sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis
Поиск

Конец зимней сказки

Конец зимней сказки

Петровка, 26. На этом месте находился каток Императорского московского яхт-клуба. Фотография автора


Фрагмент «Плана столичного города Москвы» 1797 года. Показаны три пруда – сохранившийся до наших дней большой Патриарший и два малых

Из истории катка на Патриарших прудах.

До начала XVII века территория нынешней Малой Бронной улицы и прилегающих к ней переулков была заболочена и называлась Козьим болотом, поскольку неподалеку разводили коз, шерсть которых поставляли к царскому двору. Отголоски этого дошли до нашего времени: по названию болота имя получили существующие сейчас Большой и Малый Козихинские переулки. В начале XVII столетия здесь обосновался патриарх Гермоген и образовалась Патриаршая слобода. В 1637 году был возведен храм, известный как церковь Спиридона Тримифунтского на Козьем болоте, простоявший без малого 300 лет. В начале 1930‑х годов храм снесли, а в 1934‑м на его месте, на углу улицы Спиридоновка и Спиридоньевского переулка, построили дом треста «Теплобетон». В 1683 году по указу патриарха Иоакима Козье болото окончательно осушили, вырыв на осушенном участке три пруда (о них напоминает название Трехпрудного переулка), где разводили рыбу для патриаршего стола. Но с упразднением патриаршества пруды забросили, отчего местность снова заболотилась. После московского пожара 1812 года было принято решение засыпать два пруда, оставив лишь самый большой. Его почистили, огородили, а рядом разбили небольшой сквер, в XIX — начале XX века именовавшийся «Бульваром Патриаршего пруда». Трудно представить, что в дальнейшей истории сквера близ Садового кольца важнейшую роль сыграет основанное в 1862 году в Праге молодежное спортивное Сокольское движение, организаторы которого стремились воспитать здоровое как физически, так и морально молодое поколение. Однако это так. Расскажем обо всем по порядку. Популярность сокольства стремительно росла, подобные общества появлялись и в других странах Европы. 4 мая 1883 года основывается Русское гимнастическое общество «Сокол». Возглавивший его вскоре В. А. Гиляровский вспоминал: «В Москве существовала школа гимнастики и фехтования. <…> Из маленькой школы вышло дело. О. И. Селецкий, служивший в конторе пароходства братьев Каменских, собрал нас, посетителей школы, и предложил нам подписать выработанный им устав Русского гимнастического общества. <…> Устав разрешили. Кроме небольшой кучки нас, гимнастов и фехтовальщиков, набрали и мертвых душ, и в списке первых учредителей общества появились члены из разных знакомых Селецкого, в том числе его хозяева братья Каменские и другие разные московские купцы, в том числе еще молодые тогда дети Тимофея Саввича Морозова, Савва и Сергей, записанные только для того, чтобы они помогли деньгами на организацию дела. Обратился Селецкий к ним с просьбой дать заимообразно обществу тысячу рублей на оборудование зала. О разговоре с Саввой нам Селецкий так передавал:

