Поиск

Цветы и бронза

Цветы и бронза

Здание, в котором находился торговый дом «Иммер и сын». 2020 год. Фотография автора


Здание, в котором находился торговый дом «Иммер и сын».  1903 год

О московских торговых домах «Э. Иммер и сын» и «Братья Е., Л. и Ф. Вишневские».

От редакции

Наш журнал продолжает знакомить читателей с дореволюционными московскими предпринимателями, так сказать, второго ряда — людьми гораздо менее известными, чем тогдашние знаменитости Морозовы, Мамонтовы, Рябушинские, Щукины, Бахрушины… Имена последних у всех на слуху и сегодня, об этих крупнейших купцах и промышленниках написаны книги, статьи, научные исследования. Однако в Москве конца XIX — начала XX века действовали многие другие представители делового мира, добившиеся каждый на своем поприще впечатляющих успехов, а ныне практически забытые или лишь изредка упоминаемые. «Московский журнал» посвятил им немало публикаций, в том числе целое приложение («Московские предприниматели», 2017). Сегодня наш рассказ — о «цветочных купцах» Иммерах и о фабрикантах‑бронзовщиках Вишневских, значительную часть сведений о которых автору помещаемых ниже очерков пришлось извлекать из архивов и малодоступных дореволюционных изданий.

Торговый дом «Э. Иммер и сын»

Создатель торгового дома Эрнест Иоганн (Иванович) Фридрих Иммер (1825–1897) происходил из города Митава (ныне — Елгава). Систематического образования он не получил1. Перебравшись в Москву, жил на Мясницкой улице в доме, принадлежавшем сначала Н. А. Гагариной, а затем (1880) перешедшем к купчихе К. Н. Обидиной (сегодня — № 7)2. Удостоился звания потомственного почетного гражданина.

Фирму «Э. Иммер и сын» Эрнест Иванович основал в 1857 году, а в 1863-м записался в московские купцы второй гильдии3. Это дало ему возможность открыть в крыле здания на Мясницкой магазин под тем же названием по продаже семян, цветов и плодовых деревьев4. Магазин охотно посещали владельцы усадеб и дач. Таким образом, Иммерам в значительной степени обязаны эффектным разнообразием своей флоры многие московские сады и парки — «Сокольники», «Эрмитаж», «Аквариум» и другие.

В основном семена выписывались из-за границы, но были и отечественные, получаемые на опытных площадках в различных регионах страны. Фирма неоднократно награждалась на выставках, в том числе международных, ее продукция
расходилась по всей России. Приведем в качестве примера текст большого заказа, сделанного в 1891 году городским головой Самары Н. С. Арычкиным для местного общественного Струковского сада, где самарцы желали лицезреть следующие растения: «1) однолетние — антирринум (львиный зев), астры (ювель, виктория, миньона, карликовые, триумф), бальзамины, маргаритки, вербены (3 сорта), анютины глазки (2 сор­та), гелихризум (2 сор­та), лилии (3 сорта), ипомопсис, конвольвулюс, кореопсис, левкои (3 сорта), лобелии (2 сорта), никоциана (табак), петуния Иммера, петуния царская, портулак, резеда, сальпиглоссис, скабиоза, настурция, флоксы, целозия (2 сорта), крокус, люпин, полуденник (хрустальная трава, ледяник) (5 сортов); 2) многолетние — фиалки, георгины (3 сорта), диантус (гвоздика), традесканция, флоксы (2 сорта), василек; 3) декоративные — акантус (2 сорта), гемантус, кукуруза (3 сорта), конопля, табак (2 сорта), перилла (4 сорта), рицинус (клещевина), сандал, солянум; 4) оранжерейные — бегония (2 сорта), гелиотроп, муза (банан), драцена, туя».

Также обращались в торговый дом «Э. Иммер и сын» садоводы-любители, огородники. Однажды симбирский учитель С. С. Рогозин выписал семена различных культур, в том числе ему неизвестных, и спустя время очень удивился, когда у него вдруг выросли помидоры, которые ранее в Симбирской губернии не разводили5.

