Поиск

В России и в эмиграции

В России и в эмиграции

Бывший дом Леонтия Ивановича Каштанова на Малой Ордынке, 35


Комитет по сооружению Свято-Сергиевского подворья в Париже. Сидят слева направо: Л. Н. Липеровский, архимандрит Иоанн, митрополит Евлогий (Георгиевский), князь Б. А. Васильчиков, П. А. Вахрушев, князь Г. Н. Трубецкой, Г. Г. Кульман. Стоят слева направо: Т. А. Аметистов, И. В. Никаноров, Н. Т. Каштанов, М. М. Осоргин, Н. И. Шидловский, А. К. Бутенев, Е. П. Ковалевский. Около 1925 года. Из книги: Свято-Сергиевское подворье в Париже. СПб.; Париж, 1999. С. 150

О московском предпринимателе, общественном деятеле, благотворителе Николае Тимофеевиче Каштанове (1874–1950).

Трагедии отечественной истории ХХ века прямо затронули семью, к которой я имею честь принадлежать. Нас развеяло от рвов Бутовского полигона в Москве до русских крестов на кладбище Батиньоль в Париже, где в одной из могил покоится Николай Тимофеевич Каштанов. До недавнего времени это имя было известно лишь узкому кругу специалистов, изучающих социально‑экономическую историю России рубежа XIX–XX веков. После 1917 года Н. Т. Каштанов — крупный московский предприниматель — оказался во Франции, а на родине его ждало забвение. Сегодня происходит долгожданное возвращение: в начале 2021 года  Общественный издательский центр «Краеведение» выпустил книгу «В России и в эмиграции. Воспоминания Николая Тимофеевича Каштанова (1874–1950), предпринимателя и общественного деятеля». Книга включает в себя мемуары Н. Т. Каштанова, написанные в 1942 году в оккупированном Париже (рукопись под названием «О суконном фабриканте Николае Тимофеевиче Каштанове и его торгово‑промышленной, финансовой и общественной деятельности как в России, так и за границей, в эмиграции» хранится в Бахметевском архиве русской и восточно-европейской истории и культуры Колумбийского университета), а также биографический очерк об авторе и редакционное предисловие. Текст воспоминаний снабжен обширным комментарием и указателями. Дальнейшее повествование основано на этом издании; список других источников прилагается в конце статьи.
* * *
В воспоминаниях суконного фабриканта Н. Т. Каштанова отображена жизнь целого поколения русских предпринимателей, обеспечивших стремительный промышленный подъем страны на рубеже XIX–XX веков и ставших свидетелями и участниками революционных потрясений. Личность и судьба Николая Тимофеевича во многом типичны для этого поколения. Он чувствовал и ценил свою глубинную укорененность в русской почве, в предках — крестьянах, некогда старообрядцах, происходивших из старинного села Хатунь неподалеку от Серпухова. Его дед, Иван Васильевич, в начале XIX столетия владел вместе с братом Яковом небольшим суконным заведением, унаследованным от отца. Вскоре И. В. Каштанов переселился в село Подмоклое (ныне — Подмоклово) на Оке напротив Серпухова и начал производить сукно здесь, даже завел паровую машину. Свою фабричку он передал следующему поколению Каштановых. Один из его сыновей, Леонтий, отправился в Москву вести торговую часть семейного предприятия. Дела шли успешно, Леонтия причислили к московскому купечеству. Особняк и лавка Л. И. Каштанова до сих пор сохранились на Малой Ордынке (дом 35) близ храма Великомученицы Екатерины, старостой которого Леонтий Иванович долгое время являлся. Старший сын И. В. Каштанова Тимофей остался вместе с братом Василием на фабрике в Подмоклом. После отмены крепостного права хозяйственное развитие России резко ускорилось. Дело Каштановых шло в ногу со временем, постепенно расширялось. Увеличивалась и семья. 5 марта 1874 года в Подмоклом у Тимофея Ивановича Каштанова родился сын Николай. Крестили младенца в местной церкви Рождества Пресвятой Богородицы, где старостой был его отец. Эта возведенная в петровскую эпоху церковь‑ротонда и сегодня представляет собой один из самых известных архитектурных памятников серпуховской земли. Со старинным подмосковным Серпуховом прочно связана судьба предпринимателей Каштановых. В 1876 году они приобретают на Нижней Казенной (ныне — Пролетарская) улице полусгоревшую суконную фабрику купца Лыжина и начинают постепенно расширять ее территорию, строить новые 4–5‑этажные корпуса, устанавливать современное оборудование, увеличивать выпуск продукции. В 1886 году учреждается Торговый дом братьев Тимофея, Леонтия и Василия‑старшего Каштановых. Фирма считалась солидной, уважаемой. Ее глава Тимофей Иванович Каштанов, избранный гласным Серпуховской думы, много делал для города, удостоился звания потомственного почетного гражданина.
