Поиск

Очерки истории Московского метрополитена

Очерки истории Московского метрополитена

Фреска на торцевой стене станции "Киевская"


Майоликовое панно в вестибюле станции «ВДНХ»

Архитектурно-художественный аспект.

«Парк культуры»

В архитектурной эпопее московского «Кольца Победы» военные главы чередуются с мирными, повествующими о возвращении после грозных событий к нормальной обыденной жизни. Такова станция «Парк культуры». Здесь нет ни битв, ни героев, ни атрибутов ратной доблести. Не было никогда и портретов Верховного главнокомандующего. Но есть множество изображений обычных людей, занятых не великими делами, а свободным времяпрепровождением, отдыхающих, приобщающихся к культурным ценностям. На сером мраморе в торце зала поблескивает бронзовый барельефный профиль Максима Горького. Ниже — надпись: «Центральный парк культуры и отдыха имени А. М. Горького». Именно так называлась станция при своем открытии 1 января 1950 года. Позднее на схемах метро закрепилось обиходное «Парк культуры».

Станцию проектировали известный архитектор ленинградской школы, к тому времени уже сталинский лауреат И. Е. Рожин, его коллега Е. М. Маркова и инженер А. Т. Пашин. Перронный зал, заложенный на глубине 40 метров, сооружен по самой распространенной тогда пилонной трехсводчатой схеме. Но его архитектурно-художественное решение вполне оригинально.

Элементы средневекового церковного и замкового зодчества — перспективные ниши пилонов, звездчатые своды с нервюрами и розетками, а также облицовка серым с зелеными и желтыми полосами и пятнами мрамором Лопотского месторождения наполняют интерьер каким-то отрешенно-созерцательным спокойствием. Холодноватой умиротворенностью дышат беломраморные рельефы в медальонах с золоченой окантовкой, украшающих пилонные ниши. Здесь и юноша, читающий девушке стихи, и народный танец под гармошку, и юные шахматисты, и спортсмены, и цветоводы… В барельефах нет экспрессии и страстности: позы классически выверены, лица благородны, чувства сдержанны, как у античных статуй. Всего медальонов 26, сюжетов — 12. Автор — скульптор И. Л. Рабинович.

К достопримечательностям станции следует отнести наборный пол из плит мансуровского, янцевского, кашиногорского и жежелевского гранитов и черного габбро с античными меандровыми орнаментами. Мраморная облицовка путевых стен выдержана в темных тонах, хотя в первоначальном проекте предусматривалась светлой. Да и в целом станция «Парк культуры», вопреки жизнерадостному названию, — самая строгая, даже мрачная на Кольцевой линии.

Просторный наземный вестибюль возведен на месте снесенного второго павильона радиальной станции «Парк культуры». К пространству под высоким кессонированным куполом, в парусах которого помещены барельефы работы скульптора Г. И. Мотовилова, изображающие фигуры в развевающихся одеждах, похожие на ангелов, примыкают с четырех сторон кассовый зал, два лестничных помещения пересадочного узла и застекленная «апсида» эскалаторного наклона. Крестообразная купольная композиция прямо восходит к византийским и древнерусским храмам. Колонны отделаны редким алтайским мрамором Пуштулинского месторождения. Зал освещают три огромные люстры.

Внешне павильон своей архитектурой перекликается с расположенным по другую сторону Крымской площади ансамблем Провиантских складов — замечательным памятником русского ампира первой трети XIX века. Фасады, облицованные венёвским известняком, строги и лаконичны, а вход оформлен лоджией с массивной аркадой. Над дверями выхода — рельефная вставка, выполненная все тем же Мотовиловым, по сторонам — арочные ниши с ложными арками над ними — характерные элементы позднего классицизма.

«Киевская»

В 1954 году в Советском Союзе отмечали 300-летие воссоединения Украины с Россией. Размах торжеств поражал. Главным «подарком» к празднику стала передача российского Крыма в состав Украинской ССР. Более скромным, зато и более долговечным памятником знаменательной годовщины оказалась новая станция метро «Киевская-кольцевая», открытая в составе третьей очереди Кольцевой линии 14 марта. Ее проектировали киевляне и москвичи — архитекторы Е. И. Катонин, В. К. Скугарев, Г. Е. Голубев, А. А. Марова, инженеры М. В. Головинова и А. Н. Пирожкова, что придало облику вполне типичной московской станции яркий национальный украинский колорит.

Расположенный на 40-метровой глубине подземный зал разделен на три нефа двумя рядами пилонов, опирающихся на облицованные белым прохорово-баландинским мрамором цоколи и плавно переходящих в своды. Проходные арки окантованы лепными жгутами с сочным рельефным орнаментом, напоминающими резные белокаменные украшения старинных храмов. Над пилонами в богатых фигурных рамах-«киотах», стилизованных под украинское барокко XVII–XVIII веков, переливаются многоцветием 18 больших мозаичных панно, набранных из смальты и декоративного камня. Это представленная в картинках каноническая советская версия истории взаимоотношений Украины и России на протяжении трех столетий.

