restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Гельцеры

Гельцеры

А. Ф. Гельцер. Эскиз декорации. Картон, графитный карандаш, акварель, белила, бронзовая краска. 1899 год


А. Ф. Гельцер. Эскиз занавеса Малого театра. Гуашь, бумага на картоне. Конец XIX — начало ХХ века. Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина

Московская балетная династия.

Родоначальником династии являлся немец Фридрих Хельцер, который приехал в Москву в 1830-х годах и начал преподавать бальные танцы. Со временем он обрусел, стал зваться Федором Гельцером, женился. Все его дети, за исключением дочери Софьи, служили искусству. Старший сын Федор танцевал на петербургской балетной сцене. Дочь Вера сделала успешную, но недолгую карьеру драматической актрисы, прерванную замужеством (1866).

Особое место в истории московского театра принадлежит Анатолию Федоровичу Гельцеру (1852–1918) — театральному художнику-новатору. В 1873 году он окончил Строгановское училище и поступил в Императорский Большой театр помощником декоратора Карла Вальца. К тому времени в балете утвердилась традиция «великолепных» спектаклей с полетами, фейерверками, эффектными появлениями и исчезновениями персонажей. Все это низводило постановку до уровня цирковой феерии. Декорации, будь то дворец раджи или владетельной принцессы, мало чем отличались друг от друга.

Анатолию Федоровичу хотелось избавиться от подобных штампов. Стремясь к реализму в оформлении постановок, он предпринял несколько поездок по Европе и России, чтобы изучить памятники истории, различные национальные архитектурные традиции. Приобретенные знания Гельцер использовал при создании спектаклей Малого театра, где он с 1888 года служил художником. «Гамлет», «Макбет», «Виндзорские кумушки» В. Шекспира, «Рюи Блаз» В. Гюго, «Орлеанская дева» Ф. Шиллера, «Борис Годунов» А. С. Пушкина — вот далеко не полный перечень. Над постановкой пьес «Гроза» и «Воевода» Анатолий Федорович работал непосредственно под руководством автора — А. Н. Островского.

Не оставлял мастер и Большого театра. Его декорации к операм «Демон» А. Г. Рубинштейна, «Жизнь за царя» М. И. Глинки, «Дубровский» Э. Ф. Направника очаровывали и зрителей, и артистов. Сохранилось письмо известного баритона Б. Б. Корсова, содержащее слова искренней благодарности Гельцеру за его труды: «Великое Вам спасибо от лица всех, кому дорого русское искусство, за чудеснейшие декорации, которыми пришлось восхищаться вчера. Вы нас перенесли в Париж, в Grand Opera, и когда мы захотим блеснуть перед иностранными знатоками театрального дела, мы непременно им скажем: “Ступайте посмотреть ″Орлеанскую деву″ в Большом театре”».

Выполненное Гельцером оформление балета Чайковского «Спящая красавица», поставленного на сцене Большого театра под руководством М. Петипа (1899), вошло в историю театрального искусства. Настоящим шедевром стала «Панорама» второй картины второго акта. Благодаря использованию электрического освещения создавался эффект просвечивающей декорации, что позволяло передавать различные состояния природы.

В своем деле Анатолий Федорович считался безусловным авторитетом. Но время шло, менялись вкусы и запросы публики. Новый директор императорских театров В. А. Теляковский привлекал к сотрудничеству молодых художников — К. А. Коровина, А. Я. Головина, А. Н. Бенуа, Л. С. Бакста. В конце концов Гельцер оставил место многолетней службы. Когда две его дочери поступили в малоярославецкий Свято-Никольский монастырь, он уехал из Москвы и поселился близ обители в деревне Товарково Калужской губернии, где и умер.

В Москве во второй половине XIX века блистал на балетной сцене брат Анатолия Федровича Василий Федорович Гельцер (1841–1908), характерный танцовщик. По окончании Московского императорского театрального училища (1856) юноша поступил в кордебалет Большого театра. С 1863 года — солист. Долгое время он не мог проявить своих выдающихся мимических способностей, пока ему не дали роль Иванушки-дурачка в балете Ц. Пуни «Конек-Горбунок» (1866).

