restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск
  • 02.03.2021
  • Былое
  • Автор Надежда Андреевна Зубанова

«Гулянье всем кому угодно…»

«Гулянье всем кому угодно…»

Кусково. Открытка начала ХХ века


П. Лоран. Проспект беседки в Зверинце. 1771–1774 годы. Из собрания музея-усадьбы «Кусково»

Усадьба графов Шереметевых Кусково и ее достопримечательности в XVIII–XIX веках (по страницам дореволюционных путеводителей).

Во второй половине XIX столетия в крупных городах России все большую популярность начало приобретать дачное движение. Горожане стремились все больше времени проводить на природе. По мере освоения дачниками окрестностей Подмосковья возрастал интерес к его истории. Как следствие, стали появляться многочисленные путеводители и справочники с описанием примечательных мест, расположенных в окрестностях Москвы. К ним прилагались карты, расписания пригородных поездов. Эти издания содержали сведения, которые могут значительно обогатить наше сегодняшнее представление о подмосковных усадьбах пореформенного периода. В частности, о шереметевском Кускове.

Расцвет имения приходится на середину — вторую половину XVIII века, когда его владельцем и устроителем был граф Петр Борисович Шереметев (1713–1788). Уже тогда насладиться тамошними красотами мог любой желающий, о чем свидетельствует текст приглашения на доске, висевшей при въезде: «В селе Кускове распоряжено на сие лето и осень гулянье всем кому угодно, оным пользоваться по воскресеньям и четвергам, в прочие же дни гулянья нет, выключая 28–29 июня и 1 августа, в которые дни также гуляют, чрез сие и приглашаются». Полулегендарными являются сообщения о грандиозных праздниках, устраивавшихся графом Петром Борисовичем по особым поводам: в день своих именин (29 июня), в день рождения сына Николая (28 июня) и в престольный праздник усадебной Спасской церкви (1 августа). С особой тщательностью и размахом готовились торжества по случаю приездов в Кусково венценосных гостей, прежде всего Екатерины II, посещавшей усадьбу шесть раз.

Отзывы гостей в большинстве своем носили комплиментарный характер. Так, 3 июня 1778 года в усадьбе побывал известный историк Г. Ф. Миллер, собравшийся путешествовать «до города Коломны и несколько далее». П. Б. Шереметев радушно встретил ученого, записавшего в путевом дневнике: «Главное жилище летнее его графского сиятельства весьма достойное примечания для преизрядных там строений и во оных уборов, для саду, оранжерей, пруда, зверинца и проч.»1.

Даже после смерти графа и переключения внимания его наследника на обустройство Останкина Кусково продолжало оставаться любимым местом гулянья москвичей. Об этом свидетельствует заведенная в усадебной конторе книга «для записки приезжающих в село Кусково гуляющих господ и прочих хороших людей»2. Одни бродили по саду, другие осматривали главный усадебный дом и павильоны, что, по-видимому, разрешалось самим хозяином.

Пройдет немного времени, и уже в начале XIX века усадьба начнет утрачивать былую притягательность. Осенью 1803 года в Кускове побывал Н. М. Карамзин. Вспоминая о великолепном прошлом имения, Николай Михайлович отмечал его запустение в настоящем. Особенно удручающее впечатление производил большой пруд и сад: «Чего стоил Кусковский пруд? Хорошо взглянуть на него; но здорово ли жить на берегу страшной водяной массы, почти неподвижной? Река чистит воздух; большой пруд наполняет его только вредною сыростью. Кусковские сады, где глаза мои видели некогда столько людей, представили мне довольно печальных мыслей! Там, в главной аллее, выставлялись прежде <…> померанцевые деревья из оранжерей: она казалась уголком Гишпании. Теперь все уныло и пусто»3.

О плачевном состоянии усадьбы говорится и в путеводителе 1850 года. Благодаря этому изданию у нас есть возможность уточнить время исчезновения некоторых построек с культурного ландшафта усадьбы. Так, сообщается, что в английском парке, некогда располагавшемся в северной части территории, уцелели только Беседка тишины и фундамент Дома уединения. Недолгое существование многих сооружений парка стало причиной появления неправдоподобных сведений о них. Например, увеселительную беседку, согласно усадебным описям, первоначально «населяли» шесть восковых фигур — «веселая компания» (пятеро мужчин и одна женщина), а в путеводителе речь уже идет о собрании мужиков, пьющих водку.

