Поиск

Лыжники над Москвой

Лыжники над Москвой

М. Г. Ройтер. На Ленинских горах. 1958 год


П. Я. Караченцов. Плакат. 1954 год

О большом трамплине на Воробьевых горах.

Со смотровой площадки Воробьевых гор глазу открывается грандиозная панорама — Москва предстает перед восхищенным зрителем во всем своем величии: тысячи домов, золотые купола церквей, гиганты советской архитектуры — московские высотки и стадион «Лужники», стеклянный город современности — «Москва-Сити», растянувшаяся сверкающей лентой Москва-река… Еще в XIX веке М. Ю. Лермонтов писал: «Одеты голубым туманом, восходящим от студеных волн реки, начинаются Воробьевы горы, увенчанные густыми рощами, которые с крутых вершин глядятся в реку, извивающуюся у их подошвы подобно змее, покрытой серебристою чешуей. Когда склоняется день, когда розовая мгла одевает дальние части города и окрестные холмы, тогда только можно видеть нашу древнюю столицу во всем ее блеске, ибо, подобно красавице, показывающей только вечером свои лучшие уборы, она только в этот торжественный час может произвести на душу сильное, неизгладимое впечатление». Конечно, за два столетия Воробьевы горы преобразились, но какое-то особое магическое очарование этого места, заставляющее возвращаться сюда снова и снова, осталось.

Вообще о Воробьевых горах можно говорить долго и по разным поводам. Кто-то исследует природу заповедника, геологическое строение склонов, оползневые процессы. Кому-то интересна краеведческая тематика. Кто-то занят поиском описаний Воробьевых гор в художественной литературе, их изображений в произведениях живописи. Велись тут и археологические раскопки… Но есть и еще одно, без чего немыслимо представить себе эти склоны, — спорт.

Прыжки на лыжах с трамплина — символ зимнего спорта на Воробьевых горах — приобрели популярность среди московской молодежи в первые десятилетия советской власти1. В 1930-х годах у спортсменов имелась возможность попробовать свои силы на достаточно мощном деревянном 40-метровом трамплине, построенном чуть выше по течению Москвы-реки относительно церкви Троицы Живоначальной. В библиотеке университета штата Висконсин (США) хранится немая кинолента, датированная зимой 1933/34 годов и посвященная спорту в Москве, в частности, прыжкам с трамплина. Эти кадры — скорее всего, единственный кинодокумент, запечатлевший состязания на первом в столице лыжном трамп­лине. Совсем немного сохранилось и фотографий, хотя на прыжки администрация парка зазывала зрителей красочными плакатами, выполненными знаменитым художником-авангардистом Эль Лисицким, и людей здесь собиралось намного больше, чем в наше время.

Прыжковый спорт тех лет нашел отражение в оформлении станции метро «Маяковская». Свод станции украшают три десятка мозаик, выполненных по эскизам А. А. Дейнеки и объединенных в серию «Сутки советского неба». На одном из плафонов изображен летающий лыжник, ставший для художника символом покорения человеком небесных просторов.

Первый московский трамплин прослужил два десятилетия и был разобран. На смену ему пришел новый металлический 70-метровый гигант2. Ныне автором проекта принято считать А. П. Галли. Это, однако, не совсем верно. Александр Петрович являлся крупным специалистом в области строительства физкультурных и спортивных сооружений, автором научных трудов в данной области3, но чертежи большого трамплина на Воробьевых горах составлены не им. Откроем, например, сентябрьский номер журнала «Техника — молодежи» за 1952 год:

«Ленинские горы. По широкой асфальтовой глади Воробьевского шоссе мчатся машины и троллейбусы. На голубом небе вырисовывается величественное здание Московского государственного университета. А по другую сторону шоссе открывается живописный вид на Москву-реку, на город. Здесь, на высоком берегу реки, недалеко от шоссе, по соседству с МГУ, строится новый металлический трамплин для лыжников. Проект его разработан архитектором А. Генераловым и инженером Ф. Шлеминым.

Трамплин состоит из горы разгона, обрывающейся на том месте, где лыжник начинает свой полет, и горы приземления. Так как существующая возвышенность незначительна, гора разгона сооружается из металлических конструкций и переходит в наземные сооружения. Это позволит лыжникам совершать прыжки длиной 60–70 м. Металлическая эстакада трамплина устанавливается на нескольких ажурных стальных опорах. Они покоятся на глубоких железобетонных фундаментах.

В каменном павильоне, врезанном в склон горы, размещаются раздевалка, душевые, помещения для хранения лыж, комнаты для судей и инструкторов, медпункт, буфет и т. д.

Плоская кровля павильона служит основанием для первой пары самых высоких — 32-метровых — опор трамплина. Здесь же, меж опор, устанавливается и металлическая, остекленная со всех сторон клетка лифта, поднимающая лыжников на верхнюю площадку. Совершив прыжок, лыжник возвратится к павильону в вагончике фуникулера.

Зимой 1952/53 года на стартовую площадку нового трамплина уже поднимутся первые лыжники»4.

Заметка дает преставление о том, как выглядел когда-то московский большой трамплин. В нынешнем столетии лифтовую конструкцию демонтировали, что сильно осложнило проведение соревнований.

Торжественное открытие трамплина состоялось 1 марта 1953 года. Позже тут проходили крупные всесоюзные состязания, неизменно собиравшие многочисленную публику.

В тяжелые для страны 1990-е годы интерес москвичей к прыжкам угас, и трамплин со временем стал напоминать забытого железного сторожа, более полувека дежурящего на Ленинских (Воробьевых) горах. Символ уходящей эпохи. Массивный, еще довольно крепкий, но устаревший и никому не нужный.

Как изменилось все за несколько десятилетий!.. В наши дни прыжки с трамплина — один из олимпийских видов спорта, которому нет места в обыденной жизни. А когда-то для большинства жителей Советского Союза это действо являлось едва ли не частью повседневности. О летающих лыжниках и трамплинах можно было прочитать в книге, увидеть их в кино, а то и на околице родного села. «С каждым годом растет число колхозников, занимающихся прыжками с трамплина5. Этот увлекательный и полезный вид спорта способствует воспитанию смелости, ловкости, находчивости»6.

Действительно, во многих регионах нынешней России в местах, где есть хоть какая-то возвышенность, нередко обнаруживаются остатки трамплинов — железные остовы, прогнившие ступени, нагромождения бетонных блоков… Пожалуй, самым ярким показателем популярности лыжного прыжкового спорта в СССР служит кинокартина Э. А. Рязанова «Ирония судьбы, или с легким паром». Ее смотрели все, и, соответственно, все видели мультипликационную заставку, где однотипные жилые дома победно шествуют по планете. Наряду с прочим в заставке фигурирует любитель прыжков на лыжах, который, съехав с трамплина, оказывается не на ровной снежной площадке, а на застроенном типовыми зданиями участке. Очевидно, автор мультипликации изобразил этот эпизод именно потому, что прекрасно знал: летающий лыжник — явление привычное и понятное любому советскому человеку.

Продолжая разговор о кино, отметим снятую в Перми студией «Беларусьфильм» художественную ленту, посвященную прыжковому спорту. В 1973 году картина «Большой трамплин» появилась на экранах и снискала известность не только в нашей стране, но и за рубежом…