Постановку француза А. Сен-Леона справедливо ругали за отсутствие художественного вкуса и хорошей хореографии. Но Иванушка-дурачок Василия Гельцера приводил публику в восторг. «Аффектированные страсти, гротесковые приемы, весь арсенал нарочито театральных средств создания балетного мимического образа он заменил простотой и искренностью игры, сближавшей его с мастерами московской драмы. Это было новое слово в балете, сказанное, пожалуй, раньше времени. <…> Движение становилось не просто броским знаком чувства, а наполнялось этим чувством изнутри, так сказать, изнутри окрашивалось им», — писала историк балета В. М. Красовская.

Партия Иванушки стала одной из самых лучших в творчестве В. Ф. Гельцера, он танцевал ее более 300 раз. Такой же знаковой явилась для артиста и роль архидьякона Клода Фролло в балете Ц. Пуни «Эсмеральда» (либретто Ж. Перро по мотивам романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»). Трагическое обличье, лаконичные, предельно выразительные жесты, медлительная походка — все великолепно работало на образ мрачного злодея. «Когда я танцевала Эсмеральду и в последнем действии подходил ко мне Клод-Гельцер, брал меня за руку и только смотрел на меня, мне становилось страшно, хотя я и знала, что это уважаемый и любимый мною Василий Федорович», — вспоминала балерина Большого театра конца XIX — начала XX века Аделина Джури.

Умение В. Ф. Гельцера воплощать живые, потрясающие по силе воздействия образы высоко ценили балетмейстеры и ставили многие партии специально для него. Артист являлся пред публикой то добродушным Санчо Пансой («Дон Кихот»), то зловещим Великим брамином («Баядерка»), то рассеянным Коппелиусом («Коппелия»), а то и перезрелой кокеткой Марцелиной («Тщетная предосторожность»). Список его ролей, сыгранных на протяжении 50 лет в театре, огромен. Блистательное исполнение Василием Федоровичем мимических партий в операх «Песнь торжествующей любви» А. Ю. Симона (Немой малаец) и «Наль и Дамаянти» А. С. Аренского (Индийский факир) стало главным украшением этих премьер.

Однако, несмотря на постоянную занятость в текущем репертуаре, В. Ф. Гельцер ощущал некую творческую неудовлетворенность. Это подвигло его попробовать свои силы на литературном поприще. Вместе с В. П. Бегичевым он работал над либретто балета П. И. Чайковского «Лебединое озеро» (1876), в 1889 году, не оставляя сцены, начал преподавать на Драматических курсах при Малом театре, где его учениками были А. А. Остужев, Е. Д. Турчанинова, Ю. М. Юрьев. Последний вспоминал: «Я занимался пластикой, повторяя приемы, воспринятые мною на курсах от такого замечательного преподавателя, каким был знаменитый В. Ф. Гельцер». «Преподаватель он был исключительный, — вторит Юрьеву оперный певец В. П. Шкафер, — и его танцевальный класс всегда был переполнен; он увлекательно показывал всевозможные па, и надо было видеть, как мы все старались хорошо повторить показанное». Одновременно Василий Федорович передавал секреты актерского мастерства воспитанникам Московского балетного училища, а с 1898 по 1902 год возглавлял его. В 1906 году он покинул Большой театр, успев заложить основы реалистической традиции московской балетной школы.

Служению искусству посвятили себя две дочери В. Ф. Гельцера: Любовь Васильевна (1878–1955) стала актрисой Московского художественного театра, а Екатерина Васильевна (1876–1962) — примой Большого.

Когда маленькая Катя Гельцер, пленившись красотой танца, захотела пойти учиться балету, Василий Федорович, не понаслышке знавший, насколько тяжел хлеб танцовщика, сначала воспротивился. Дочь сумела настоять на своем и поступила в Московскую балетную школу, но вскоре скучные упражнения у палки охладили ее пыл. Разочаровал и первый сценический опыт — юной артистке пришлось выступить статистом в роли Пажа («Лоэнгрин» Р. Вагнера). Посетовав на это отцу, она услышала строгий ответ: «Сначала научись ходить и держаться на сцене. В свое время начнешь танцевать». И хотя Катя продолжала старательно выполнять упражнения, ее сердцем завладела драма.

Она часто посещала Малый театр, восхищаясь игрой М. Н. Ермоловой. Чуть позднее приехавшая в Россию с гастролями Э. Дузе сделалась настоящим кумиром девушки, решившей по окончании школы стать драматической актрисой. Однако в старших классах педагог Х. Мендес сумел привить Кате любовь к классическому танцу. Труднейший процесс овладения техническими приемами — вращениями, прыжками и так далее — увлек темпераментную ученицу. Обучение она завершила с отличием…