Поиск
  • 04.09.2020
  • Реплика
  • Автор Владимир Александрович Киприн

Ошибка более чем в 60 лет

Ошибка более чем в 60 лет

Маросейка, 11, строение 1. Современная фотография


План Малороссийского, Гетманского дворов и владения секретаря Василья Степанова, бывший Д. Н. Рутца на Покровке (Маросейке, 9). 1704 год. Из книги: О немецких школах в Москве… С. 140

По поводу одной экспертизы.

26 ноября 2019 года на сайте Москомнаследия был опубликован акт государственной историко-культурной экспертизы «Научно-проектной документации для производства работ по сохранению объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) народов Российской Федерации федерального значения “Малороссийское подворье, XVII — XVIII вв. Надстройка 3-го этажа и оформление уличного фасада начала XIX в.”, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Маросейка, д. 11/4, стр. 1».

Заказчиком экспертизы и разработчиком научно-проектной документации (НПД) выступило ООО «Имидж дизайн групп», заказчиком НПД — ООО «Компания проектного финансирования “Авангард”». Целью экспертизы стало определение соответствия/несоответствия НПД требованиям законодательства Российской Федерации в области государственной охраны объектов культурного наследия. В прилагаемой к акту исторической справке, в частности, сказано:

«В квартале, где стоит здание, в первой половине XVII в. жили в основном иностранцы, и среди них — ганзейский купец Д. Н. Рутц, который сумел остаться здесь и после выселения большинства соседей в Немецкую слободу. Д. Н. Рутц в 1630–1640-е годы начал возводить на своем дворе каменные палаты. Однако почти сразу палаты были значительно расширены и приспособлены для Датского подворья, возможно, также и для резиденции датского принца Вольдемара. В объеме застройки двора вычленялись парадная (западная) и восточная (хозяйственная) половина, на каждую из которых с Покровки вел отдельный арочный проезд. Внутри двора каждой из половин соответствовало каменное парадное крыльцо с рундуком.

В 1652 году Д. Н. Рутц был вынужден из-за многочисленных долгов покинуть владение, которое перешло в государственную казну. <…> Длительное время дом находился в пустующем виде и пришел в упадок.

Описание палат того времени проанализировала в своем опубликованном архивном исследовании Г. И. Науменко (Науменко Г.И. Палаты Д. Н. Рутца (Посольский двор на Покровке) в источниках XVII — начала XVIII века: от дворца времени Михаила Федоровича до дворца эпохи барокко // Архитектурное наследство. Вып. 48. М., 2007). Общий характер архитектуры палат, судя по описаниям, свидетельствует об их типологической близости к Теремному дворцу, построенному в 1635–1636 гг. при царе Михаиле Федоровиче Романове».

К сожалению, ни Г. И. Науменко, ни разработчики раздела «Историко-культурные и библиографические исследования» по объекту «Малороссийское подворье», очевидно, не читали книгу «О немецких школах в Москве в первой четверти XVIII века (1701–1715 гг.). Документы московских архивов, собранные С. А. Белокуровым и А. Н. Зерцаловым» (М., 1907). В ней подробно, с опорой на документы (данные и купчие грамоты) рассказано, как формировался двор боярина В. Ф. Нарышкина в 1690-х годах. Авторы приводят два плана. На первом изображено владение Василия Федоровича на Покровке (Маросейке, 11). На втором — Малороссийский, Гетманский дворы и бывшее владение Д. Н. Рутца (ныне эти три объекта составляют владение по адресу Маросейка, 9). Причем в грамоте 1690 года говорится: «Лета 7198 апреля в 3 день <…> думной дьяк Емельян Игнатьевич Украинцов с товарищи дали данную стольнику Василью Федорову сыну Нарышкину на порожжую огородную землю Давыдовскаго двора Николаева, что в Белом городе на Покровской большой улице в приходе у цер­кви Николая чюдотворца, имянуемого Столпа, да на купленую дворо­вую землю, которая возле той же огородной земли, а куплена к тому Давыдовскому двору была у Кирила Пущина в прошлом во 180 году, для того: в прошлом во 179 году маия в 10 день блаженный памяти великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович <…> указал Давыдовской двор Нико­лаева, что на Покровке, которой ведом был в приказе Большаго Приходу, выдать для приездов послов и посланников и гонцов в государственном Посольском приказе».

В этой грамоте и в ряде последующих документов четко сказано о «порожжей» (пустующей) земле, на которой лишь во второй половине 1690-х годов будут возведены сохранившиеся до нашего времени палаты, названные почему-то в акте «Малороссийским подворьем», каковым они никогда не являлись. Даже в книге «Памятники архитектуры Москвы. Белый город» (М., 1989) эти палаты значатся как «дом В. Ф. Нарышкина — Рагузинских» (с. 287–289). Вряд ли в 1630–1640-х годах иноземному купцу разрешили бы построить в центре столицы каменное здание, почти равновеликое кремлевскому Теремному дворцу. А вот в конце XVII столетия при Петре I — вполне могли.

Вышеупомянутый акт, к сожалению, вводит в заблуждение всех, кто интересуется историей Москвы.