Поиск

Обер-Шальме и другие

Обер-Шальме и другие

Э. Турнерелли. Вознесенская улица. Литография. Лист из альбома «Виды Казани. Рисованные с натуры Эдуардом Турнерелли» [1839]


А. Г. Венецианов. Мадамов из Москвы вить выгнали. Карикатура

Из жизни некоторых иностранных купеческих семейств, торговавших обувью, одеждой и  галантереей в Москве (конец XVIII — начало XX столетия).

Демонси

В первой четверти XIX века широкую известность имел модный магазин Демонси, существовавший два десятилетия в Москве, а затем в Казани. Именно к этому купцу приехала работать по контракту модисткой француженка Полина Гебль, впоследствии отправившаяся в Сибирь за мужем — декабристом И. А. Анненковым. Осенью 1807 года «мамзель Ришард, ныне же мадам Демонси» рекламировала модные товары, платья, полотна, чулки со стрелками, духи, фарфоровые и хрустальные изделия, «нового манера чайные чашки для подарков в Новый год», миниатюрные портреты на эмали и прочее1. В марте следующего года автором анонса выступил супруг: «Демонси, торгующий близ Кузнецкого мосту в доме г-жи Бекетовой под № 1, получил знатное количество последнего фасона соломенных шляпок. Жена его, урожденная девица Ришард, продолжает шить всякого рода женское платье»2. Согласно ревизской сказке 1811 года, купец 3-й гильдии Александр Демонси, 38 лет, происходил «из иностранцев французской нации», состоял в браке с Марией Антоновной, 30 лет, и имел трехлетнюю дочь Юлию3.

Осенью 1812 года Демонси в числе 40 его соотечественников выслали в Нижний Новгород «по тогдашним военным обстоятельствам». Появление ссыльных на нижегородской земле привело местные власти в замешательство. Губернатор А. М. Руновский писал московскому градоначальнику Ф. В. Ростопчину: «Не могу скрыть от вашего сиятельства, что когда иностранцы сии навлекли на себя такое удаление из столицы подозрительным своим поведением, то по наполнении здешнего города московскою публикою, разными присутственными местами и чинами и военным постоем пребывание их здесь столько же опасно, как и в столице; иметь же за ними требуемый вашим сиятельством строгий надзор нет возможности, <…> тем более что нет и помещения такого, где бы можно всех их содержать»4. «Удаленных из столицы» отправили в город Макарьев. Весной следующего года испонявший обязанности губернатора вице-губернатор А. С. Крюков писал Ростопчину: «Присланные сюда <…> к покойному здешнему губернатору <…> иностранцы <…> содержатся до сего времени здешней губернии в городе Макарьеве под строгим караулом в городской больнице. С наступлением весны и открытием по Волге судоходства представилась необходимость в помещении больных, особенно с проходящих мимо города по реке Волге судов, вместе с тем приближается время к открытию знаменитой Макарьевской ярмарки, на которую со всех сторон государства съезжается купечество и другого звания люди. Сии два обстоятельства, по мнению моему, никак не позволяют оставлять долее иностранцев в Макарьеве, ибо, кроме больницы, нет другого для них помещения, да и в других городах здешней губернии нет ни острогов, ни других зданий, где бы можно было их содержать, а сверх того, и ярмарочное многолюдство заставляет удалить их от настоящего местопребывания как людей подозрительных»5. Но до ярмарки избавиться от сосланных губернатору не удалось, о чем свидетельствовал посетивший ее современник: «У Макарья под названием арестантов содержались человек 40 французов, не пленных и не больных, но присланных из Москвы на барках незадолго пред вступлением в нее Наполеона. <…> Правительство, найдя их подозрительными, <…> выгнало всю эту шайку из Москвы, и я их наехал (нашел. — Т.Р.) на ярмонке, содержимых в большом городском лазарете под присмотром»6. Среди ссыльных были портной Луи Сегю, купцы Франц Гут, Жан Арман, Николай Обер7. Демонси состоял под полицейским надзором до осени 1814 года и, получив свободу, 21 сентября отправился в Москву8. По возвращении французов обязали подать сведения об их дальнейших намерениях — остаться в России или выехать за границу. В соответствующей ведомости московского обер-полицмейстера значится, что Александр Демонси «желает остаться в России и жить в Москве, в Мясницкой части»9. Согласно ревизской сказке 1815 года, в его семье росли сыновья — трехлетний Александр и трехмесячный Карл10.

Магазин Демонси хорошо знали в Москве, он упоминается как в переписке современников, так и в литературе. Многие москвичи посещали эту лавку в поисках французских новинок накануне балов. Среди бумаг московского почт-директора К. Я. Булгакова сохранилась записка от Демонси: «Мы можем сделать платье, какое Вы желаете, если Вы согласитесь, что пелерина будет с другой вышивкой»11.

В 1827 году хозяина магазина объявили «несостоятельным должником», в связи с чем был открыт конкурс по его долгам и опубликовано обращение к кредиторам, «чтобы они явились <…> сего июня 11 числа 1827 года для дачи своих мнений, держать ли должника под стражею или освободить на расписку»12. Затем последовала распродажа принадлежавших купцу модных товаров и иностранных вин13. В конце декабря 1829‑го сообщалось: «Конкурс, учрежденный по долгам московского купца Александра Осипова Демонси, <…> объявляет сим, что дело о долгах означенного Демонси совершенно окончено и по выдаче ему, Демонси, признанному невинно упадшим, надлежащего аттестата присутствие существовавшего по его делам конкурса закрылось»14.

В 1830 году купец еще проживал в Москве15, а впоследствии перебрался в Казань, о которой незадолго до того (1826) иностранные путешественники писали как о «большом, красиво построенном и многолюдном городе»16. Кроме того, Казань привлекала своим университетом. Младший сын А. Демонси Карл, получив медицинское образование, в 1836–1840 годах занимал должность врача-ординатора студенческой больницы Казанского университета17, после чего выехал за границу18. О Карле Александровиче помнили казанские старожилы: «Демонси: это тоже наш казанец и учился медицине в нашем у[ниверсите]те. Его мать, француженка, содержала когда-то весьма известный модный магазин на Воскресенской улице, я помню его ребенком (т. е. магазин)»19. Действительно, модный магазин на Воскресенской улице в доме Хворовой принадлежал купчихе 3‑й гильдии вдове Марии Антоновне Демонси и признавался одним из лучших в городе20. Александр Осипович ушел из жизни в январе 1835 года в возрасте 60 лет21

 
Vdcasino Mariobet Gorabet Nakitbahis Elexbet Trbet Betpas Restbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri hacklink Shell Download