Поиск

«Были прежних лет»

«Были прежних лет»

1-я улица Машиностроения. На первом плане дом № 14, за ним виден краешек моего 12-го. Застройка не сохранилась


Перекресток 1-й Дубровской улицы и 4-го Дубровского переулка. Начало 1930-х годов

Из записок московского старожила.

Отчий дом на Дубровке

Свой рассказ начну с дома, куда меня, только что родившегося, принесли в феврале уже далекого 1953 года. Отдельную квартиру в этом доме № 8/12 по 1-й Дубровской улице в конце 1920-х годов получил как депутат Моссовета мой дед Яков Егорович Егоров. Я уже не застал его в живых, но знаю, что именно ему семья была обязана роскошным по тем временам жильем с просторной ванной комнатой, лифтом и другими удобствами. До этого многочисленное семейство Якова Егоровича проживало по различным адресам, разбросанным в пределах Рогожской заставы.

Означенный дом являлся частью плановой застройки для работников местных предприятий, а также для семей военнослужащих. Аналогичные авангардные здания конструктивистского толка можно встретить и в других районах Москвы — на Пресне, Шаболовке, улице Усачева. При возведении нашего дома в 1927–1929 годах архитекторы учли ошибки первой версии корпусов подобного типа, когда из-за несовершенства планировки оказывалось затруднительным проветривание внутренних помещений. Окна же в просторной квартире деда глядели на две стороны — во двор и на проезжую часть, что усиливало естественный вентиляционный эффект.

Приехав в дореволюционную Москву со Псковщины, Яков Егорович решил обосноваться в Первопрестольной «всерьез и надолго». Наделенный природной силушкой, он устроился молотобойцем в кузницу вагоноремонтных мастерских Московско-Курской железной дороги. Женился на коренной москвичке Анастасии Георгиевне Рябичевой (моей бабушке). У них родились четверо детей: Николай, Валентина, Анна и Антонина — младшая, моя мама. Обладая не только рабочей смекалкой, но и другими достоинствами, дед был избран депутатом Моссовета. Позже, получив отдельную квартиру, Яков Егорович, вероятно, немало гордился и дорожил ею: ведь теперь он не только собственную семью обеспечил коммунальными удобствами, но и мог достойно принять у себя многочисленную родню из провинции. Отказа не было никому! Кров на Дубровке предоставлялся всем, а для жены и детей младшего репрессированного брата Владимира эта квартира сделалась на долгое время постоянным пристанищем. Мои кузины из Крыма, потомки Владимира Егоровича, до сих пор с благодарностью вспоминают благородный и по тем временам весьма рискованный поступок деда Якова.

В военное лихолетье, отправив родных в эвакуацию в Казахстан, глава семейства оставался в осажденной Москве. Благодаря этому по возвращении проблем с жилплощадью не возникло. Ведь порой оставшиеся без хозяев квартиры заселялись совершенно другими людьми. Из-за близости предприятий оборонного значения район часто бомбили, и дед вместе с оставшимися жильцами дежурил на крыше дома — тушил зажигательные бомбы. Оборудование вагоноремонтного завода имени В. Е. Войтовича, где трудился Яков Егорович, частично вывезли в Красноуфимск. На площадях завода в Москве в это время производили снаряды, детали к «Катюшам», бронепоезда, санитарные поезда.

Как рассказывала мама, однажды ее отец чуть не лишился рассудка, узнав, что в бомбоубежище, где обычно близкие пережидали авианалеты, попал фугас. Многие погибли. Дед узнал об этом на работе. Однако в тот день, по счастливой случайности, семья укрывалась от бомбежки в другом месте. После таких переживаний Яков Егорович решил ускорить эвакуацию родных в Казахстан. В Москве с ним оставалась средняя дочь Анна. Будучи выпускницей музыкального училища, она активно выступала в составе фронтовых бригад. А для временных переселенцев началась непростая жизнь в далекой азиатской республике — по съемным квартирам среди людей с непривычным жизненным укладом. Можно только догадываться, с какой радостью, когда наступил срок, семья вернулась в родные пенаты.

К середине 1950-х годов квартира на Дубровке по причине разрастания новообразованных молодых семей оказалась перенаселенной, и в результате сложного размена я с моими родителями стал обитателем коммуналки на 1-й улице Машиностроения. По сути, в коммуналку с соседями, превратилось и родовое гнездо. Пока там оставались жить мамины сестры, мы продолжали наведываться к ним в гости. Подобные визиты, как правило, совмещались с купанием в ванне, поскольку в нашем коммунальном «раю» таковая отсутствовала. Правда, отец мой — художник Илья Васильевич Куприянов (1924–2003) — предпочитал посещать Тюфелевские бани, что на семейных посиделках не мешало ему с неподдельным задором исполнять «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру» — воистину гимн В. В. Маяковского ванне. С особым чувством батя произносил следующие строки:

Придешь усталый,

вешаться хочется.

Ни щи не радуют,

ни чая клокотанье.

А чайкой поплещешься —

и мертвый расхохочется

от этого

плещущего щекотания.

Вскоре и меня приобщили к таинствам парилки (см. ниже), однако ощущение блаженства от пребывания в большой теплой купели с резиновыми зверушками и игрушечными корабликами преобладало над всеми прочими. С тех пор и запомнилось:

Как будто

пришел

к социализму в гости,

от удовольствия —

захватывает дых.

Брюки на крюк,

блузу на гвоздик,

мыло в руку

и…

бултых!

Социализм же «пожаловал ко мне в гости» лишь в апреле 1975 года, когда мы переехали в новостройку на Рязанском проспекте.

Двор моего детства являл собой ограниченное домами замкнутое пространство, посредине которого красовались останки фонтана. Некогда фонтан был действующим, и маленькая Тоня (моя мама), обучаясь езде на велосипеде, частенько въезжала в его высокий бортик. Припоминаю также эстраду-ракушку, где по праздникам выступали самодеятельные коллективы. Обитатели окрестных домов, чинно разместившись на лавочках, внимали артистам и таким образом «приобщались к культуре». От улицы двор отделяла ограда с воротами, украшенными вазонами для цветов; произрастали в вазонах, однако, не цветы, а самосевные сорняки.

Окна нашей квартиры соседствовали с пожарной лестницей. По прямому назначению она, слава Богу, ни разу не использовалась, а вот недобрую службу нам однажды сослужила. За неимением холодильника в зимнее время продукты вывешивали в авоськах за окно. В канун новогодних торжеств эта «потребительская корзина» была куда обильней, чем обычно. И вот в один из предновогодних дней мы обнаружили за окном вместо праздничного продуктового набора лишь обрезанные ручки авосек…

В соседнем подъезде на втором этаже находился детский сад, который ваш покорный слуга посещал. Запомнилась застекленная веранда, расположенная в угловой части здания над входом в магазин: здесь дети проводили «тихий час» в спальных мешках.

Функционировал в доме и кинотеатр «Маяк». Несмотря на малый размер помещения, просмотровых залов было два, и перед вечерними сеансами в фойе артисты филармонии исполняли под рояль популярные песни тех лет — в том числе и «Неудачное свидание». Помните?..

 
deneme bonusu veren siteler deneme bonusu deneme bonusu deneme bonusu veren siteler Devranlink Mariobet Gorabet Nakit bahis Elexbet Trbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri artemisbet truvabet Restbet Vdcasino Betpas hacklink Shell Download