sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis
Поиск

«Все, что он делает, действительно делается хорошо»

«Все, что он делает, действительно делается хорошо»

В. В. фон Мекк (слева) и А. В. Щусев. Фотография 1908–1912 годов


В. В. фон Мекк (слева вверху) среди представителей Российского общества Красного Креста. 1905 год

Художник, коллекционер, меценат Владимир Владимирович фон Мекк (1877–1932).

Владимир Владимирович фон Мекк происходил из широко известной династии железнодорожных магнатов, являясь представителем уже третьего ее поколения. Он был единственным сыном богатых родителей. Бабушка, Надежда Филаретовна, души не чаявшая во внуке, писала о нем П. И. Чайковскому: «У этого ребенка я нахожу один только порок, и то не личный, а привитый воспитанием, — это привычка к роскоши. Он не выносит белья не самого тонкого, он не может одевать других чулок, [кроме] как шелковые, чистота для него требуется самая щепетильная, так что даже в вагоне ему меняется белье каждый день, и вид неопрятности возбуждает в нем крайнее отвращение»1. Однако это не испортило деликатного характера мальчика, а окружавшая его с ранних лет роскошная обстановка привила вкус к изысканным вещам и, возможно, способствовала появлению склонности к художественному творчеству.

Владимир рано потерял родителей: вначале обожаемую мать Елизавету Михайловну (1861–1892), а через год отца Владимира Карловича (1852–1893). Вскоре умерла Надежда Филаретовна, поручившая опеку над внуком его дяде Николаю Карловичу. В 1891 году тот отдал юношу в московский Императорский лицей памяти цесаревича Николая (Катковский лицей). Аттестат зрелости Владимир получил в мае 1897‑го, после чего продолжил обучение на университетских курсах при лицее (отделение правоведения)2. Спустя несколько месяцев ему за достигнутые успехи присвоили звание старшего воспитанника3. Церемония состоялась в присутствии почетного попечителя лицея великого князя Сергея Александровича, после чего директор обратился к удостоенным этого звания со следующими словами: «Поздравляю вас, друзья мои, с высшим отличием в лицее <…> старайтесь быть полезными нашему лицею, развивая в ваших младших товарищах чувства чести и добра»4.

Во время учебы (1897–1902) проявились художественные способности Владимира. Нарисованный им портрет императора Николая II повесили в читальне. Далее фон Мекка призвали в армию, где он прошел 11-месячную подготовку и был произведен в прапорщики запаса.

Получив степень кандидата права, Владимир помогал дяде Николаю Карловичу в юридических вопросах деятельности Общества Московско-Казанской железной дороги. Однако деловая карьера не слишком привлекала молодого человека. Гораздо заманчивей оказалась сфера искусства. Он брал уроки рисования у В. А. Серова и М. А. Врубеля, собирал картины русских художников — В. М. Васнецова, И. И. Левитана, К. А. Коровина, Н. К. Рериха, К. А. Сомова и других. В его московской квартире на Новинском бульваре в доме Князевой, кроме картинной галереи, находились богатые собрания японских гравюр, лубков, старинной бронзы, гобеленов, екатерининской и ампирной мебели.

В начале 1900-х годов В. В. фон Мекк, унаследовавший немалое состояние, организовал собственное модное ателье, некоторое время пользовавшееся большой популярностью у представительниц прекрасного пола. Родственник фон Мекков Г. А. Римский-Корсаков вспоминал: «Когда в 1904 году мы переехали в Москву, я узнал, что Воличка (так называли Владимира в семье. — М.Г.) открыл “Ателье мод”. Считалось шикарным шить себе платье по рисунку фон Мекка. <…> Воличка совсем неожиданно стал подлинным художником. Мастерская дала ему возможность продемонстрировать его громадный вкус»5.

Владимир Владимирович старался привлечь к делу лучших живописцев. Например, в 1902 году несколько акварельных эскизов дамских нарядов исполнил по его заказу К. А. Сомов. Но, по свидетельству кузины нашего героя Галины Николаевны фон Мекк, ателье не стало «прибыльным предприятием»6: платья в нем изготавливались слишком изысканными для повседневной носки.

В 1902 году В. В. фон Мекк примкнул к «Миру искусства», взявшись за организацию выставки объединения в Москве и вслед за С. И. Мамонтовым и княгиней М. К. Тенишевой начав финансировать одноименное издание, выпускаемое С. П. Дягилевым. Поддерживал он и другие начинания Сергея Павловича — к примеру, входил в комитет и участвовал в субсидировании Русского отдела Осеннего салона 1906 года в Париже (эта экспозиция явилась предвестием знаменитых «Русских сезонов»), в России способствовал устроению выставок «36 художников» и «Союза русских художников», а также произведений из собрания С. И. Щукина.