Галерея начинается с панно, изображающего Переяславскую раду (1654). Мозаика напротив посвящена Полтавской баталии (1709). Сюжеты других воспевают вековое братство русского и украинского народов. Тут и Пушкин, слушающий бандуриста, и подпольщики, распространяющие ленинскую газету «Искра», и баррикады 1905 года, и Гражданская война на Украине, и возвращение западноукраинских земель в 1939 году, и освобождение Киева от гитлеровцев в 1943-м, и «расцвет республики в дружной семье советских народов».

Планировалось также изобразить Сталина на трибуне XIX съезда партии, но вождь успел к открытию станции умереть, и его дух решили лишний раз не тревожить. А скоро пришлось подправлять и некоторые уже созданные панно. Сталина убрали с мозаики «Провозглашение Лениным советской власти» и «Воссоединение украинских земель».

Исчез и большой беломраморный барельеф с профилями Ленина и Сталина на стене в торце зала — вместо него здесь ныне красуется мозаичный портрет одного Ленина с хитрым, прямо-таки гоголевским прищуром. Ниже — начертанная золотом по мрамору ленинская цитата о нерушимой дружбе украинского и русского народов. Выше по дуге свода воспроизведены начальные слова гимна Советского Союза. Впечатляющую мозаичную галерею «Киевской» создавала целая группа художников, среди них А. В. Мызин, К. К. Сороченко, А. Т. Иванов и даже П. Д. Корин.

Торжественные велеречивые аккорды «застывшей музыки», призванные восславить в лице Украины всю изобильную и могучую Советскую державу, пронизывают станцию от потолка с причудливыми бронзовыми люстрами до гранитного пола, от фигурных вентиляционных решеток в обрамлении лепных барочных рам на пилонах и платформенных стенах до стильных технических дверей.

«Краснопресненская»

Кольцевая линия создавалась как архитектурно-художественный образ великой державы, веками восходившей к своему могуществу и процветанию и достигшей их в советское время после победы над фашизмом. Патриотическая тема — главная в оформлении станций Кольца. Но нашлось здесь место и революционной героике. Именно последняя определяет облик «Краснопресненской». К тому обязывало местоположение и, соответственно, название станции. Московский фабрично-заводской район Пресня являлся центром вооруженного восстания в декабре 1905 года и оплотом большевиков в октябре 1917-го. Станция метро стала впечатляющим памятником этим событиям.

Она открылась для пассажиров 14 марта 1954 года. Авторы проекта ее подземного зала, расположенного на глубине 35,5 метра, — архитекторы B. C. Егерев, М. П. Константинов, Ф. А. Новиков, И. А. Покровский. Наземный павильон проектировал классик советского зодчества К. С. Алабян в содружестве с Т. А. Ильиной, В. И. Алешиной и Т. Д. Зебриковой. Инженер-конструктор станции — Б. М. Прикот.

«Краснопресненская» — это прекрасный мраморный саркофаг Революции, остывшей и окаменевшей. Революционный вулкан заснул, оставив после извержения глыбы холодного камня. Стихия новаторства, страсть к преобразованию всего и вся угасли под спудом традиции, взбаламученный хаос творчества покорился идее государственного порядка…

По сути, «Краснопресненская» являет собой все тот же образ державности. Революция присутствует здесь лишь формально — красным цветом мрамора салиэти, которым облицованы пилоны, и каарлахтинского гранита, покрывающего пол, а также сюжетами 14 лепных барельефов на сводах центрального нефа перронного зала. Восемь из них повествуют о событиях 1905 года, в том числе о восстании на броненосце «Потемкин» и о баррикадных боях на Пресне. Остальные посвящены октябрю 1917-го (залп «Авроры», штурм Зимнего дворца и так далее).

Произведения выполнены в добротной соцреалистической манере скульпторами Н. А. Щербаковым, Ю. П. Поммером, Ю. Г. Ушаковым, А. А. Федоровым и Г. Н. Колесниковым. В боковых нефах все рельефы одинаковы: серп и молот, восходящее солнце и даты — «1905–1917». Два ряда мощных красномраморных пилонов, увенчанных карнизами и украшенных торжественными гирляндами из белой коелги, обилие лепнины, бронзовые люстры придают «Краснопресненской» вид дворца, а отнюдь не хижины. Первоначально же она и вовсе напоминала храм: в торце центрального нефа в нише-«алтаре» между бронзовыми торшерами возвышались изваяния Ленина и Сталина. Скульптурную группу убрали задолго до сооружения в этом месте перехода на станцию «Баррикадная» (1972).

Классическая традиция доминирует и в архитектуре наземного вестибюля, спроектированного выдающимся зодчим Алабяном, тогда уже прославившимся строительством грандиозного здания Театра Красной армии. Круглый эскалаторный зал, облицованный белым прохорово-баландинским мрамором, с резным фризом и бронзовыми вертикальными вставками сегодня выглядит строгим и гармоничным, но словно незавершенным. И это действительно так: раньше из-под купола свисала огромная роскошная люстра, сейчас осталась лишь лепная розетка в вершине.

