sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis
Поиск
  • 21.06.2021
  • Былое
  • Автор Лариса Михайловна Нефедова

«Я староста церкви…»

«Я староста церкви…»

Похороны Владимира Ивановича Сытина. Процессия у церкви Рождества Пресвятой Богородицы на Малой Дмитровке. Декабрь 1915 года. Музей-квартира И. Д. Сытина. ГМО ОФ. 15886


Конторский дом Сытина на Тверской. Из альбома: Товарищество печатания, издательства и книжной торговли И. Д. Сытина (М., 1907)

О храмопопечительской деятельности издателя Ивана Дмитриевича Сытина (1851–1934).

Иван Дмитриевич Сытин — крупнейший в дореволюционной России книгоиздатель — остался в памяти потомков как истовый труженик на ниве народного просвещения. Сытинские книги, альбомы, календари, учебники и поныне находятся в библиотеках, музеях, собираются книголюбами. Интерес к его имени и наследию не ослабевает. О нем пишут статьи, монографии, ему посвящают выставки, а в квартире, где он прожил последние годы (Тверская, 12), открыт музей.

Наиболее значительным источником биографических сведений об И. Д. Сытине служат его собственные воспоминания, свидетельства современников и семейный архив издателя, хранящийся в музее. Думается, настало время к уже известным и достаточно хорошо изученным фактам добавить новые, позволяющие взглянуть на нашего героя с иной стороны — как на человека глубоко воцерковленного.

* * *

Родился Иван в небольшом селе Гнездниково Солигаличского уезда Костромской губернии. Был он первенцем у Дмитрия Герасимовича и Ольги Александровны Сытиных (позже в семье родилось еще трое детей). Отец, происходивший из экономических крестьян, служил волостным писарем. Крестили Ивана «в церкви Свв. Бориса и Глеба в Солигаличе»1.

При волостном правлении действовала сельская школа. Иван, по его собственному признанию, «вышел из школы ленивым и получил отвращение к науке и книге — так опротивела за три года зубрежка наизусть всех уроков». Тем не менее мальчик значился в числе лучших по арифметике и, обладая исключительной памятью, «знал от слова до слова весь Псалтирь и Часовник»2.

В 12 лет он отправился на заработки, чтобы помочь семье, «нуждавшейся в самом необходимом»3. Трудовую жизнь начал на Нижегородской ярмарке, где, не по годам рослый, смышленый и старательный, продавал вразнос меховые изделия. Дела шли успешно, и в 1866 году Иван прибыл в Москву с рекомендательным письмом к купцу П. Н. Шарапову, державшему у Ильинских ворот торговлю мехами и книгами.

Иван Дмитриевич хорошо запомнил свой приезд в Первопрестольную: «Торжественно гудели колокола ко всенощной (был канун Воздвижения, последняя всенощная с красным звоном). <…> На другой день рано утром, в день Воздвижения Честного Креста, пошли мы к Ильинским воротам. Здесь прежде всего зашли в часовню к преподобному Сергию. Я молил его о покровительстве. Лавка Шарапова была против часовни»4. По счастливой случайности у купца не оказалось места в меховой лавке, и Иван поступил на службу в книжную.

* * *

Патриархальный купец-старообрядец Петр Николаевич Шарапов, известный в то время издатель лубочных картин, песенников и сонников, стал первым настоящим учителем, а потом и покровителем исполнительного, не гнушавшегося никакой черной работой подростка. Упорство, настойчивость, трудолюбие, стремление к знаниям нравились престарелому хозяину, и через год Иван уже допускался в «древнюю молельню Шарапова — счищать пыль и чистить серебряные и золотые части риз и лампад, которых были десятки».

Слушал он и назидания купца: «Видишь, какая перед тобой благодать Господня! Это вот — образ Царицы Небесной, написан евангелистом Лукой. Это вот Иоанн Богослов, писан Андреем Рублевым. Все, что он иконописал, меняли рублем, поэтому и именовали его Рублевым. Вот, сударь ты мой, в свободные часы читал бы для души хорошие книги. <…> Я тебе дам Иоанна Златоуста — это великий святитель, столп Церкви Божией, имя которого ты носишь, он великий мыслитель, борец за правду, сильный духом, читая его, укрепляешься силою, крепостию, твердостию на подвиг чистый и смелый. Это истинный воин Господа. А вот другой, Ефрем Сирин, учит терпению, милосердию, добродетели, труду. А вот третий, Петр Могила, учит, как избежать греха и в чем грех. Он даст тебе очертания всех грехопадений. Вразумляйся и избегай их. Если Богу будет угодно, он сподобит тебя черпать от этих святителей силу для жизни — счастье тебя не минует»5. Хозяин разрешил заниматься чтением до десяти часов вечера при сальной свече, следя за тем, чтобы «не окапать редкие древние книги, которые стоили больших денег»6.

В праздники Иван ходил с Шараповым к утренней службе в кремлевские соборы — Успенский, Благовещенский, Архангельский, Двенадцати Апостолов, в храмы Чудовского и Вознесенского монастырей. Сытина это «ужасно захватило». «В Успенском соборе мы составили небольшой кружок усердных посетителей утрени в течение не менее трех дней в неделю. В этом кружке был и Ф. Н. Плевако (знаменитый адвокат. — Л.Н.), который увлекал нас чарующей беседой перед утреней в сборной избе. Не забуду его вдохновенных речей»7. Московское купечество тех лет любило Успенский собор еще и потому, что там служил лучший в Москве протодиакон, обладатель густого и звучного баса8.

Письма, которые Иван получал из дома, неизменно содержали родительское благословение. Перед принятием важных решений отец наставлял сына: «Главное — помолись Богу, чтобы Он вложил мысль прямую, истинную, а не суетную и ложную, так как участь наша во власти Царя Небесного, и Св. царь и пророк говорит: “Возверзи на Господа печаль твою — и той тя пропитает”; также: “Аще не Господь созиждет дом твой, всуе трудится зиждущий”»9.

* * *

Любознательный и общительный юноша постепенно сделался доверенным лицом П. Н. Шарапова — продавал книжки и картинки, подбирал немудреную литературу для многочисленных офеней (бродячих торговцев). Хозяин поручал Ивану вести торговлю на Нижегородской ярмарке, сопровождать обозы с лубочными изданиями, отправлявшиеся в разные города России и на Украину.

1876 год стал переломным: женившись на Евдокии Ивановне Соколовой, дочери московского купца-кондитера, и получив в приданое 4 тысячи рублей, И. Д. Сытин занял у П. Н. Шарапова еще 3 тысячи, купил литографическую машину и открыл литографскую мастерскую, давшую начало всему огромному сытинскому делу.

Вскоре у молодого предпринимателя появилась возможность расширить производство и приобрести дом на Пятницкой улице, а затем выстроить на Валовой улице рядом с типографией особняк для быстро растущей семьи (всего у четы родилось 10 детей). По месту жительства Сытины стали прихожанами церкви Воскресения Словущего в Монетчиках.

Эта церковь известна с 1672 года. Была она сначала деревянной. Позже, когда рядом выросла слобода мастеров Денежного (Монетного) двора, к названию стали прибавлять «в Монетчиках». Каменное здание возвели в 1750 году, в конце XVIII века построили отдельно стоявшую трехъярусную колокольню в стиле барокко. В 1818-м на средства действительного статского советника А. Д. Иванова соорудили новую трапезную, в которую перенесли придел Тихвинской иконы Божией Матери. Здесь же появился второй придел — во имя мученика Андрея Стратилата, небесного покровителя храмоздателя. В 1934 году церковь закрыли, а затем снесли10.

Иван Дмитриевич служил старостой Воскресенской церкви в 1889‑м и в 1896–1906 годах11. Там крестили его детей Евдокию (1890), Петра (1893), Дмитрия (1895), Ольгу (1897) и Анну (1897)12.

Московские купцы, к коим в 1890 году был причислен И. Д. Сытин (по второй гильдии)13, охотно становились церковными старостами — не из личных житейских расчетов, а из усердия к благоустроению своего храма. С 1890 года готовящиеся занять эту должность давали присягу: «Я, нижеименованный, обещаюсь пред Святым Евангелием и животворящим Крестом Господним исполнять обязанности старосты церкви по инструкции, мне данной, ревностно, честно, со страхом Божиим, во благо Святой Церкви и для спасения моей души, памятуя, что в сем должен буду дать ответ пред законом и Господом Богом на страшном суде Его. В уверение же сего моего обещания целую слова и крест Спасителя моего. Аминь»14.

Староста ведал в числе прочего сбором денег «в церковный кошелек и кружку», приемом всякого рода вкладов и приношений, продажей свечей, закупкой по распоряжению причта всего необходимого для церкви, приходо-расходными книгами, поддержанием в исправности и поновлением церковной утвари, работой сторожей и других служителей, отвечал за соблюдение порядка во время богослужений и крестных ходов15. Он являлся и одним из главных храмопопечителей. Так, Иван Дмитриевич пожертвовал средства на создание иконостасов в приделах Воскресенской церкви и на приобретение и реставрацию икон16.

Обычно лица за отличия на этом поприще награждались. Старосты — выходцы из крестьянского сословия могли получать нагрудные и нашейные медали для ношения на станиславской или даже аннинской лентах17. Трудно сказать, имел ли такие награды Иван Дмитриевич, но точно известно, что в 1897 году ему «в воздаяние полезной деятельности и особых трудов» пожаловали орден Святого Станислава III степени18

 
mecidiyeköy escort