Поиск

Московская Атлантида

Московская Атлантида

О.Е. Гамаюнова. Место гибели Рогдая. Картон, масло. 2018 год


Сквер на Полковой улице. В Марьиной роще находилось верховье Неглинной. На пересечении Третьего Стрелецкого переулка со сквером на Полковой улице угадывается русло бывшего ручья, который мог быть одним из ее истоков

Краеведческие прогулки по Марьиной Роще и ее окрестностям.

«Разбойничья заводиловка, мошенническое гнездо, <…> притон воров и жулья! Тут тебе и голову оторвут, и фальшивых денег наделают. <…> Паспорт понадобится — <…> выдадут без замедления. Казенную печать подделать надо — и это можно. Все можно, только заплати. Человека отравить требуется — есть и на это мастера. А насчет воровства что и толковать! Шубу у тебя украдут, тебе же продадут, и ты не будешь знать, что это твоя шуба. <…> Одно слово, настоящий разбойничий вертеп»1 — так охарактеризовал сто лет назад Марьину рощу один из москвичей. «Клевета, — возразят нынешние жители района, представляющие его прошлое по идиллическим панно С. В. Горяева, украшающим станцию метро “Марьина Роща”, — все было совсем иначе: бескрайние леса, поля, дворцы и храмы, смотрящиеся в светлую гладь озер…» Кто же прав? Не будем торопиться с ответом. Вначале обратимся к происхождению названия.
* * *
Первым попытался объяснить топоним «Марьина роща» В. А. Жуковский, написавший в 1809 году одноименную повесть. Речь здесь идет о любви и разлуке юной крестьянки Марии и певца Услада, ее несчастливом замужестве и гибели от руки ревнивого супруга. Время действия — Х век, точнее, романтический образ эпохи, имеющий мало общего с историческими реалиями. Хижина Марии, гласит повесть, «построена была на самом том месте, где быстрый ручей сливался с прозрачной Москвою». Этот ручей, который, «журча и сверкая, бежал по золотому песку», превратился, как пишет В. А. Жуковский в примечании, в «мутную Неглинную». Жилище Услада находилось на противоположном берегу Москвы‑реки. «Уединенный терем грозного Рогдая», мужа и убийцы Марии, Василий Андреевич поместил «на крутизне горы <…> там, где ныне видим зубчатые стены Кремля». Это лучше всего представить, стоя на Большом Каменном мосту, откуда видно устье заточенной в коллектор Неглинной. Сейчас на месте, где была хижина Марии, мчатся потоки машин. Спустившись с моста, пересечем проезжую часть по регулируемым переходам и войдем в Александровский сад. Перед нами — довольно крутой склон Боровицкого холма, на котором возвышался терем Рогдая. Отдохнем и вспомним основные события повести. Во время отсутствия Услада 15‑летняя Мария вышла замуж за сурового и богатого воина Рогдая, обещавшего ей блестящее будущее в стольном граде Киеве, но сохранила в душе привязанность к другу юности. Однажды, гуляя в окрестностях терема, Мария увидела в реке увядший букет, подаренный ею Усладу перед разлукой. Решив, что любимый погиб, Мария падает без чувств, и тут появляется Рогдай. Придя в себя и не замечая склонившегося над ней мужа, она говорит о своей любви к Усладу. Взбешенный Рогдай уносит жену в терем. С тех пор их никто не видел. Через год возвращается Услад. Ночью он в отчаянии бродит по заброшенному терему Рогдая и вдруг встречает призрак Марии, который приводит его через глухой лес к хижине отшельника Аркадия. Старец рассказывает, как однажды, собирая коренья на берегу Яузы, он увидел «плавающую в крови» молодую женщину, которую успел благословить перед смертью. Это была Мария. Потрясенный Услад оставляет мирскую жизнь, селится на берегу Яузы близ могилы возлюбленной и строит в память о ней часовню. Где же закончила земной путь Мария? Жуковский хочет точно указать место трагической развязки: «И хижина отшельника Аркадия, и скромная часовня Богоматери, и камень, покрывавший некогда могилу Марии, — все исчезло; одно наименование Марьиной рощи сохранено для нас верным преданием. Проезжая по Троицкой дороге, взойдите на Мытищинский водовод — вправе представится глазам вашим синеющий лес; там, где прозрачная река Яуза одним изгибом своим прикасается к роще, <…> там некогда погибла несчастная Мария»2. Как раз эта точность и вызывает недоумение. Во‑первых, долина Яузы близ Ростокинского акведука — не Марьина роща. Во‑вторых, что за синеющий — то есть далекий — лес у изгиба