Павильон «Краснопресненской» — один из самых внушительных в московском метро. Монументальная ротонда, окруженная массивными колоннами и выкрашенная в красный цвет, высится в сквере напротив Зоопарка. Перед фасадом — бронзовая фигура пресненского рабочего-дружинника с гранатой в руке. Изваяние создал скульптор А. Е. Зеленский в 1955 году.

«Белорусская»

Советский большой стиль середины XX века зиждился на двух китах — мировой архитектурной классике и традиционном народном искусстве. На стыке этих двух начал зодчим удавалось подчас создавать интересные и необычные произведения. Такие, например, как станция метро «Белорусская-кольцевая». Она открылась 30 января 1952 года.

Работа авторов проекта была оценена высоко: архитекторы И. Г. Таранов, Н. А. Быкова и художник Г. И. Опрышко удостоились Сталинской премии. Вероятно, здесь сказались вкусы вождя — большого поклонника народного искусства, особенно стилизованного в советском духе. Кроме маститых архитекторов, чье творческое содружество сложилось еще на строительстве станции «Сокольники», «Белорусскую-кольцевую» проектировали также их коллеги Я. В. Татаржинская, А. А. Марова, З. Ф. Абрамова, Ю. А. Черепанов, инженеры Б. М. Прикот, А. И. Семенов и К. Сомуненко.

Подземный зал метродворца залегает на значительной глубине — 42,5 метра. Его пилонная трехсводчатая конструкция вполне обычна для подобных сооружений того периода. Особенности заключаются в отделке, проникнутой ярким национальным колоритом — правда, с отчетливым идеологическим уклоном. Два традиционно белорусских цвета — белый и красный — изначально определяли цветовую гамму перронного зала. Он словно облачен в праздничный народный костюм. Расширяющиеся по абрису сводов пилоны облицованы понизу белым прохорово-баландинским мрамором, а поверху украшены изящной лепниной. Выступающие из их толщи оригинальные, нигде более в метро не встречающиеся бра в виде фигурных мраморных кронштейнов, увенчанных стеклянными вазонами, льют яркий свет на сложно кессонированные своды, сплошь покрытые рельефным орнаментом.

Над центральным нефом по оси свода тянется вереница из 12 больших шестиугольных панно, выполненных в технике флорентийской мозаики по рисункам Г. И. Опрышко мастерами С. Волковым и И. Морозовым. В обрамлении национального орнамента изображены сцены счастливой жизни Советской Белоруссии. Здесь и колхозницы в праздничных нарядах, и солдаты, принимающие присягу у знамени, и рабочие-строители, и школьница, дарящая цветы учительнице…

На одной из мозаик можно разглядеть трех женщин, вышивающих на полотне орден Трудового Красного Знамени. Сейчас уже мало кто помнит, что некогда они вышивали портрет Сталина. Гораздо более заметная потеря — изначальный мозаичный пол станции с прихотливым бело-красным узором в стиле народной вышивки. За несколько десятилетий под ногами миллионов пассажиров мозаика стерлась, и ее заменили ковром из валаамского, мансуровского и крашнянского гранитов. Исконные рисунок и цвета пола пытались повторить, но не удалось.

Лишилась станция и самого громкого, хотя и несколько громоздкого акцента своей архитектуры: стоявшую в торце зала скульптурную композицию работы С. М. Орлова «Советская Белоруссия» (могучая женщина, опирающаяся на герб республики, по сторонам которого сидят мать с ребенком и рабочий) демонтировали в 1990-е при строительстве второго выхода станции, а в 2021-м перенесли на станцию «Белорусская-радиальная».

Зато другая композиция — «Белорусские партизаны», изваянная тем же автором в содружестве с И. М. Рабиновичем и И. Л. Слонимом, и сегодня украшает площадку перехода между станциями Кольцевой и Замоскворецкой линий. Она впечатляет своими эпическими, поистине библейскими образами и воспринимается как воинский мемориал, у ее подножия обычно лежат цветы. Пространства самого перехода оформлены все в том же национальном стиле. Народным белорусским красно-белым узором инкрустированы массивные каменные торшеры. В том же духе выполнена флорентийская мозаика в арках проходных проемов.

В отличие от большинства станций своего поколения, «Белорусская-кольцевая» сейчас имеет два входа-выхода. Изначальный соединен трехленточным эскалатором с наземным вестибюлем. Шестигранный зал под куполом и примыкающие к нему объемы размещаются во внушительном павильоне с арочным фасадом, облицованным венёвским известняком и украшенным поверху рельефным фризом работы С. М. Орлова, И. Л. Слонима и И. М. Рабиновича на тему светлого настоящего советского народа. В лоджии за арками — гранитная чаша неработающего фонтана. Барельеф, когда-то венчавший его, давно утрачен. В целом архитектура старого наземного вестибюля явно контрастирует с подземными пространствами — в ней почти нет национальных мотивов…

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis