Поиск

«Мрамор с кладбища уже забирают…»

«Мрамор с кладбища уже забирают…»

Надгробия на территории Алексеевского монастыря


Алексеевский монастырь на плане Москвы 1904 года книгоиздательства Левенштейна и Иодко

О ликвидации некрополя московского Ново-Алексеевского монастыря (1920-е годы).

Алексеевский монастырь был первой женской обителью Москвы и поэтому назывался «стародевичьим». Основанный около 1358 года, он находился вначале на Остоженке, на месте нынешнего Зачатьевского монастыря. В 1547 году его перенесли ближе к Кремлю, в Чертолье (территория современной Пречистенки). Спустя несколько веков, при императоре Николае I, в связи со строительством храма Христа Спасителя монастырь, получивший название Ново-Алексеевский, перевели в Красное село.

В 1840 году митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) благословил открыть там кладбище. С этого момента положение монастыря, испытывавшего материальные трудности, стало постепенно улучшаться. Некрополь сделался одним из самых благоустроенных и достойных мест упокоения в Москве. Благодаря многочисленным дорожкам для посетителей здесь имелся удобный доступ к любой могиле, чего не было на более ранних московских погостах.

Судя по сохранившимся фотографиям, на кладбище часто возводились склепы-часовни. В 1896 году краевед И. Ф. Токмаков отмечал, что монастырский некрополь «составляет до сей поры главный источник доходов, необходимых для поддержки многолюдной обители. Кладбище это ныне считается одним из лучших и образцовых во всей России». В 1960-х годах другой краевед, Н. И. Якушева, записала воспоминания старого москвича: «Монастырь существовал на заработок от вышивальной мастерской и мастерской, где стегали одеяла. Самый же большой доход был от продажи мест на монастырском кладбище. Места стоили дорого, под кладбище все прирезали место от сада обители».

Здесь устраивались семейные захоронения, в том числе купеческие — Алексеевых, Абрикосовых, Перловых, Оловянишниковых, Шустовых, Мамонтовых; покоились многие известные люди, в том числе издатель «Московских ведомостей» М. Н. Катков, архитектор А. С. Каминский, основатель Народного университета А. Л. Шанявский, писатель А. Ф. Вельтман, художник И. М. Прянишников, мемуарист Ф. Ф. Вигель.

Прежде чем рассказать о сносе некрополя, вспомним, что подобное случалось и в далеком прошлом. Так, в 1748 году по указу императрицы Елизаветы Петровны в Москве ликвидировали сразу несколько кладбищ. Павел I приказал уничтожить старообрядческое Преображенское кладбище, уцелевшее лишь благодаря гибели императора (1801).

Обратимся теперь к нашей теме. 7 декабря 1918 года вышел декрет Совета народных комиссаров «О кладбищах и похоронах», согласно которому отменялись разряды мест погребения и устанавливались одинаковые похороны для всех граждан. Церковная монополия на содержание кладбищ упразднялась, эта функция передавалась Моссовету.

В 1919 году в Москве случился настоящий «похоронный кризис». Текучка кадров, плохое снабжение, саботаж со стороны частных похоронных фирм совпали с резким скачком смертности — войны, революции, эпидемия тифа, голод… Морги и больницы оказались переполнены, родственники по несколько недель не могли оформить необходимые для погребения документы из-за новой системы регистрации смертей, крайне несовершенной. Для преодоления коллапса коммунальные службы порой прибегали к коллективным захоронениям. Сами кладбища подвергались разорению — там вырубались деревья, расхищались на топливо деревянные заборы, могильные ограды, кресты. Монастырские некрополи вдобавок ко всему продолжали восприниматься в качестве объектов, символизирующих «старый мир». Обители и окружающие их строения активно заселялись нуждавшимися в жилплощади людьми, кладбищенские территории предполагалось освободить под будущие дома культуры и парки. Примечателен следующий факт: во многих архитектурных проектах тех лет не обозначались места захоронения, поскольку, как считалось, прежнюю форму погребения должна была вскоре заменить кремация. Кроме того, мыслилось, что кладбища не могут соседствовать с жилыми и общественными зданиями по санитарным соображениям.

Постановлением Президиума Моссовета от 2 мая 1923 года были прекращены захоронения на девяти монастырских кладбищах, включая и Ново-Алексеевское. Их территории передали Моссовету для устройства садов и парков. В некоторых источниках указывается, будто погребения в Ново-Алексеевской обители прекратились в 1919 году, однако целый ряд документов (см. список литературы в конце) свидетельствует, что это не так. Чуть позже заместитель председателя исполкома Моссовета И. Е. Любимов обратился с письмом к заместителю заведующего московским коммунальным хозяйством И. Б. Цивцивадзе (точная датировка письма затруднительна; ясно лишь, что оно относится к первой половине 1920-х годов). Любимов сообщал: многие монастыри в черте Москвы переданы под жилища для рабочих, а монастырские кладбища пребывают в запустении, надгробия разоряются, склепы загрязняются, повсюду царит антисанитария; с наступлением тепла некрополи могут стать источником заразы. Далее предлагалось либо привести кладбища в надлежащий вид, либо полностью их ликвидировать.

В 1924 году некрополь Ново-Алексеевского подвергся обследованию, не выявившему в итоге сколько-нибудь серьезных беспорядков. На территории было зафиксировано наличие шести каменных корпусов, приспособленных под общежития, двух корпусов МОНО (Московского отдела народного образования), семи корпусов, занимаемых военным ведомством, трех храмов и часовни, используемой церковной общиной. Тогда же Москоммунхоз предложил создать на месте кладбища парк общего пользования. Вопрос предварительно согласовали с Главнаукой, представители которой попросили только обсудить с ними процесс утилизации памятников с целью сохранить наиболее ценные.

В 1925 году отдел благоустройства Москоммунхоза представил в Моссовет смету на разбивку парка на месте кладбища Ново-Алексеевского монастыря. Требовалось срыть могильные холмы, произвести подсыпку земли с трамбованием, проложить дорожки, высадить декоративный газон и деревья, устроить живую изгородь, соорудить трельяж (решетчатая конструкция для вьющихся растений), подвести водопровод для поливки газона… В смете отсутствовало упоминание об одном из важнейших этапов ликвидации кладбища — об утилизации могильных плит. Отдел благоустройства счел, что затраты на предстоящие работы слишком велики, и поэтому вопрос о ликвидации некрополя оставался некоторое время открытым.

Другой интересующий нас документ о судьбе кладбища найден в ЦГАМО. Это обращение от 21 ноября 1928 года, подписанное в числе прочих должностных лиц начальником московской милиции С. Б. Лобановым. На бумаге штамп — «Секретно», поверх него другой — «Рассекречено». Текст гласит: «При спланировке могил кладбища для превращения его в парк выдачу разрешений гражданам на перенос праха захороненных здесь их родственников производить не следует. Одновременное производство раскопок и переноса может вызвать в некотором роде паломничество. В отношении оставления на месте ценных и красивых памятников разных лиц, а также памятников революционным деятелям, административный отдел не возражает». Документ подтверждает имеющуюся в открытом доступе информацию, что массово захоронения с кладбища не переносились…

 
Vdcasino Mariobet Gorabet Nakitbahis Elexbet Trbet Betpas Restbet Klasbahis Canlı Bahis Siteleri Canlı Bahis Siteleri hacklink Shell Download