— Сидим с Саввой в директорском кабинете в отцовском кресле. Посмотрел в напечатанном списке членов свою фамилию и говорит: “Очень, очень‑с хорошо‑с… очень‑с рад‑с… успеха желаю‑с…” Я ему о тысяче рублей заимообразно… Как кипятком его ошпарил! Он откинулся назад к спинке кресла, поднял обе руки против головы ладонями наружу, как на иконах молящихся святых изображают, закатив вверх свои калмыцкие глаза, и елейно зашептал:
— Не могу‑с! И не говорите‑с об этом‑с. Все, что хотите, но я принципиально дал себе слово не давать взаймы денег. Принципиально‑с. Встал и протянул мне руку. Так молча и расстались. Выхожу из кабинета в коридор, встречаю Сергея Тимофеевича, рассказываю сцену с братом. Он покачал головой и говорит:
— Сейчас я не могу… А вы заходите завтра в эти часы ко мне. Впрочем, нет, пойдемте. Завел меня в другой кабинет, попросил подождать и тотчас же вернулся и подает увесистый конверт.
— Здесь тысяча… Желаю успеха. <…>
В числе членов‑учредителей был и Антон Чехов, плативший взнос, но не занимавшийся»1. Программу Русское гимнастическое общество наметило себе широкую: планировалось популяризировать не только сокольскую гимнастику (цикл индивидуальных и коллективных физических упражнений, культивируемый движением), но и другие виды спорта. Среди учредителей РГО «Сокол» были известный конькобежец того времени Александр Иванович Постников, а также увлекавшийся бегом на коньках виноторговец Николай Николаевич Шустов. Благодаря их влиянию Гимнастическое общество с первых месяцев своей деятельности уделяло большое внимание конькобежному спорту и фигурному катанию. 22 сентября 1884 года на общем собрании членов «Сокола» А. И. Постников предложил арендовать под каток пруд во владении братьев Фоминых в Богословском (ныне — Петровский) переулке. (Пруда этого нет уже более века; на его месте — жилая застройка за зданием Музея современного искусства.) Однако хозяева запросили слишком высокую цену, и от идеи пришлось отказаться. Спустя полтора года вопрос об устройстве катка опять возник, но на сей раз не нашли пруда, удовлетворяющего всем необходимым требованиям. В конце 1880‑х годов приобрел популярность каток Императорского яхт‑клуба, считавшийся лучшим в городе. Он располагался также на Петровке (теперь на этом месте — теннисные корты спортивного клуба «Динамо»). В 1889 году на нем провели первый чемпионат России по конькобежному спорту. Столь крупный успех конкурентов заставил членов «Сокола» вернуться к мысли о создании собственного катка. С октября 1898‑го по 1900 год совет РГО «Сокол» занимался поисками подходящего пруда. Но все пруды в центре города или были заняты, или по разным причинам непригодны для катания на коньках. Оставалось лишь следить за объявлениями о сдаче городских прудов в аренду. И вот летом 1903 года до совета дошло известие, что арендатору Патриаршего пруда мещанину Сергею Васильеву в продлении контракта отказано и что уже состоялись торги. Совет срочно подал заявление в городскую управу, внеся при содействии Н. Н. Шустова 1,5 тысячи рублей залога. Результатом переговоров стала сдача Патриаршего пруда РГО «Сокол» на шесть лет. В октябре 1903 года началось устройство катка. Существовавший тут прежде хотя и значился в путеводителях как место, пригодное «для езды на коньках зимой»2, ничем особенным не прославился: спортсмены тренировались и выступали на Петровке, а здешний лед служил исключительно для увеселения публики. Сначала думали воспользоваться постройками Васильева, но оказалось, что это тесные и ветхие сарайчики. Все пришлось возводить заново. Встал вопрос о финансировании нового предприятия. Цифра, полученная после подсчета расходов, оказалась весьма значительной: на все работы — 8 тысяч рублей. Такой суммой Гимнастическое общество не располагало и было вынуждено распределить между своими членами 5‑процентный заем. Проект павильона и музыкальной эстрады заказали молодому архитектору, действительному члену РГО Александру Николаевичу Соколову. Выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества, он спустя несколько лет построил на Девичьем поле физико‑химический корпус и анатомический театр для Высших женских курсов, а в 1911–1912 годах руководил строительством Университета имени А. Л. Шанявского на Миусской площади. Павильон на Патриарших прудах длиной 23,5 и шириной 8,5 метра был возведен «в изящном современном стиле из распиленных пополам пятивершковых бревен на свайном основании»3. К павильону примыкала терраса с широкой лестницей, ведущей на лед. Эстрада располагалась сбоку на стороне пруда, обращенной к Спиридоновке. Позади находилась теплая комната для обогрева музыкантов. Подобными удобствами ранее не мог похвастаться ни один из московских катков. Много хлопот доставило освещение. После целого ряда расчетов и опытов остановились на внешнем освещении из семи керосинокалильных фонарей товарищества «Свет», а на самом павильоне и внутри него повесили пять ламп системы «Вашингтон». Кроме того, члены совета занимались такими вопросами, как подготовка льда, меблировка павильона, украшение катка флагами и гирляндами, поиск оркестра и арендатора буфета, наем служащих, выработка правил поведения для публики. Поскольку новый каток еще не успел завоевать симпатии москвичей, цену за вход установили невысокую, сравнимую с ценой дешевых театральных мест: разовый билет на катание без музыки стоил 20 копеек, за музыку требовалось доплатить еще столько же. Существовали и сезонные абонементы: для взрослых их стоимость составляла 8 рублей, для учащихся — 6, для детей — 4 (с 1905 года разовую плату в будни повысили до 25 копеек, а также возложили на посетителей благотворительный сбор с сезонных билетов в размере 60 копеек)…

 
mecidiyeköy escort