аустерлицем. 1808 год


Капитуляция Парижа 19 (31) марта 1814 года. Раскрашенная гравюра (фрагмент). Начало XIX века

О видном военном и государственном деятеле России графе Арсении Андреевиче Закревском (1783-1865).

Что знает сегодня широкая публика об А. А. Закревском? Попробуем поспрашивать. Иной скажет: уж не тот ли это ге­не­рал‑­губернатор Москвы, что когда‑то заставил булочника Филиппова съесть таракана, найденного в сдобе (см. недавнюю — в № 7 за 2013 год — публикацию в «Московском журнале». — Ред.), после чего Филиппов и придумал печь булки с изюмом? Другой: а не тот ли это Закревский, жену которого — московскую красавицу Грушеньку Закревскую — воспели в стихах Пушкин, Баратынский, Вяземский?..
Но неужели больше нечего вспомнить о нем — герое славных сражений, кавалере высших российских орденов, генерал‑­губернаторе Великого княжества Финляндского, министре внутренних дел, наконец, генерал‑губернаторе Москвы (1848–1859), при котором в Первопрестольной открылся первый железнодорожный вокзал и был заново отстроен после пожара Большой театр? Конечно, есть. Тем более, что имеется подходящий повод для воспоминаний — двухсоттридцатилетие со дня рождения Арсения Андреевича.
Появился на свет он в родовом селе Берниково Зубцовского уезда Тверской губернии. Происхождения был не очень знатного. Недаром его друг Денис Давыдов писал:
«Ты не из того класса, который в колыбели валяется на розовых листах и в зрелые годы не сходит с атласного дивана, а из наших братьев, перешедших на диван (и то кожаный, и по милости Царя и верной службы) с пука соломы»1.
В 1795 году двенадцатилетнего Арсения отправили учиться в Шкловский кадетский корпус, из которого в ноябре 1802‑го он был выпущен прапорщиком в Архангелогородский мушкетерский полк. Полком командовал генерал‑майор Николай Михайлович Каменский 2‑й, снискавший боевую славу в период Итальянского похода Суворова (1799). Закревский, начав службу батальонным адъютантом, Каменскому понравился. Они сдружились, чему способствовала и небольшая разница в возрасте — семь лет. Генерал называл прапорщика «мой Закрев». А в ноябре 1805 года в сражении под Аустерлицем «Закрев» спас ему жизнь: пушечное ядро разорвалось рядом с Каменским, убив его лошадь, и тогда батальонный адъютант Закревский отдал командиру своего коня, рискуя самому быть убитым. За проявленную храбрость он удостоился ордена Святой Анны 3‑й степени. В 1806 году Закревского произвели в полковые адъютанты.

Следующим крупным сражением, в котором участвовал Закревский, явилась битва с французами под Прейсиш-Эйлау в январе 1807 года, окончившаяся победой Русской армии. Памятную медаль в ознаменование одержанной виктории получил и Арсений Анд­реевич, ставший в апреле того же года бригадным адъютантом. Затем были Данциг, Гейльсберг, Кенигсберг. Здесь Архангелогородский полк закончил кампанию: Александр I и Наполеон подписали Тиль-зитский мир.
В 1808 году А. А. Закревский вслед за Н. М. Каменским, к тому времени генерал‑­лейтенантом, отправился на русско‑­швед­скую войну, основные боевые действия которой разворачивались на территории Финляндии, бывшей тогда частью шведского королевства. Участвовал в осаде Свеаборга, в сражениях под Алаво и Куортане. Отличившись в битве при Оровайсе, в декабре 1808 года был назначен начальником канцелярии главнокомандующего Русской армией в Финляндии и удостоился ордена Святого Владимира 4‑й степени с бантом, а за участие в сражениях в Вестерботнии, при Зеераре и у гавани Ратан — золотой шпаги. В 1809 году война закончилась победой, и Финляндия вошла в состав Российской империи. Мог ли тогда наш герой предполагать, что менее чем через пятнадцать лет он станет генерал‑губернатором Великого княжества Финляндского?
В марте 1810 года уже генерал от инфантерии Н. М. Каменский назначается главнокомандующим Молдавской армией, действовавшей на театре русско‑турецкой войны. Арсений Андреевич — начальник походной канцелярии. Несмотря на штабную должность, он не отсиживался вдали от передовой: при штурме Рущука был контужен, за отличие в сражении при Шумле произведен в капитаны, а за храбрость, проявленную в битве при Батине, получил орден Святого Георгия 4-го класса. В приказе говорилось, что Закревский «в течение кампании против турок прошедшего 1810 года, где главнокомандовавшим генералом графом Каменским, у коего находился, был употреблен, яко исправный офицер, и все делаемые поручения исполнял всегда с благоразумием и усердием, особенно ж 26 августа, при разбитии неприятельских войск при сел. Батине, во время штурма послан был в самые опасные места, и хотя получил две контузии, но не переставал отправлять своей должности»2.
Резкая перемена в судьбе Закревского произошла в мае 1811 года в связи с внезапной смертью Каменского. Обстоятельства кончины генерала весьма туманны. Еще 29 апреля 1811 года Закревский писал: «Графу худо и весьма худо, и, по утверждению медиков, совершенно нет надежды к выздоровлению»3. Впоследствии Закревский не раз утверждал, что Каменского отравили.
Перед смертью Николай Михайлович вручил Закревскому секретные бумаги с просьбой передать их лично в руки государю. Среди бумаг было и духовное завещание, в котором Каменский просил императора за своих ближайших помощников. Александр I внял этой просьбе, направив Закревского опять же адъютантом, но уже к военному министру М. Б. Барклаю де Толли. 30 января 1812 года А. А. Закревский получает чин подполковника, 13 февраля — полковника лейб‑гвардии Преображенского полка, 21 марта — должность директора Особенной канцелярии военного министра, отвечавшей за военную разведку и контрразведку. «Могу сказать, что милости Государя велики и весьма велики, мне теперь остается оные заслуживать», — писал он К. Я. Булгакову4.
После назначения Барклая де Толли главнокомандующим 1‑й Западной армией Закревский выехал вместе с ним в Вильно. Ему предстояло пройти весь боевой путь этой армии, отступать вместе с ней и принять участие в Бородинском сражении.
Как адъютанту главнокомандующего Закревскому полагалось находиться при нем неотлучно — и в штабе, и на поле брани; а поскольку Барклай, по словам М. И. Кутузова, проявил в Бородинской битве храбрость, «превосходившую всякие похвалы», его адъютантам «скучать» тоже не приходилось.
Двое из них были убиты, Закревского же Бог миловал. За храбрость и мужество, проявленные при Бородине, он удостоился ордена Святого Владимира 3‑й степени.

В декабре 1812 года А. А. Закревский назначается флигель‑адъютантом при императоре. Во время заграничного похода российской армии он — на переднем крае: Люцен, Бауцен, Дрезден, Лейпциг, Бриенн‑ле-Шато, Фер-Шампенуазе, Париж… 15 сентября 1813 года за отличие в битве под Кульмом его произвели в генерал‑майоры, а 8 октяб­ря за участие в сражении под Лейпцигом — в генерал‑адъютанты Его императорского величества. Взятие Парижа ознаменовалось для Арсения Андреевича получением ордена Святой Анны 1‑й степени.
Вернувшись с победой в Россию, император не отпустил Закревского от своей особы, сделав его членом Комитета для вспомоществования изувеченным и раненым, учрежденного 18 августа 1814 года. В состав Комитета первоначально вошли пять генерал‑адъютантов, в том числе и Закревский. Он отнесся к выполнению своих новых обязанностей ревностно. В письме его в Москву к А. Я. Булгакову читаем: «Постарайся, дабы и впредь присылаемые такие объявления Комитета были печатавшимися в «Московских ведомостях» без всякой платы. Чем много одолжишь калек, понесших труды в прошедшую незабвенную кампанию»5.
В декабре 1815 года царь назначил А. А. Закревского дежурным генералом Главного штаба, доверив руководство инспекторским и аудиторским департаментами, а также военной типографией. Совершив обход вверенных ему подразделений и увидев, в какой нищете трудятся чиновники, Закревский сделал вывод, что причина такой распространенной в России болезни, как коррупция, кроется в маленьком жаловании государственных служащих. Он оценивал ситуацию внутри государственного аппарата на редкость здраво и открыто высказывал свое мнение — например, в письме М. С. Воронцову (1817): «Не удивляйтесь, что министры наши пользе государственной мешали; когда же они сего и не делали? <…> У нас все смирно, дела по всем министерствам идут так, как вы слышите. Воровство не уменьшается»6.
Арсений Андреевич буквально горел на работе. Гостивший в его петербургском доме в августе 1818 года А. Я. Булгаков писал брату: «Я нахожу в нем совершенно братское обхождение: предложил себя во всем, уговаривал не нанимать экипажа, что у него есть и карета, и дрожки, и все, что надобно, и проч. Ну самый добрый малый, каким мы его знаем. Не очень здоров, жалуется головою; но, признаться, и дела столько, что не знаю, как поспевает»7.
Железной рукой наводя порядок в военном ведомстве, Закревский «наделал здесь передрягу: перебрав всех живущих здесь офицеров без службы, велел их высылать. <…> Также дал приказ о тех офицерах, кои одеваются не по форме»…

М.А. Зичи. Спектакль в московском Большом театре по случаю священного коронования императора Александра II. Акварель. 1856 год

 
Vdcasino Mariobet Gorabet Nakit bahis Elexbet Trbet Betpas Restbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri artemisbet truvabet hacklink Shell Download