* * *
Воспоминания Николая Тимофеевича о детстве переносят нас в мир купеческого семейства — во многом патриархального, но в чем‑то уже затронутого новыми веяниями. Авторитет отца непререкаем, в доме царит дисциплина, трудовая мораль. Любящая мать Мариамна Прокофьевна (урожденная Дроздова) смягчает строгость воспитания, прививает детям религиозное чувство, учит молитвам, возит по святым местам. В доме есть не только преданная няня Васильевна, но и образованная гувернантка — бывшая институтка. Отец любит играть на итальянской гармони и на рояле. В семье ценилось образование. Один из сыновей, Иван, окончил 1‑ю московскую гимназию, а затем Московский университет. Николай и Василий поступили в одно из лучших средних учебных заведений Москвы — реальное училище И. И. Фидлера. Сестры окончили Елизаветинский институт — тоже в Первопрестольной. В свободное время молодежь собиралась у дяди, Леонтия Ивановича, в его доме на Малой Ордынке. Завзятый театрал, он посещал с ними детские утренники. На каникулы обычно уезжали в Серпухов или в имение Мосолово недалеко от города Алексина Тульской губернии. С детства Николай бывал на фабрике, его интересовали машины и механизмы. Образование он продолжил в Императорском Московском техническом училище (ныне — Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана). Но в купеческих семьях, даже просвещенных, судьбы детей решали родители. Николай не проучился и нескольких месяцев, как отец вызвал его в Серпухов, намереваясь после отбытия сыном воинской повинности передать ему фабрику в управление, а самому уйти на покой. Недавний студент служил вольноопределяющимся в Сумском драгунском полку, вышел из него унтер‑офицером, впоследствии после воинских сборов сдал экзамен на первый офицерский чин прапорщика.
* * *
Н. Т. Каштанов принял фабрику в 1895 году. Тогда на ней работали 250 человек, выпуск готового сукна составлял 2,6–2,7 тысячи кусков, шерстяной пряжи — 300–400 пудов в год. За 10 лет (1895–1905) число рабочих увеличилось до тысячи, производство — до 25 тысяч с лишком кусков сукна и 1,5 тысячи пудов шерсти. Недорогие каштановские сукна — крестьянское одежное, картузное, серое ученическое, отмеченные «павлином» — гербом Серпухова, пользовались устойчивым спросом. Производилось и мундирное армейское сукно из мериносовой шерсти. Продукция фабрики не раз отмечалась наградами всероссийских выставок. Цветное дамское сукно драдедам постепенно завоевало популярность и хорошо продавалось в Москве на Кузнецком Мосту, выдерживая конкуренцию с лучшими иностранными образцами. Помимо сукна, фабрика выпускала еще драп. Все это явилось результатом модернизации, предпринятой Николаем Тимофеевичем. Он следил за техническими новинками, ездил за границу — перенимать зарубежный опыт, закупать оборудование. Новшества приходили и в дом фабриканта. Первым в Серпухове Каштанов завел у себя автомобиль (кстати, и первый в городе двухколесный велосипед принадлежал ему же — был подарен отцом при получении аттестата зрелости). Серпуховский торговый дом «Каштановы братья» упомянут в справочнике «Список фабрик и заводов России 1910 г.». Контора располагалась в Москве на Варварке в доме Купеческого общества. В 1915 году торговый дом был преобразован в Товарищество на паях Суконной мануфактуры братьев Каштановых в г. Серпухове. Годовой оборот фабрики составлял 21–23 миллиона рублей, выпуск сукна — 35 тысяч кусков. Успеху способствовала ответственная социальная политика хозяев, осознававшаяся ими еще и как богоугодное дело. При фабрике построили церковь, школу, больницу с приемным и родильным отделениями. Жилье рабочим в капитальных казармах предоставлялось бесплатно: семейным — в отдельных комнатах, холостым — в просторных палатах. С рабочими удалось наладить доверительные отношения, заслужить их уважение. У Каштановых не бастовали даже в 1905 году, когда все предприятия Серпухова замерли; рабочие даже дали отпор пытавшимся остановить их фабрику «братьям по классу» с соседней мануфактуры Коншиных…

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis