Поиск
  • 10.11.2020
  • Наследие
  • Автор Вера Леонидовна Кошелева

Вдохновленные «уральским Гомером»

Вдохновленные «уральским Гомером»

Г. К. Буреев и А. В. Ковалев. Иллюстрация для сборника «Каменный цветок»


Сцена из балета «Каменный цветок». Фотография Д. Куликова. 2010 год

Сюжеты и герои сказов Павла Петровича Бажова (1879–1950) в произведениях изобразительного искусства, в кинематографе, на театральной сцене.

В 1939 году в Свердловске1 вышло первое издание книги П. П. Бажова «Малахитовая шкатулка». Красивое и емкое название символизировало не только несметные богатства уральской природы, но и неисчерпаемую сокровищницу мудрости и талантов трудового народа этого горного края2.

Сказы Бажова очень быстро завоевали читательскую любовь. Самобытное содержание, причудливое сочетание реального и волшебного, яркие человеческие характеры, глубокий философско-этический смысл — все это на многие годы стало источником вдохновения для воплощавших бажовские образы мастеров других видов искусства.

Графика и живопись

Свердловское издание «Малахитовой шкатулки» 1939 года, выпущенное массовым тиражом3, оформлял уральский художник А. А. Кудрин. К каждому из 14 сказов, включенных в книгу, он сделал страничную цветную иллюстрацию в технике линогравюры. Большинство иллюстраций построены на сочетании зеленого, черного и белого цветов (иногда с добавлением желтого и коричневого) и хорошо передают уральский колорит, а преобладание зеленого цвета ассоциируется с малахитом и образом Хозяйки Медной горы (Малахитницы) — главным фантастическим персонажем бажовских сказов. Большой знаток творчества Павла Петровича Е. А. Пермяк писал: «Особое очарование этих рисунков — это этнографический аромат. А. Кудрин знает объекты своих иллюстраций: природу, лица, одежду, предметы обихода. <…> Силуэтные черные заставки и концовки Кудрина до того ювелирно ажурны, что их сюжеты, уместившиеся на площади, равной спичечной коробке, поражают умением показать так много на малом пространстве»4.

В 1949 году Кудрин вместе с четырьмя художниками-земляками — Е. В. Гилёвой, О. Д. Коровиным, М. Я. Щировским и Ю. А. Ивановым — выполнил иллюстрации к юбилейному изданию «Малахитовой шкатулки», посвященному 70-летию со дня рождения Бажова. Сюда вошло 42 сказа, в том числе написанные автором за истекшее десятилетие. Это издание украшено 12 цветными и 18 черно-белыми иллюстрациями, которые великолепно передают величие и неповторимую красоту уральской природы, богатый внутренний мир героев. Бажов лично знал всех названных художников и неоднократно высоко оценивал их творчество. Вот один из отзывов: «Я считаю, что последнее свердловское издание сделано очень старательно. Хороши рисунки Олега Коровина, Кудрина, Гилёвой и других»5.

В Москве книга Бажова под названием «Малахитовая шкатулка. Сказы старого Урала» впервые вышла с рисунками К. В. Кузнецова6 в начале 1942 года7. Столица тогда являлась прифронтовым городом, и эта книга, а также другие издания и газетные публикации сказов стали «воевать» на передовой. Бойцы читали их в перерывах между боями; «Малахитовую шкатулку» находили в полевых солдатских сумках, в дзотах8. Выражение «живинка в деле» из одноименного сказа9 сделалось крылатым.

Бажову очень нравились иллюстрации К. В. Кузнецова к сказам «Малахитовая шкатулка», «Ключ-камень», «Серебряное копытце», «Кошачьи уши». Особенно писателя восхищал фронтиспис: «Там взят кусок непроявленной яшмы, и в сечении камня видишь какой-то сад, чудесный сад, какую-то фигуру, не очень ясную, но все-таки видно, что это молодая женская фигура»10.

Тепло отзывался Павел Петрович и о столичном художнике В. С. Баюскине, проиллюстрировавшем московское издание «Малахитовой шкатулки» 1944 года. Увлеченный творчеством Бажова, Баюскин за девять лет (1944–1952)11 оформил около двух десятков его сказов, изданных на русском, украинском, латышском, татарском и ряде других языков. Бажов считал очень удачными иллюстрации Баюскина к сказам «детского тона»: «В “Серебряном копытце” он прекрасно сделал Дарёнку, остальных ребят — это ему удалось»12.

Бажов был близко знаком с другим московским художником — В. И. Таубером, который в годы войны жил и работал в Свердловске. В 1942 году там вышла вторая книга Павла Петровича — «Ключ-камень» — с иллюстрациями Таубера, а в 1943-м — сборник «Уральские сказы о немцах». Таубер проиллюстрировал 7 вошедших в сборник сказов рисунками сатирического характера, выполненными тушью13. Вернувшись в Москву, он создал иллюстрации еще к 20 сказам; кроме того, написал серию статей о Бажове, справедливо утверждая, что мастера книжной графики 1930–1940-х годов заложили основы «бажовской иллюстративной традиции»14. Во второй половине ХХ века эту традицию творчески развили и новаторски обогатили художники В. М. Волович, Г. С. Мосин, Г. С. Метелев и другие.

