Поиск

Москва 1896 года

Москва 1896 года

Иллюстрация из книги Л. В. Колотилова «На велосипеде. Записки туриста» (СПб., 1898)


Кофейная Филиппова на Тверской. Открытка начала ХХ века

Из записок необычного путешественника.

Предисловие к публикации

В 1898 году в Санкт-Петербурге вышла книга «На велосипеде. Записки туриста». Автор, Л. В. Колотилов (?–?), повествует о своей поездке из столицы в Нижний Новгород, которую он совершил двумя годами ранее в качестве корреспондента петербургских периодических изданий чтобы сделать репортаж о Всероссийской промышленной художественной выставке. Попутно Леонид Владимирович посетил ряд городов и сел Центральной России, отмечая местные нравы, обычаи и достопримечательности. Конечно, не миновал он и Москву. Набравшись в Первопрестольной впечатлений, Колотилов отвел им в книге немало страниц, полных любопытных подробностей, в первую очередь связанных с бытованием нового средства передвижения — велосипеда. Москва в то время считалась «родиной велосипедного спорта». Так ее в 1898 году величал журнал «Циклист» (первоначальное наименование велосипедистов). Вскоре поветрие охватило и Санкт-Петербург. Одним из столичных «циклистов»-энтузиастов был и Л. В. Колотилов. Немудрено, что в служебную командировку он отправился именно на велосипеде.

О нем самом известно немного. Можно говорить о Колотилове как о человеке авантюрного склада. Например, в 1897 году Леонид Владимирович издал подложный дневник шведского полярника и воздухоплавателя Саломона Андре (1854–1897), пропавшего без вести во время экспедиции к Северному полюсу. Издатель утверждал, будто обнаружил рукопись в разбившемся близ Олонца воздушном шаре. Скорее всего, текст принадлежал перу самого Л. В. Колотилова (подлинный дневник Андре был найден значительно позднее, в 1930 году). Более подробные сведения об этом журналисте-спортсмене исследователям, вероятно, удастся почерпнуть из дореволюционных газет и журналов Петербурга, с которыми он сотрудничал. А мы отправляемся вместе с ним в Москву 1896 года. Приводимый ниже отрывок из его книги озаглавлен редакцией.

Леонид Владимирович Колотилов 

Совсем уже стемнело. Показались еще издали храмы, большие здания — все это доказывает, что близко-близко матушка-Москва. Мы пошли полным ходом. Ехали по чудной ровной дороге, идущей параллельно шоссе1. Эта дорога, или, скорее, тропинка, значительно глаже, нежели шоссе, так что ехать было прекрасно.

Проехали село Всесвятское2. Свернув в левую сторону, мы покатили по узкой ровной тропинке. Затем ехали по бульвару, где исключительно ездят велосипедисты да ходят пешеходы. «Как? — спросит петербуржец. — Там, где гуляют обыватели, ездят и велосипедисты? Это по бульвару? Аллее?» Да. Действительно, Москва перещеголяла в этом отношении спортивный Петербург. Бульвар тянется на несколько верст, тут же гуляет и публика, и мимо вас летают бициклисты3, как я наблюдал в продолжение нескольких дней в Москве; несчастий и столкновений тут совсем не бывает, несмотря на узкую аллею, ничем не отгороженную для пешеходов, и целый день летающих по аллее на стальных конях спортсменов. Здесь всем хватает места. Ехать по названному бульвару один восторг, дорога как бы гладкий, хорошо утрамбованный трэк.

Проехали мы знаменитый «Яр». Здесь масса экипажей. Множество публики подъезжает со всех сторон. Цилиндры франтов перемешиваются с купеческой фуражкой москвича. Электричество у «Яра» далеко освещает и видно на большом расстоянии.

Вскоре показалась большая вывеска: «Московский кружок велосипедной езды»4. С бульвара мы свернули налево и въехали на велосипедах во двор «кружка». В помещениях «кружка» я застал председателя А. И. Колосова, дам посетительниц: А. Г. Колосову, Н. И. Дурову, А. А. Крестен, г-жу Мейнерт и многих членов «кружка». Все меня осыпали вопросами и первый вечер здесь, в «М. К. В. Е.», провел я очень весело благодаря радушию энергичного председателя А. И. Колосова и всех членов «кружка».