К середине XIX века исчезли ограда и постройки зверинца в запрудной части усадьбы. От некогда изящной беседки, запечатленной на гравюре П. Лорана, оставались лишь руины. В удручающем состоянии пребывал и знаменитый кусковский театр — люстры, обломки сценических машин, обрывки занавеса успели покрыться пылью и паутиной.

Среди представляющих интерес строений автор упоминает Голландский домик, в котором тогда находилось множество акварельных и масляных пейзажей Кускова. В павильоне «Грот» в качестве достопримечательностей выделяются «мамонтовый клык» и фигура сирены, купленная графом Петром Борисовичем для украшения «мадрепоровой горки» (мадрепоры — род кораллов) посреди итальянского пруда.

Отмечается достаточно хорошее состояние павильона «Эрмитаж» с сохранившимся убранством второго этажа («зал, <…> обставленный зеркалами и отделанный сплошь дубом с таким вкусом, что, простояв около столетия, он будет казаться прекрасным еще столько же времени»)4. Архитектором «Эрмитажа», как и главного усадебного дома (дворца), назван француз Шарль де Вайи5. Интерьеры дома оставались «в том же виде, в каком был[и] при графах»6. Там посетителю, по мнению автора, непременно следовало увидеть некоторые предметы. Среди них — бюст шведского короля Карла XII в Зеркальном зале, выполненные Ф. И. Шубиным скульптурные портреты графа П. Б. Шереметева и его супруги Варвары Алексеевны, бюст Флоры, размещенный в парадных сенях взамен утраченной в 1812 году одной из декоративных ваз.

В числе семейных портретов Шереметевых указано незаконченное изображение пастелью графа П. Б. Шереметева, выполненное его дочерью Анной. Некоторые картины несли на себе следы пребывания в усадьбе наполеоновских войск: два портрета Петра Борисовича (один из которых — кисти Г. Гроота) были прострелены пулями, портрет Варвары Алексеевны порезан. В таком состоянии полотна находились не одно десятилетие.

В комнатах парадной анфилады дворца размещались и картины из кусковской портретной галереи, здание для которой построили в 1785 году в английском парке и разобрали «за ветхостью» в 1814-м. Эту коллекцию автор считает главной «замечательностью» усадьбы.

О собрании старинных лавровых и померанцевых деревьев в Большой каменной оранжерее сказано: «Таких лавров и померанцев трудно найти даже и на юге, разве только в лучших королевских садах Неаполя и Сицилии»7.

* * *

В середине XIX века некоторые усадебные павильоны стали приспосабливаться под жилые помещения для сдачи их внаем. В это время Кусково превращается в популярное дачное место — не в последнюю очередь благодаря строительству поблизости сразу двух железных дорог — Нижегородской (1857) и Рязанской (1860).

Поездка от Нижегородского вокзала (не сохранился) до станции Кусково занимала 18 минут. Стоимость билета в зависимости от класса вагона составляла 26, 20 и 10 копеек. Проезд от Рязанского вокзала до платформы Перово (15–20 минут) был несколько дороже — 34, 25 и 13 копеек соответственно8. Состоятельные люди могли нанять тройку — за 5 рублей туда и обратно9. В начале XIX века между Кусковым и Перово запустили движение конки (цена проезда — 10–15 копеек с человека)10.

Сезон в зависимости от погоды открывался в мае-июне. Например, в 1887 году уже к 1 мая были заняты все дачи, как большие и дорогие «в проспектах графского сада», так и более дешевые, оборудованные в крестьянских избах. Спрос на жилье оказался так велик, что некоторые предприимчивые крестьяне переделывали под дачи даже дворовые хозяйственные постройки.

Москвичей подмосковное Кусково привлекало удобством сообщения, прекрасным воздухом, наличием мест для прогулок, а также для купания (на Большом пруду соорудили специальные кабинки). Достаточно быстро наладилась и инфраструктура: появились аптека, буфеты, трактиры, ресторан, открытый в саду купцом Антоном Арефьевым. Продукты покупали в местных лавках или у многочисленных разносчиков.

Усадьба традиционно оставалась и местом массовых народных гуляний в выходные и праздничные дни. Например, здесь с размахом отмечали Медовый Спас (1 августа), когда на Большом пруду служился водосвятный молебен, после чего давался салют из пушек; люди не покидали графского парка до поздней ночи11. Особенно много народа приезжало на Троицу и Духов день…