Поиск

Непреодолимая преграда

Непреодолимая преграда

Канал Москва —Волга. Шлюз № 1. 1941 год. Немецкая аэрофотосъемка.


Шлюз № 3. 1937 год. Фотограф В.Я. Мовчан

Канал Москва — Волга. Год 1941‑й.

Канал Москва — Волга (128 км, 10 шлюзов, 8 ГЭС, более 200 гидротехнических сооружений), введенный в эксплуатацию в 1937 году, решил сразу несколько важнейших народно-хозяйственных задач, а в 1941-м приобрел огромное оборонно-стратегическое значение, о чем пока вспоминают нечасто. По этой рукотворной водной артерии осуществлялись эвакуационные и воинские перевозки, перемещались из Москвы в Поволжье госпитали и войсковые подразделения. Часть судов Московского пароходства передали Красной армии. Цифры красноречивы: за первую военную навигацию по каналу вывезли около 235 тысяч тонн грузов — на 63 % больше, чем в последнюю предвоенную. Для этого потребовалось бы 2 тысячи железнодорожных вагонов.

С началом войны изменился облик канала. Погасили огни бакенов, провели светомаскировку прибрежных сел. Прекратились гудки судов. Работы велись только ночью. Маскировались шлюзы. Украшавшие шлюз № 3 макеты каравелл сняли и, переложив соломой, зарыли в землю (их удалось сохранить).

После первого авианалета на столицу (22 июля 1941 года) речникам пришлось тушить пожары в Северном и Западном портах. Особенно тяжелая пора для работников канала наступила в конце ноября, когда враг от Калинина резко повернул к Москве по трем направлениям — на Клин, Рогачев, Дмитров. 28 ноября фашисты оказались на восточном берегу канала недалеко от Дмитрова, перейдя туда по захваченному ими Яхромскому мосту. Подоспевшая 1-я ударная армия генерал-майора В. И. Кузнецова в 9 часов утра 29 ноября с колес атаковала противника и отбросила его на западный берег, после чего мост был взорван.

Немцы продолжали рваться к Москве. Ситуация становилась критической. По предложению группы инженеров-речников (Д. Ф. Агафонов, Л. С. Кусков, Б. М. Фрадкин, А. А. Прустовский, И. Н. Дымин, В. С. Жданов) на пути врага решили создать водную преграду путем интенсивного сброса воды через плотины и шлюзы в реки Яхрому и Сестру. В результате свыше 300 гектаров пойм этих рек было затоплено. Есть предположение, что в низинах пойм сосредоточилось около 300 немецких танков, готовых ринуться через канал на Дмитров, — их поглотила волжская вода. Об этом пишет ветеран Великой Отечественной войны Г. Ф. Захаров в газете «Химкинские новости» (14 декабря 2012 года).

«Московскому потопу» посвящено несколько исследовательских работ, которые, подчеркивая стратегическую значимость затопления для защиты столицы, отмечают и серьезные негативные его последствия. Журналист Тимур Сагдиев рисует следующую картину. Взломав лед, вода накрыла, по разным подсчетам, от 30 до 40 деревень. Положение усугублялось еще и тем обстоятельством, что подготовка операции велась в строжайшем секрете. Правда, часть жителей к тому времени успела уехать из прифронтовой полосы (например, вошедшие в Яхрому фашисты застали город пустым), часть обитала в домах на возвышенности. При затоплении поймы реки Сестры вода прибывала медленно, и у сельчан оставался шанс спастись. Хуже обстояли дела в пойме реки Яхромы, где уровень воды поднимался стремительно, а многие дома располагались в низине или на берегу. «Число жертв потопа не может быть названо даже приблизительно», — подводит итог журналист (https://russian7.ru/post/kakie-syola-podmoskovya-byli-zatoplen/).

Саперы при участии работников канала превратили его в прочный оборонительный рубеж. Вдоль трассы прорыли траншейные ходы, устроили гнезда для пулеметов и малых орудий. На случай оставления Москвы шлюзы и другие гидротехнические сооружения минировались.

При этом канал, несмотря на бомбежки, не прекращал функционировать по прямому назначению, обеспечивая Москву питьевой водой, снабжая электроэнергией, служа транспортной магистралью.

Канал Москва — Волга (с 1947 года — имени Москвы) стал непреодолимой преградой на пути немецко-фашистских захватчиков. Его «солдатский» подвиг воплотился в памятнике у деревни Перемилово: на высоком постаменте в стремительном движении вперед застыла 13-метровая фигура советского воина с автоматом в руке (авторы — группа скульпторов и архитекторов во главе с заслуженным художником РСФСР В. А. Федоровым).