restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск
  • 16.03.2021
  • Былое
  • Автор Денис Петрович Дроздов

Большая Полянка, 52

Большая Полянка, 52

Усадьба Безсонова — Рукавишниковой. Фотография О.П. Ануриной


Большая Полянка, 52. Вид со стороны Большой Полянки. Фотография 1990-х годов

О старинной усадьбе — одном из московских адресов Сергея Александровича Есенина (1895–1925).

До конца XVII столетия эту часть Замоскворечья занимало всполье — незастроенная территория у Серпуховских ворот Земляного города. Согласно архивным источникам, в начале следующего века расположенное здесь владение принадлежало князю Афанасию Васильевичу Барятинскому, стольнику и воеводе, участнику Русско-турецкой войны (1686–1700). Следующим собственником стал в 1722 году полковник драгунского Киевского полка Артемий Григорьевич Загряжский, сражавшийся во всех военных кампаниях России с 1696 по 1739 год. Выйдя в отставку (1753) в звании генерал-аншефа, он жил на Большой Полянке с женой, двумя сыновьями и тремя дочерьми.

В 1760 году наследники продали владение лейб-гвардии капитану князю Николаю Сергеевичу Голицыну. В 1762-м оно досталось брату Николая Сергеевича — полковнику Алексею Сергеевичу Голицыну, далее (1765) — вдове полковника княгине Анне Ивановне, у которой спустя 11 лет было выкуплено майоршей Татьяной Александровной Быковой. В 1793 году усадьбу и соседний участок, находившийся западнее (сегодня на этом месте — сквер позади бывшего здания Учительского института), приобрел статский советник Михаил Федорович Безсонов.

Сведения о планировке усадьбы до начала XIX века отсутствуют. Накануне нашествия Наполеона на красной линии Большой Полянки располагался деревянный главный дом с портиком. Справа и слева от него торцами к улице стояли флигели: северный — деревянный и южный — каменный. Последний уцелел в пожаре 1812 года и с изменениями дожил до наших дней. Прочие здания сгорели и больше не восстанавливались. Таким образом, 200 лет назад на территории огромной усадьбы оставался лишь один дом.

После смерти Михаила Федоровича (1827) в течение 25 лет усадьба сменила четырех собственников. В 1830-х годах при штабс-капитане лейб-гвардии Измайловского полка Николае Никитиче Названове флигель нарастили с западной стороны и примерно в это же время пристроили к нему полукруглый в плане одноэтажный каменный корпус. С 1839 по 1844 год владение принадлежало Доминике Стефановне Асланович, супруге генерал-майора и георгиевского кавалера Андрея Варфоломеевича Аслановича.

Позже хозяином стал потомственный почетный гражданин, купец первой гильдии Родион Васильевич Воробьев, оставивший усадьбу по завещанию своей дочери Агриппине Родионовне Шеиной, проживавшей на Большой Полянке с мужем и тремя детьми. В 1872 году усадьба была куплена потомственной почетной гражданкой Авдотьей Николаевной Рукавишниковой, женой предпринимателя и благотворителя Константина Васильевича Рукавишникова, а в 1877-м у Рукавишниковых — купцами Чекалиными.

На тот момент бывший безсоновский флигель считался уже главным домом. При Рукавишниковых его надстроили мезонином и пышно декорировали в духе эклектики. Парадный фасад получил портик с коринфскими пилястрами, сложный карниз с консолями и обильную лепнину. Вход выделили чугунным крыльцом с козырьком на фигурных колонках — настоящим произведением литейного искусства. Боковой уличный фасад был украшен полуциркульными завершениями оконных проемов первого этажа, сандриками над окнами второго этажа, двумя рядами прямоугольных филенок, аттиком и парапетом с балясинами изящного рисунка. Тогда же, в 1870-х годах, надстроили дворовый полукруглый корпус, использовавшийся в качестве конюшни и каретного сарая. Верхние помещения сделали жилыми. В глубине участка появились незаметные с улицы служебные строения. Большую часть усадьбы занимал обширный сад.

Купцы первой гильдии Григорий Николаевич и Иван Николаевич Чекалины в конце 1870-х годов приказали вдоль красной линии установить ограду с мощными каменными столбами и проездными воротами. Однако вскоре хозяевам пришлось усадьбу заложить, а потом их и вовсе признали несостоятельными должниками. В 1893 году очередным собственником стал потомственный почетный гражданин Петр Арсеньевич Смирнов — водочный король России. Жил он с семьей в знаменитом доме у Чугунного моста на Пятницкой улице, а особняк на Большой Полянке сдавал в аренду.