Еще подростком В. М. Волович вместе с матерью, драматургом К. В. Филипповой, часто бывал в гостях у Бажова, беседовал с ним. Став художником, он посвятил бажовским сказам более 40 иллюстраций, выполненных в технике линогравюры с раскраской акварелью. Всем им присущ неповторимый узнаваемый стиль: лаконизм, экспрессия, обобщенность и монументальность образов, которые акцентируют внимание зрителя на суровой романтике и героическом духе уральских сказов. Особенно впечатляют в произведениях Воловича образы Ивана Бушуева («Иванко Крылатко») и Ермака («Ермаковы лебеди»).

Четверть века работал над воплощением бажовской темы в книжной графике и станковой живописи выдающийся уральский художник Г. С. Мосин. Стремясь передать эпический размах и непреходящий нравственный смысл сказов, он превращал каждую свою иллюстрацию в законченную картину. Мосин создал иллюстрации ко многим сборникам Бажова — как индивидуально, так и в содружестве с коллегами. Цикл великолепных акварельных рисунков Геннадий Сидорович подготовил для 500-страничного фолианта «Малахитовой шкатулки», изданного в Москве в 1983 году и ставшего подлинным шедевром книжного искусства. Художнику удалось тонко передать мысли и переживания героев: радостное восприятие красоты мира девочкой Дарёнкой («Серебряное копытце»), муки творчества молодого камнереза Данилы, стремящегося к совершенству («Каменный цветок»), мужество заводского силача Марка Береговика и его жены Татьяны, сумевших отстоять свою независимость, честь и достоинство («Марков камень»)… Кроме этого, Мосину принадлежит несколько значительных живописных произведений на тему сказов: «Данило-мастер (Уральский сказ)» (1957), «Малахитчик» (1968), «Сказ об Урале» (1967), «Малахитовая шкатулка» (1979). По поводу «Сказа об Урале» утверждается, что эта грандиозная работа «не имеет аналогов в искусстве как по содержанию, так и по форме»15. Здесь показана эпическая история старого Урала через панорамно развернутые образы тех, кто в суровых природных условиях осваивал неисчерпаемые богатства «кладовой земли»: старателей, камнерезов, литейщиков, оружейников, граверов…

Одновременно и в книжной графике, и в станковой живописи аналогичную тему воплощал тоже уральский художник Г. С. Метелев, выполнивший иллюстрации к сказу «Голубая змейка» и написавший картины «Про Великого Полоза» и «Сказ про уральского мастера», в которых «воссоздал мир сказов с предельной философской глубиной и мощью»16.

В 1953 году с Урала в Москву переехал художник О. Д. Коровин. Здесь вплоть до 1990-х годов он оформлял и иллюстрировал бажовские сказы, выходившие в мос­ковских издательствах, а также продолжал сотрудничать со свердловским и пермским издательствами. Произведениям Коровина присущ тонкий психологизм. Положительных героев Олег Дмитриевич изображал мужественными, сильными, стойкими. Таковы Андрей («Две ящерки»), Никита («Жабреев ходок»), Илья («Синюшкин колодец»), Тимоха («Живинка в деле»). А акварельные рисунки, посвященные детству Данилушки («Каменный цветок»), отмечены проникновенным лиризмом и поэтичностью. «Олег Дмитриевич Коровин написал, именно написал свои рисунки так, будто они стали уменьшенными холстами картин, пришедшими в книгу из Третьяковской галереи»17.

Параллельно с Коровиным над иллюстрированием многочисленных изданий уральских сказов в Москве работали художники М. Е. Успенская, В. П. Панов, А. И. Белюкин, Б. А. Диодоров, Т. А. Морковкина и многие другие.

До конца ХХ века в нашей стране ежегодно печаталось от трех до шести изданий сказов Бажова. Большинство книг выходило в Москве и в Свердловске (в 1992 году вновь ставшем Екатеринбургом). Иллюстрировали их в основном столичные и уральские художники. Многообразие творческих подходов к воплощению бажовской темы ярко продемонстрировал юбилейный сборник «П. П. Бажов. Сказы», выпущенный в 1978 году в Свердловске к 100-летию со дня рождения писателя. В сборнике представлены лучшие произведения таких выдающихся мастеров, как В. Ф. Васильев («Таюткино зеркальце»), В. М. Волович («Золотой волос»), Г. И. Кетов («Огневушка-поскакушка»), С. С. Киприн («Орлиное перо»), О. Д. Коровин («Каменный цветок»), Г. С. Метелев («Голубая змейка»), Г. С. Мосин («Малахитовая шкатулка»), Л. Ф. Полстовалова («Синюшкин колодец»). Недаром на XXI Всесоюзном конкурсе искусства книги (1979) издание удостоилось диплома 1-й степени.

Невозможно не сказать в данной связи о художниках Палеха. В 1972 году Г. К. Буреев и А. В. Ковалев подготовили иллюстрации в стиле палехской лаковой миниатюры для сборника «Каменный цветок», задуманного в ленинградском издательстве «Художник РСФСР». Эта книга-шкатулка пользовалась большой популярностью. Никого не оставляли равнодушным изысканное сочетание черного, красного и белого цветов, филигранность исполнения и, конечно, тончайшая передача характеров изображенных персонажей.

За время, прошедшее со дня первого издания «Малахитовой шкатулки», отечественные художники создали богатейшую графическую «бажовиану». Не обошли вниманием ни один из сказов. Лучшие из иллюстраций дополняют текст «теми деталями, которых нет в его строках, но есть за строками и между ними»18. Все это помогло нескольким поколениям читателей полюбить и глубже понять неповторимую поэтику и притчевую мудрость «уральского Гомера»…