Художники нового направления стремились сделать живопись более доступной для восприятия массовым сознанием. Для них было важно «вживить» картины в окружающий интерьер, сочетать их с разными видами декоративно-прикладного искусства. В. В. фон Мекк увлекся этими идеями и в 1902–1903 годах вместе с князем Сергеем Александровичем Щербатовым организовал в Петербурге постоянно действующий салон «Современное искусство». Руководителем одноименного объединения, куда входили и видные мирискусники — А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, А. Я. Головин, К. А. Коровин и другие, — стал И. Э. Грабарь (отчего все предприятие иронически окрестили «грабариадой»). Салон мыслился как «нечто вроде постоянной выставки картин, мебели, целых архитектурных интерьеров и прикладного искусства». По существу, это была одна из первых дизайнерских экспозиций в России. «Инициаторы <…> хотели выбиться из проторенной дорожки и прежде всего войти в непосредственные сношения с потребителем, создав вместе с тем не случайное, зависящее от капризов художника, но постоянное и практическое дело»7.

В. В. фон Мекк в проекте выступал не только как меценат. К выставке, открывшейся 26 января 1903 года, он совместно с князем С. А. Щербатовым оформил одно из помещений и создал роскошные дамские платья. Сергей Александрович отмечал: «Особенно запомнился вечерний туалет из черного и дымчатого шелкового муслина; красиво перемешанные материи были усыпаны местами, как снежинками, мелкими бриллиантами, у корсажа — большая бриллиантовая роза»8. О произведениях фон Мекка сочувственно отзывался С. П. Дягилев; позднее его таланты как модельера оценил известный французский художник Морис Дени, побывавший в Москве в 1909 году: «Изысканный мсье фон Мекк <…> рисует дамские костюмы, кружева и меха, человек из галантного мира»9.

В рамках проекта «Современное искусство» в 1903 году было организовано пять выставок — работ ювелира Рене Лалика, художников К. А. Сомова и Н. К. Рериха, старинных японских гравюр и рисунков, а также акварелей и картин, приуроченных к 200-летию Петербурга. Под редакцией И. Э. Грабаря вышли два богато иллюстрированных каталога, посвященных К. А. Сомову и Н. К. Рериху. Средства на это вновь выделили С. А. Щербатов и В. В. фон Мекк. Кроме того, при поддержке Владимира Владимировича увидела свет книга об И. И. Левитане.

Вскоре, однако, салон «Современное искусство» прекратил существование. Позднее Грабарь признал: «К сожалению, <…> мы создали предприятие недостаточно жизнеспособное, и прежде всего далекое от принципа хотя бы частичной самоокупаемости»10.

Особое значение в жизни В. В. фон Мекка имело знакомство с М. А. Врубелем. Он преклонялся перед творчеством художника и считал себя его учеником. Для Врубеля же дружба с меценатом явилась, помимо прочего, значительной поддержкой в трудную пору.

«В зиму 1901/1902 года я особенно близко сошелся с Врубелем, — вспоминал Владимир Владимирович. — С ранней осени мысль о Демоне все сильнее овладевала им. На обрывках писем, на полях газет, на клочках бумаги стал появляться Демон»11. В. В. фон Мекк и его дядя Николай Карлович приобрели многие врубелевские полотна, в том числе «Демона поверженного» (на тот момент отвергнутого Третьяковской галереей), что дало больному художнику необходимые средства. Владимир Владимирович оказался причастен и к процессу создания этой картины, работа над которой шла трудно и мучительно. «Демон поверженный» переделывался несколько раз, пейзаж казался автору неудачным. «Не так, не там должна была свершаться вселенская трагедия. <…> Помогите и поскорее достаньте где-нибудь фотографии гор, лучше Кавказских. Я не засну, пока не получу их», — умолял Врубель. Фон Мекк потом рассказывал: «Уже почти ночью я достал у знакомого фотографии Эльбруса и Казбека и послал. В эту ночь за фигурой Демона выросли жемчужные вершины, овеянные вечным холодом смерти». «Вчера ночью, — извещал друга художник, — я был совершенно в отчаянии от моей работы. Она мне показалась совершенно и вконец неудачной. Но сегодня я дал генеральное сражение всему неудачному и несчастному в картине и, кажется, одержал победу»12.

В 1907–1908 годах В. В. фон Мекк, испытывая финансовые трудности, вынужден был распродавать принадлежавшие ему произведения искусства. Так из его собрания в Третьяковскую галерею поступили многие шедевры — «К ночи» и «Демон поверженный» М. А. Врубеля, «Красные паруса. Поход Владимира на Корсунь» Н. К. Рериха, «Последние лучи солнца» и «Лунная ночь» И. И. Левитана, «Аленушка» В. М. Васнецова, «Летом» К. А. Коровина, «В деревне. Баба с лошадью» В. А. Серова, «Остров любви» К. А. Сомова13. В Музей императора Александра III в Петербурге (впоследствии — Русский музей) из собрания мецената попали полотна В. И. Сурикова «Взятие снежного городка», А. Е. Архипова «Радоница (Перед обеднею)», А. М. Васнецова «Сибирь», И. И. Левитана «Золотая осень. Слободка», М. А. Врубеля «Венеция». Ряд картин, принадлежавших фон Мекку, достались коллекционерам — И. С. Остроухову, С. С. и А. П. Боткиным, М. П. Рябушинскому (в советский период эти произведения пополнили экспозиции ведущих музеев страны). В 1919 году оставшаяся часть собрания В. В. фон Мекка была национализирована и передана в Государственный музейный фонд…

 
mecidiyeköy escort