В 1901 году по разделу имущества усадьба досталась 17-летнему Сергею Петровичу Смирнову, продолжившему сдавать особняк внаем. Согласно описи 1902 года, во владении имелись еще кухня, прачечная, каретный сарай, конюшня, погреб, кладовая и помещения для прислуги.

Умер С. П. Смирнов в 1907 году. Его наследники в течение нескольких лет продали владение по частям. Южный участок еще при жизни Сергея Петровича был уступлен соседнему Московскому учительскому институту для строительства нового здания. Остальное приобрели в 1912–1914 годах врачи Тимофей Федорович Белугин и Абрам Соломонович Розенталь, открывшие на Большой Полянке лечебницу-санаторий для пациентов с функциональными и органическими расстройствами нервной системы и оборудовавшие отдельный корпус с собственным проездом для душевнобольных.

После революции санаторий переименовали в Полянский. В 1924 году на его базе создали профилакторий имени Е. Л. Шумской — первое в СССР лечебное учреждение подобного типа. Сюда бесплатно принимались рабочие, получившие направления от комиссий по оздоровлению труда и быта.

В 1920-х годах в помещениях профилактория устроили квартиры для сотрудников. В одной из их них жил Григорий Ильич Блох — известный советский оториноларинголог и фтизиатр. В 1936 году бывший флигель заняла городская детская ортопедо-неврологическая больница № 19 имени Е. Л. Шумской. Ее создателями были доктор медицинских наук, профессор, основоположник отечественной детской ортопедии Тимофей Сергеевич Зацепин и профессор, специалист в области детской психоневропатологии Исаак Михайлович Присман. При больнице действовал центр по борьбе с детским калечеством и школа для малолетних пациентов, перенесших полиомиелит.

Далее в здании разместилось организованное в 1979 году Объединение по материально-техническому обеспечению и капитальному ремонту медицинских учреждений (ОМТОиКРМУ) при Главном управлении здравоохранения Мосгорисполкома. В наши дни здесь находится ГБУЗ «Дирекция развития объектов здравоохранения города Москвы».

* * *

Теперь уделим внимание одному из самых необычных обитателей дома на Большой Полянке, 52. 17 декабря 1923 года в открытый там санаторий для нервнобольных поступил С. А. Есенин. В жизни поэта тогда одна беда следовала за другой. Он разорвал отношения с Айседорой Дункан, поссорился с другом и соратником Анатолием Мариенгофом. Ища утешения, что называется, в бутылке, Сергей Александрович ввязывался в скандалы и потасовки. Так, 20 ноября 1923 года он с друзьями стал участником драки в пивной на Мясницкой улице. Причиной конфликта свидетели назвали антисемитские высказывания подгулявшей компании. «Дело четырех поэтов», как его окрестили в прессе, дошло до Государственного политического управления при НКВД.

Чтобы спасти Есенина от затяжной депрессии, навязчивых собутыльников и суровых следователей, родственники определили его в лечебное заведение на Большой Полянке.

«По санаторию мгновенно распространился слух, что среди больных находится знаменитый поэт Сергей Есенин. Сотрудники медицинского персонала и их подопечные — все начали упрашивать поэта устроить импровизированный вечер стихов. Упрашивать, впрочем, особенно не понадобилось. Есенина всегда подкупало доброе отношение к его стихам, он был неравнодушен к искреннему выражению восторга. <…> Да и успел соскучиться без благодарной аудитории. На дворе бушевала метель, а в теплом уютном зале лечебницы поэт читал стихи, каждое из которых оканчивалось громом аплодисментов. “Москву кабацкую!” — раздался задорный выкрик одной из медсестер. И Есенин читал, а у слушателей слезы наворачивались на глаза — каждый из них глубоко переживал услышанное, словно речь шла о нем самом, о его судьбе, о его трагически искаженном жизненном пути».

В санатории Есенин занимал большую угловую палату, рассчитанную на четырех человек. Два окна выходили в просторный сад бывшей усадьбы. Сергею Александровичу назначили лечение с помощью ванн и душей. Он послушно исполнял предписания врачей, подружился с персоналом и пациентами. Новые знакомые не могли поверить, что столь благожелательный человек способен нарушать общественный порядок и регулярно устраивать скандалы с рукоприкладством. Он носил отутюженный серый пиджак и свежую сорочку без воротника, учтиво обходился со всеми…