Таким образом я прибыл в Москву 24-го июля в 9 с половиною часов вечера и остановился в помещении Московского кружка велосипедной езды.

В Москве благодаря хлебосольству и радушию как московских спортсменов, так и многих знакомых я прогостил больше, чем рассчитывал, и ночевал здесь три ночи. За это время я успел многое посмотреть в Москве. Побывав в соборах Кремля, мы с товарищем побывали и в Оружейной палате.

Боже! Какой только публики среди посетителей нет здесь! Тут вы увидите: священника и офицера, нарядно одетую даму и монашенку, тучного купца и крестьянина, разгуливающего в своей сермяге и с удивлением рассматривающего интересные предметы. Тут же, при нас, пришла компания деревенских баб, прибывших, по-видимому, издалека, с котомками за плечами и в лаптях. Oни еще были внизу при входе, а мы уже входили. Одним словом, здесь сбор «племен, наречий, состояний».

В Оружейной палате среди различных редкостей и сокровищ интересуют публику главным образом все предметы, бывшие в употреблении при Священном Короновании их Императорских величеств 14-го мая 1896 года.

Порфиры, царские троны, балдахины, Коронационное государственное знамя, мундир Государя Императора, платье Государыни Императрицы, а также туфли, чулки, платок, перчатки и другие предметы, употреблявшиеся при Священном Короновании, рассматриваются с благоговением и глубоким чувством патриотизма. Все стараются хорошо сохранить в памяти виденные предметы, бывшие участниками Священного Коронования молодой августейшей четы.

После Оружейной палаты мы посетили часовню Иверской [иконы] Бoжиeй Матери5, часовню св. Пантелеймона6 и несколько старинных церквей.

Заглянули кое-куда в места увеселительные, например, были в садах «Фантазия»7, «Эрмитаж»8 и др.

В «Фантазии» на открытой сцене — «Семейная революция», комедия в 3-х действиях9. Затем девица-атлет упражнялась в поднимании тяжестей. На другой сцене «Фантазии» потешают москвичей клоуны, гимнасты и акробаты, проделывающие допотопные упражнения. Публики не особенно много.

В «Эрмитаже» (саду) на открытой cцене: конькобежцы, гимнасты и оркестр румынский. Здесь публики довольно много.

Вообще, как я заметил, на летних сценах московских увеселительных садов гимнасты и акробаты глушат москвичей слишком уж устарелыми и далеко не мудрыми номерами, не представляющими совершенно ничего нового. Между тем в публике эти артисты имеют успех и даже производят фурор. Сидящие на местах замоскворецкие купчихи взвизгивают и ахают от удовольствия, смотря на выкидываемые на сцене слишком уж незатейливые сальто-мортале. Среди публики, как и полагается в Москве, преобладают фуражки.

Заглянули в ресторан «Юль»10 в Петровском парке. Это очень большой ресторан с садом. Поют хоры певиц — русский и венгерский. В саду чудные цветники.

Сделали визит в Московский клуб велосипедистов11, а также в несколько редакций. Главным моим чичероне (проводником. — К.Ж.) был в Москве А. М. Тельков, а также несколько москвичей спортсменов. Побывали в знаменитой кофейной Филиппова12. Здесь замечается дороговизна цен против наших петербургских кофейных. За стакан кофе берут «по-русски» — 20 копеек, тогда как у нас, в Петербурге, вдвое дешевле, т. е. всего 10 копеек.

В Москве существует четыре велосипедных общества: Московский кружок велосипедной езды, Московский клуб велосипедистов, Московское общество велосипедистов-любителей и Общество велосипедистов России, а также есть и представители многих иностранных и русских спортивных обществ.

Московский кружок велосипедной езды помещается по Петербургскому шоссе, близ Тверской заставы, в доме № 32, г. Пикерсгиль. Это самое большое по числу членов общество из спортивных в Москве. В нем насчитывается всего свыше 600 членов и много дам и посетительниц. В числе почетных членов этого общества состоит наш маститый писатель Лев Николаевич Толстой13, спортсмены: Ф. Гергер14, г. Джефферсон15 и многие другие знаменитости.