Яузы открылся автору с акведука? Леоновская роща, окраина Лосиного острова, или лес, окружавший деревню Марьино, которая, правда, стояла на берегу не Яузы, а ее притока Копытовки? Почему в представлении Василия Андреевича образ долины Яузы в окрестностях Ростокинского акведука соединился с Марьиной рощей? В мае 1803 года 20‑летний В. А. Жуковский гостил у Н. М. Карамзина на даче в Свиблове (Свирлове)3, и, вероятно, они вместе осматривали окрестные достопримечательности, в том числе Ростокинский акведук. Повторить их путь несложно. От усадьбы Свиблово выходим на 1‑й Ботанический проезд, далее, миновав проезд Серебрякова, продолжаем путь под мостом МЦК и вдоль улицы Вильгельма Пика до светофора, пересекаем улицу и оказываемся в парке усадьбы Леоново. В 1803 году усадьбой владел ученый и меценат Павел Григорьевич Демидов (1739–1821), которого могли навестить Карамзин и Жуковский по дороге к акведуку. Перейдя Яузу по пешеходному мостику у пруда, проследуем вниз по течению реки — вначале по улице, а затем, вернувшись на противоположный берег реки по следующему пешеходному мостику, — по парковой зоне. Миновав проспект Мира под мостом, увидим акведук4. Весь путь займет час‑полтора. О чем же рассказывал будущий автор «Истории государства Российского» начинающему литератору? Думается, об истории окрестностей и героях русской летописей, в том числе и о Рогдае. Воин с таким именем, служивший князю Владимиру в Х веке, упоминается в Никоновской летописи, на которую ссылается Карамзин. Таким образом, это имя Жуковский (равно как и Пушкин, сделавший Рогдая одним из героев поэмы «Руслан и Людмила»), мог слышать, скорее всего, от Карамзина. Правда, по свидетельству летописи, Рогдай погиб в бою, а в повести Жуковского утонул в Яузе. Не исключено, что выбор места действия повести косвенно связан с пребыванием Жуковского в Свиблове: хижина Марии и терем Рогдая стояли недалеко от будущей Водовзводной башни. Ее древнее наименование — Свиблова (Свирлова) — напоминает о боярине XIV века Федоре Свибло, прозвище которого дало название принадлежавшей ему усадьбе. Повесть вышла в свет через шесть лет, и в сознании поэта поведанные Карамзиным предания о Марьиной роще могли соединиться с пейзажем у Ростокинского акведука, а легенды об убитой Марии — с Рогдаем из летописи. Вернемся к «синеющему» вдали лесу. Вероятнее всего, это был лес, окружавший деревню Марьино. Возможно, именно на него и указывал Карамзин, повествуя о Марьиной роще, но Жуковскому больше запомнился пейзаж в непосредственной близости от акведука. Кроме того, деревня Марьино находилась не так уж далеко от Ростокинского акведука и в начале XIX века могла быть с него видна. Чтобы в этом убедиться, продолжим нашу прогулку. Перейдя Яузу по пешеходному мосту у акведука, проследуем по Ярославской улице до церкви Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском (1680). Некогда здесь находился Путевой дворец царя Алексея Михайловича, руины которого описал Карамзин в 1803 году5. Он мог посетить заброшенный дворец вместе с Жуковским, который, вспоминая шесть лет спустя свои впечатления, нарисовал образ опустевшего терема грозного Рогдая. Перейдя проспект Мира по подземному переходу у южного вестибюля станции метро «ВДНХ», повернем налево и направимся к Звездному бульвару, проложенному над засыпанным руслом речки Копытовки. В конце бульвара свернем налево на Калибровскую улицу. Перед нами — бывшая деревня Марьино, о которой напоминало прежнее название улицы — Марьина Деревня. Путь займет около часа. Деревня Марьино (Марьина) известна с XVI века. В первой половине XIX столетия она была популярным дачным местом благодаря близости Останкина, но вскоре утратила свое обаяние. В 1851 году находившуюся к югу от нее Марьину рощу, любимое место прогулок москвичей, перерезала Николаевская (ныне — Ленинградская) железная дорога. В начале ХХ века деревню окружила ветка, соединявшая Николаевскую и Виндавскую (ныне Рижскую) железные дороги. (По трассе этой ветки сейчас пролегает дугообразная улица Годовикова,  называвшаяся до 1965 года Малой Марьинской.) В результате деревня превратилась в остров, где свист паровозных гудков и грохот колес заглушил пение птиц…

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis