sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis
Поиск

Где родился автор «Истории Российской»?

Где родился автор «Истории Российской»?

Захоронения Татищевых в некрополе Донского монастыря. 2008 год. Фотография автора


Саркофаг В. Н. Татищева на Рождественском погосте. Фотография М. В. Воробьева

О малой родине историка и государственного деятеля Василия Никитича Татищева (1686–1750).

Я задалась целью поиска места рождения В. Н. Татищева в начале 2000-х годов, когда готовила материал о Василии Никитиче для сборника «Дворяне — все родня друг другу» (М., 2006). В процессе работы обратилась к знакомым мне документальным источникам, но ни в одном не обнаружила упоминания малой родины историка. Неопределенно на этот вопрос отвечали авторы его биографий: Псков, около Пскова, под Псковом, «имение отца», Псковский уезд и даже Москва и Московская губерния… Не оказалось нужных сведений в трудах С. М. Соловьева1, В. О. Ключевского2, в энциклопедии дворянских родов В. И. Федорченко3, в исследованиях современных ученых, в первую очередь М. Н. Тихомирова и Б. А. Рыбакова.

Вряд ли мы знали бы и точную дату рождения Василия Никитича, не сделай он сам запись на учебнике французской грамматики: «1720 году, октября в 21-й день, в Кунгуре по сей грамматике начал учиться по-французски артиллерии капитан Василий Никитин сын Татищев, от рождения своего 34 лет 6 месяцев и двух дней»4. Выполнив нехитрый расчет, получаем 19 апреля 1686 года.

Скрупулезное изучение «Общего гербовника дворянских родов Российской империи» также ничего не дало. Тогда я обратилась в Государственный архив Псковской области (ГАПО), но обнаруженные там документы касались других Татищевых, к Василию Никитичу отношения не имеющих. Я связывалась с сотрудниками Псковского государственного университета, краеведами, побывала в 2008 году на организованных Уральским землячеством совместно с Российской государственной библиотекой чтениях «В. Н. Татищев — ученый-энциклопедист доломоносовского периода отечественной науки, зодчий ее важных направлений и дисциплин»…

Рабочей версией было: «сельцо Боредки». Топоним фигурирует в сборнике «Михайловская пушкиниана» (вып. 38. М., 2015), где без ссылок на источник указывалось, что сельцо Боредки Бережанской волости Островского уезда являлось местом рождения В. Н. Татищева (в главе «Татищево»). Поиск в РГАДА, а точнее, в его Межевом архиве, поставил версию под сомнение. Просмотрев два дела по Островскому уезду, я нашла ряд населенных пунктов, принадлежавших Александре Афанасьевне Татищевой, но ни единого упоминания сельца Боредки отыскать не удалось. Из фонда Татищева выписала все справочно-библиографические издания, в которых могли содержаться интересующие меня сведения. Не названо сельцо Боредки и в монографии В. С. Кусова «Московское государство ХVI — начала ХVIII века. Сводный каталог русских географических чертежей» (М., 2007).

В ноябре 2016 года я договорилась с руководством естественно-географического факультета Псковского государственного университета о проведении на базе факультета VII Псковских региональных краеведческих чтений. Готовилась выступить на них с докладом о трудах В. Н. Татищева по географии России5. Теплилась надежда найти в тематических работах ученого название его малой родины, поскольку и в «Истории Российской» Василий Никитич постоянно ссылается на Псковскую губернию. Однако вторичный поиск в документах РГАДА и ГАПО не дал явного результата.

Уже после конференции я побывала в Библиотеке РАН. Выписанные в РГАДА названия книг в каталоге отсутствовали. Выяснилось, что нужные мне издания сгорели при пожаре библиотеки в 1988 году. Поделилась возникшей проблемой с сотрудницей читального зала, и та посоветовала обратиться в отдел картографии. Там я обнаружила «Атлас Российской империи…» (1835), карту Псковского наместничества 1745 года и изданные в 1885 году «Списки населенных мест Российской империи» (Т. XXXIV. Псковская губерния). К сколько-нибудь серьезным подвижкам в моем расследовании это не привело.

Тогда же я собирала материал в очередной номер альманаха «Псковский летописец», для которого заведующая Новоржевским краеведческим музеем М. Пахоменкова прислала материал «Новые дворянские фамилии на карте Новоржевского уезда»6. В самом начале ее статьи я наткнулась на новую для меня информацию: «Ярким представителем плеяды петровских государственных деятелей станет сын владельца сельца Барсуки Островского уезда (ныне Новоржевский р-н) Василий Никитич Татищев».

Я уточнила у Марины Михайловны источники и таким образом вышла на книгу В. А. Аракчеева «Средневековый Псков. Власть, общество, повседневная жизнь в ХV–ХVII веках» (Псков, 2004), где прочитала: «В конце ХVII века в уездах Псковского края появились представители столичной знати, получавшие поместья и вотчины своих дальних родственников. Так, в 1684 г. “за Чигиринские службы”, т. е. за участие в войне с Турцией 1678–1679 гг., получил вотчину из части своих поместных земель отец первого русского историка Никита Татищев. В Жалованной грамоте, выданной от имени царей Ивана и Петра, перечислены села и деревни, составившие вотчину Татищева: “Во Пскове в Выборском уезде в Крекшинской губе сельцо, что была пустошь Копытово, а ныне зовут Барсуково. <…> А на ту вотчину ему Миките Татищеву жалованная вотчинная грамота дана…” Вотчину Татищева составили сельцо с помещичьим двором и 7 деревень — всего 140 четвертей земли»7.

Хотя ни сельцо Боредки, ни Островский уезд в грамоте не значатся, знакомство с книгой оказалось полезно — в числе прочего тем, что автор дает ссылку на фонд № 878 Российского государственного исторического архива (РГИА). Я отправила туда заявку и, дабы не терять время в ожидании назначенной даты посещения, вновь отправилась в Библиотеку РАН. С новыми данными в руках еще раз просмотрела XXXIV том «Списка населенных мест Российской империи» и на странице 260 под № 8082 в разделе «Уезд Островский» прочитала: «Барсуки, сельцо, при колодце, в 48 верстах от уездного города. 1 двор, 19 — муж. п[ола], 9 — жен. п[пола]». От уездного города, то есть от Острова, 48 верст — далековато. Так что и не скажешь, что родился «под Псковом» или «под Островом».

Барсуки найдены, но откуда тогда взялись Боредки? В июне 2018 года я обратилась с этим вопросом к сотрудникам псковской Историко-краеведческой библиотеки имени И. И. Василёва. Неожиданно они предложили мне ознакомиться с повестью Г. З. Блюмина «Юность Татищева»…

 
mecidiyeköy escort