Летнее помещение «М. К. В. Е.» прекрасно. Канцелярия «кружка» представляет из себя прекрасно обставленную комнату. По стенам красуются фотографии различных знаменитых спортсменов, а также групп гонщиков, виды трэков и проч. Имеется также садик с площадью в средине, где тренируются ежедневно члены «кружка». В саду помещается большая терраса, где собираются гг. спортсмены и беседуют о различных делах, относящихся к спорту. Здесь же имеется место, специально приготовленное для приезжих туристов-товарищей по спорту; помещение дается к услугам велосипедистов во всякое время, что делает большую честь «кружку», принимающему приезжих гостей так радушно, хлебосольно, как и подобает москвичам. За приведением в порядок и сохранением велосипедов смотрит молодчина-сторож Ипат, которого нельзя не отметить как хорошо умеющего обращаться с машинами, очень вежливого и услужливого малого. Для хранения велосипедов имеется обширный сарай, где сторож и хлопочет с машинами, целые дни проводя за чисткой их. В этом ему помогает еще мальчуган.

В Москве проектируется устройство общественного трэка, на котором можно было бы устраивать в определенные дни гонки для членов разных велосипедных обществ. Устройство подобного общего трэка весьма желательно в Москве, так как в интересах спорта следует сплотиться всем и работать для общей пользы. Получатся гонщики одного общего круга, и всякие интриги между гонщиками и гг. членами разных обществ будут устранены. Вообще удобно будет распределить дни для гонок каждого общества, в чем встречаются в настоящее время большие затруднения.

Езда на велосипедах в Москве запрещена почти по всем главным улицам, по остальным же езда на велосипеде совершенно невозможна, так как улицы гористы и узки, а мостовые замощены крупным булыжником и представляют собою громадный контраст с улицами Петрограда. Московские спортсмены ездят больше за городом, катаются в Петровском парке, на бульваре, устраивают частые товарищеские прогулки за город. Зато городовики (то есть городовые, низшие чины городской полиции. — К.Ж.) здешние совсем не страшны для велосипедиста. Например, за все время пребывания в Москве разъезжал себе с петербургским номером, который резко отличается от московских велосипедных номеров, — и ни один из полицейских не обратил на это внимания. В Москве выдано было настоящим летом свыше 3-х тысяч велосипедных номеров на право езды по городу. Велосипедные московские жестянки очень похожи на наши прошлого дня, округленные, образца 1895 года, не такие грубые и неуклюжие, как наши 96 года.

Спортивная Москва ликует. Побили на днях нашего непобедимого М. И. Дьякова16 на звание первого ездока России на I версту, и устроил это, как известно, г. Нешич.

В Москве я познакомился с гг. Чудовым, Петерсом17 и другими знаменитостями велосипедного спорта. Между прочим сделал визит московской эксцентричной велосипедистке Н. И. Дуровой, живущей на даче в Петровском парке. Наталья Игнатьевна — неутомимая велосипедистка, разъезжает в любимом ею красивом рациональном костюме, который, к слову сказать, к ней очень идет. Эта вечно веселая спортсменка не расстается со своим стальным конем и летает целые дни в Петровском парке, на бульваре и по шоссе.

Совместно с нею в компании нескольких спортсменов мы много ездили по Москве. На даче Н. И. собралось веселое общество молодежи. Танцевали любимый московский танец. Это очень милый грациозный танец. Начинает он входить в моду и у нас в Петербурге.

Среди москвичей еще свежи воспоминания, переходящие из уст в уста, о бывших лишь два месяца тому назад торжественных днях Священного Коронования Их императорских величеств 14 мая. Обыватели Москвы с особенным восторгом и радостью, преисполненные патриотических чувств, рассказывают и объясняют виденные ими моменты Коронационных Торжеств; объясняют проезды Их императорских величеств, церемониалы, роскошнейшее убранство зданий и улиц, а также невиданную богатую иллюминацию. Всe сохранится надолго в памяти московских обывателей.

Любимым местом москвичей-велосипедистов, как я уже упоминал несколько раньше, является Петровский парк, где, в особенности по вечерам, собирается несколько сотен спортсменок, катающихся по длинным аллеям и тропинкам чудного бесконечного парка.

Петровский парк граничит с одной стороны с Петербургским шоссе и бульваром, за которыми и начинается сейчас же громадное Ходынское поле. На Ходынском поле в эти дни происходили маневры войск. Здесь посмотреть маневры собиралось много любопытных зрителей. В маневрах участвовала и артиллерия. То и дело сыпались ружейные залпы и частые пушечные выстрелы.

Посмотрев маневры, я на велосипеде объехал Ходынское поле. Здесь еще сохранился роскошный царский павильон и места для публики, а также несколько других построек. Между прочим осмотрел злосчастный овраг — эту могилу массы людей, погибших во время народного праздника18. Громадный овраг расположен на расстоянии приблизительно полуверсты от Царского павильона; он довольно глубок, длиною около полуверсты; дно оврага неровное, с ямами, длинными бороздами, заросшее травой. Смотря на эту громаду — овраг, удивляешься, как это некоторые периодические издания говорили о том, что упомянутый овраг засыпан был зеленью, заложен досками и т. д. Уж слишком бы тут пошло много материалу. Здесь, у оврага, когда я стоял, держа под уздцы своего стального коня, ко мне подошла большая компания туристов, состоящая из кавалеров и дам. Я познакомился. Оказывается, что это группа туристов из Галичской Руси, в числе около тридцати человек, под руководством редактора «Беседы» Осипа Андреевича Мончаловского19, проездом из города Львова (Червонная Русь) на всероссийскую Нижегородскую выставку, осматривает Москву. Мы долго беседовали. Галичане приехали в очень большой компании. Вся компания разделилась на группы по 20–30 человек, и все эти группы в отдельности осматривают достопримечательности Москвы. Среди галичан есть представители всех сословий, есть между ними: духовенство, знаменитые поэты, художники, журналисты, дворяне, крестьяне и др. В Москву они прибыли 24‑го июля, а выезжают в Нижний 28-го; намерены посетить Петербург, Кронштадт и многие pyccкиe города, уже после выставки. С О. А. Мончаловским мы обменялись карточками.

В Москве ходят слухи о предстоящем праздновании 750-летия с основания Москвы, которое исполнилось в 1897 году.

Осмотрев основательно Москву, распростившись с знакомыми и товарищами по колесу, я собрался в путь из Белокаменной, чтобы ехать к намеченной цели — Нижнему Новгороду; путь предстоял мне через Московско-Нижегородское шоссе20, которое начинается близ Рогожской заставы. Проводить меня собралось много москвичей-велосипедистов. Расстояние между заставами Тверской (где я останавливался) и Рогожской довольно внушительное, и мне пришлось проехать несколько больших главных улиц Москвы.

От Тверской заставы выехал я 27-го июля; ехал всею Москвой: сначала по бульвару, затем по улицам: Тверской, Садовой, мимо Красных ворот, Сухаревой башни, к Рогожской заставе. В Москве после выпавшего ночью большого дождя была страшная грязь; в особенности близ Рогожской заставы. Здесь, близ самой заставы, встретил известного естествоиспытателя, поручика Копорского полка И. К. Щебловинского, с которым долго беседовал. Собиратель коллекций и редкостей, пользующийся известностью в ученом мире, г. Щебловинский имеет богатую библиотеку и большие коллекции естественно-исторические в гор. Смоленске. В Москву он прибыл с научною целью, а также думает посетить многие города.

Распростившись с г. Щебловинским, я двинулся вперед. Из Москвы от Рогожской заставы я выехал 27-го июля в 12 часов дня. Дорога здесь, за заставою, вследствие выпавшего дождя просто отвратительна. Страшнейшая грязь, так что расстояние с полверсты невозможно было ехать, а пришлось идти пешком. Местность за Рогожской заставой изобилует трактирами и различными питейными заведениями. У трактиров множество крестьянских подвод, а также много здесь попадалось встречных крестьян, направляющихся к городу с различными продуктами. Вообще местность очень оживленная. В час с четвертью был в селе Леонове21. Погода пасмурная. Накрапывавший вначале мелкий дождь прекратился. За Леоновым идет мелкий лесок, затем более крупный, хотя строевого мало. Деревня Шелово22 — приехал в 3 с четвертью часа по полудни. Здесь имеются две большие фабрики: 1) суконная г. Тюляева23 и 2) ковровая фабрика г. Брунова24

 
Vdcasino Mariobet Gorabet Nakitbahis Elexbet Trbet Betpas Restbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri hacklink Shell Download