Услугами магазина неоднократно пользовался А. П. Чехов, заботившийся об украшении своего мелиховского сада6. Вот лишь одно из свидетельств тому — письмо к сестре Марии от 6 апреля 1894 года.

«Возьми у Иммера или в любом цветочном магазине:

1) Просвирняк — Lavatera varie­gata.

2) Шпажник, луковицы.

3) Мальва, семян и корней. Корни дороги, но это ничего»7.

В экспозиции музея‑заповедника А. П. Чехова в Мелихове на рабочем столе писателя можно видеть принадлежавший ему каталог семян торгового дома «Э. Иммер и сын» на 1895 год.

Другим известным клиентом фирмы Эрнеста Ивановича являлась жена Л. Н. Толстого Софья Андреевна. Она покупала семена для сада при городской усадьбе Толстых в Хамовниках, где росли галантусы (подснежники), виолы, крокусы, нарциссы, розы, незабудки, флоксы, пионы, резеда, ирисы, ландыши, тюльпаны и другие цветы8.

* * *

Сын главы торгового дома Николай-Александр Эрнестович Иммер (1853–1901), видимо, родился в Митаве. Его мать Вильгельмина, по некоторым предположениям, умерла при родах. Э. И. Иммер женился вторично, новую супругу звали Гертруда-Шарлотта. После переезда в Москву двойное имя Николай-Александр сделалось источником путаницы: вторая его часть порой воспринималась как отчество, что приводило к курьезным недоразумениям. Например, в справочнике «Вся Москва» за 1901 год указан никогда не существовавший Николай Александрович Иммер9, который потом фигурировал в качестве внука Эрнеста Ивановича.

Александр Эрнестович Иммер со временем начал работать вместе с отцом, став его преемником. Значился в списке почетных граждан Москвы10, в 1888 году получил должность директора по хозяйственной части Школы садоводства Ведомства учреждений императрицы Марии в подмосковной усадьбе Студенец (ныне — парк культуры и отдыха «Красная Пресня»)11, имел звание коммерции советника12, как и некогда отец, состоял присяжным попечителем при Московском коммерческом суде (1887–1882)13.

В 1888 году А. Э. Иммер арендовал участок площадью 4,5 десятины на территории Екатерининского парка и создал там одну из первых в России опытно-семенных станций и питомник растений с оранжереями и парниками14. Всем этим заведовал Георгий Германович Треспе (1868–1941), впоследствии директор Ботанического сада Московского университета («Аптекарский огород»). Среди созданных им сортов флоксов — «Эрнест Иммер» (белый с нежно-розово-малиновыми колечками) и «Александр Иммер» (пурпурно-малиновый). Еще один садоводческий питомник (оранжерея и сад) был основан в Сокольниках на Ширяевом поле при собственном доме Иммеров. Распоряжался здесь другой известный московский садовник — Ю. Гинше.

* * *

Помимо магазина в доме К. Н. Обидиной располагались правление Российского общества любителей садоводства, казначеем которого был Э. И. Иммер15, центральное семенное депо Российского общества любителей садоводства в Москве, возглавляемое также Эрнестом Ивановичем16, и редакция журнала «Сад и огород».

С 1881 года торговый дом «Э. Иммер и сын» являлся поставщиком двора Его императорского величества. Кроме того, Иммеры со временем стали поставщиками Его величества шаха Персидского, комиссионерами Министерства земледелия и государственных имуществ и императорского Московского общества сельского хозяйства.

В 1896 году на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде торговый дом «Э. Иммер и сын» повторно получил право использования государственного герба17. Экспозиция «Садоводство, плодоводство и огородничество» составила «особый раздел и размещалась в небольшом здании, часть которого имела вид стек­лянной оранжереи; впереди расстилался большой луг, весь отделанный цветниками, посреди него находился небольшой павильон — в виде беседки — известного садовода Иммера. Выставка садоводства не отличалась обилием экспонатов, но по красоте они заслуживали полного внимания»18.

На самом деле упомянутый павильон, обнесенный галереей, представлял собой монументальное сооружение с куполом в восточном вкусе. Иммеры выполнили и основные работы по озеленению огромной выставочной территории.

Торговый дом пользовался популярностью и вел обширную переписку с клиентами по всей стране. Этим обстоятельством в 1904 году воспользовались революционеры, рассылавшие прокламации в фирменных конвертах «Э. Иммер и сын»19.

* * *

Фирма ежегодно издавала каталоги своих товаров. В перечне значились семена более чем 1400 видов однолетников (среди них первое место занимали астры, далее шли левкои — романтические цветы, очень распространенные в садах эпохи модерна), около 250 видов многолетников, порядка 270 видов оранжерейных и 120 видов вьющихся растений, декоративных трав. Последние издания основного каталога огородных семян включали свыше 800 наименований. Кроме того, предлагались фрукты, овощи, табак, садовый инструмент, «ранцевые и ручные самодействующие опрыскиватели Гольдера для борьбы с паразитами растений», «питательные соли профессора П. Вагнера для удобрения цветочных, огородных и плодовых растений». Можно было заказать не только семена, но и посадочный материал — луковицы, клубни, корни, саженцы. Отправка производилась «с конца марта и в течение апреля». Семена поставлялись также наборами («коллекциями») со скидкой.

Каждый раздел каталога содержал подробную информацию, касающуюся общих правил выращивания данной культуры, и список рекомендуемых справочных пособий (опять же продаваемых фирмой). Имелся и раздел новинок — например, в 1915 году в нем значилась цветная капуста «эксельсиор». Судя по всему, разведением капусты занимался и сам Э. И. Иммер, получив ряд оригинальных сортов: «белокочанная», «брауншвейгская отборная», «бологовская», «сабуровка отборная», «ульмская улучшенная», «краснокочанная», «московская кроваво-красная» (под этими названиями стоит его фамилия).

В одном из каталогов сообщалось: «К сведению гг. покупателей. Покорнейше просим прочесть нижеследующее, прежде чем делать заказ. Ко всем заказам, как бы малы они ни были, мы всегда относимся с одинаковым вниманием и заботливостью. Наш многочисленный персонал сотрудников, из коих каждый заведует своею специальностью в течение нескольких уже лет, дает нам возможность обещать быстрое и аккуратное исполнение заказов. Мы отпускаем гг. хозяевам и любителям садоводства лишь тщательно очищенные и проверенные во всхожести семена, культивированные со всевозможным вниманием (рыночных, дешевых продуктов в продаже не имеем). Для достижения первой цели мы пользуемся лучшими машинами новейшей конструкции. Испытание всхожести и качеств семян производится на учрежденной нами Опытной семенной станции (Екатерининский парк по Самарскому переулку)»20.

Помимо каталогов выходило множество популярных брошюр, в основном под авторством Э. И. и А. Э. Иммеров. Неоднократно переиздавалась составленная Эрнестом Ивановичем книга «Чертежи цветников, садов и планы оранжерей и теплиц». Александр Эрнестович значится автором ряда практических пособий, опубликованных в разные годы: «Культура огородных и цветочных растений», «Возделывание сельскохозяйственных растений», «Сорго сахарное», «Краткая культура огородных растений», «Культура красивейших луковичных растений», «Посев огородных растений», «Ягодные растения», «Общие правила размножения растений семенами», «Посев сельскохозяйственных растений», «Мята, ее разведение и выгонка масла» и других. Также А. Э. Иммер перевел книгу профессора П. Вагнера «Искусственные удобрения в применении к огородничеству, плодоводству и цветоводству» (1893).

Известно, что «популярные книжки по сельскому хозяйству»21, выпускаемые торговым домом, писал и Василий Семенович Богдан (1865–1939). Он трудился в фирме в 1892–1893 годах, впоследствии стал первым директором казенной опытной станции в Поволжье. Библиографически эти книжки не обнаруживаются, поскольку, вероятно, их автором опять же указан А. Э. Иммер.

В Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона говорится, что торговый дом «Э. Иммер и сын» ввел в отечественную сельскохозяйственную практику «множество полезных сортов огородных и хлебных растений. Фирма награждена на русских и заграничных выставках более чем 80 медалями и высшими почетными наградами, в особенности за “ее настойчивую и богатую результатами деятельность на поприще акклиматизации и заботы о развитии последней”» в России22.

* * *

С торговым домом «Э. Иммер и сын» связано московское предание о мавританском газоне, устроенном в Петровском парке у ресторана «Мавритания». В 1878 г. И. Ф. Натрускин приобрел участок земли в парке по Большой Прудовой аллее (ныне Петровско-Разумовская) и в 1895 г. здесь был построен ресторан по проекту архитектора П. П. Зыкова. Якобы одно время дела заведения шли плохо, и тогда хозяин, Иван Федорович Натрускин, придумал оригинальный ход — засадил пространство перед «Мавританией» газоном, похожим на богато разукрашенный ковер, к тому же из месяца в месяц менявшим свой узор. Наплыв желающих увидеть такое чудо способствовал увеличению посещаемости ресторана, что спасло Натрускина от разорения. Семена для газонной смеси, рецепт которой был получен от некоего иностранца, Иван Федорович заказал Иммерам; впоследствии те выкупили у ресторатора права на смесь и начали продавать ее под названием «Мавританский цветущий газон».

Скорее всего, это лишь легенда. И. Ф. Натрускин, владелец еще двух ресторанов — «Стрельна» и «Эльдорадо», — никогда не находился на грани разорения, а «Мавританский цветущий газон», премированный Российским обществом любителей садоводства, еще до открытия «Мавритании» занимал достойное место в каталогах торгового дома «Э. Иммер и сын». В частности, там сообщалось: «Наш <…> газон составлен из лучших многолетних тончайших трав, которые развиваются одновременно в первый же год посева с целой серией разнообразнейших по форме и окраске однолетних цветущих растений. Эти последние распускаются над изумрудной зеленью постоянным цветущим пестрым ковром с июня до морозов, причем июньская серия цветов сменяется в июле растениями другого характера, продолжающими цвести до осени. Ко всему этому прибавлены в достаточном количестве душистые растения, которые распространяют превосходный запах на далекое пространство. Полной роскоши мавританский цветущий газон достигает в середине лета; после этого по желанию его можно скосить, и тогда получается отличный газон; если косьбу не применять, то на следующий год образуется тоже отличный газон, так как все травы многолетние, цветы же только однолетние.

Видеть мавританский цветущий газон перед домом или в отдаленных местечках сада, около кустарных насаждений составляет, несомненно, большое удовольствие даже строгому любителю садоводства, но особенную ценность он имеет для лиц, которым нет ни времени, ни желания заняться устройством дачного или деревенского сада, так как обсемененные этим газоном голые площадки превращаются без особых затрат в сплошную массу красивых цветов, около которых остается только поддерживать чистоту дорожек».

Каталог дает практические советы: «Для полной удачи посева мавританского цветущего газона следует хорошо перекопать землю на глубину лопаты и затем ее мелко разрыхлить; удалить при этой работе корни сорных трав и удобрить землю, если она тощая, старым перепревшим навозом; лучше всего он удается на лужайках со свежей землей. Посев полезно сделать возможно раньше весною, как только оттает земля, если есть желание и возможность накрывать обсемененные места рогожками для защиты молодых всходов от весенних морозов; в этом случае он будет цвести уже в первых числах июня. Если же сделать посев позднее, около 8–10 мая, то защита излишня, и цветение начнется в конце июня. Семена перед посевом для ровного обсеменения нужно обязательно хорошо перемешать с сухим песком (на 1 часть семян 3 части песку); посев лучше всего придавить к земле доской или катком. В сухую погоду для ускорения всхода семян и успешного роста саженцев необходима поливка; впоследствии густота зелени значительно удерживает влажность земли и орошение можно считать обязательным только в засуху. Сорные травы непременно выпалывать, иначе они заглушат всходы цветов. Мы категорически заявляем: без соблюдения объясненных условий посева и ухода за мавританским газоном невозможно рассчитывать на удачное его цветение»23.

Также известно, что фирма действительно сотрудничала с И. Ф. Натрускиным, оформляя территорию вокруг ресторана.

* * *

А. Э. Иммер скончался 1 октября 1901 года и был похоронен на Иноверческом кладбище на Введенских горах24. Можно предположить, что там же упокоился прах его отца. Наследницей стала жена А. Э. Иммера Александра Арсеньевна. Детей чета не имела25, а сама А. А. Иммер, видимо, не стремилась продолжить семейное дело. Поэтому торговый дом подвергся реорганизации. Руководство им взяли на себя Федор Антонович Энгель, Вячеслав Михайлович Кузнецов и Николай Викторович Шехтель26. Прежнее название сохранилось, фирма осталась в сфере влияния московской немецкой общины и не утратила популярности.

Магазин «Э. Иммер и сын» пострадал во время Первой мировой войны от печально известных немецких погромов. Журналист В. М. Дорошевич писал в фельетоне «Министру финансов»: «Излишне повторять, что дважды два четыре, что всякий погром безобразен. Всякий, я думаю, понимает, что сыпать семена из магазина Иммера на мостовую не значит “сеять разумное, доброе, вечное”»27. Однако выпуск каталогов продолжился — они лишь стали хуже качеством и меньше по объему. Ассортимент продукции сократился, как и число клиентов. В обращении руководства фирмы к москвичам, датированном декабрем 1916 года, сквозят ощутимые нотки пессимизма:

«Вступая в 60-й год нашей торговой деятельности, позволяем себе выразить искреннюю признательность за то доброе внимание, которым мы неизменно пользовались. Просим верить, что оно особенно дорого в настоящее тяжелое время, переживаемое Россией.

Переживаемое время, богатое всякого рода изменениями в экономической жизни страны, отозвалось и на семенном рынке, вызвав не только поднятие цен, но и недостаток во многих сортах. Своевременно принятые меры все же дают нам возможность предложить сравнительно большой выбор сортов, которые и предлагаем в этом издании. Заранее извиняемся, если при получении заказа принуждены будем затребованные сорта за распродажей или почему-либо другому заменить подходящими. В случае нежелания замены покорно просим сделать о сем оговорку при требовании. Отсутствие такого предупреждения даст нам возможность произвести изменения в сортах. Цены этого каталога показаны на товары, находящиеся в наличности на складе; по распродаже запасов они могут измениться в зависимости от стоимости вновь полученной партии. Это не откажите иметь в виду и, делая заказ, разрешить нам отправку семян и в том случае, если бы цены подверглись изменениям. Такое разрешение, которым отнюдь не злоупотребим, даст нам возможность произвести высылку семян немедленно, не прибегая к переписке.

Из товаров, служащих для упаковки, очень вздорожали ящики, парусина, мешки, веревки и оберточная бумага. Это вынуждает нас относить стоимость укупорки на счет наших гг. покупателей, взимая лишь ту стоимость, в которую таковая нам обошлась. Помимо этого, мы должны производить также за счет наших гг. покупателей и расход по доставке сельскохозяйственных семян и растений по городу Москве, при условии доставки их на места или же на станцию железной дороги “Москва”. Последнее вызывается громадным вздорожанием платы за провоз лошадьми.

Еще большее сравнительно с предыдущим годом вздорожание бумаги для печати не дало нам возможности издать каталог в обычном размере и на этот год.

Предупреждаем, что работа железных дорог по доставке грузов производится неравномерно, почему за срочность посылки снимаем с себя всякую ответственность. Наиболее верный способ получения товаров — почтовыми посылками. Благоволите иметь это в виду.

Нами сделано все, чтобы иметь в запасе и своевременно доставить посевной материал, но если, тем не менее, произошли бы какие-либо недочеты, вызванные обстоятельствами настоящего времени, то просим относиться к ним снисходительно, памятуя, что большинство наших сотрудников находится на фронте, и мы, здесь оставшиеся, работаем усиленно, посвящая работе даже значительную часть того времени, которое в минувшие годы отдавали отдыху»28.

Революционные события 1917 года отнюдь не способствовали бесперебойному функционированию почты и железных дорог, а разорение усадеб — расцвету садоводческой деятельности. Заказов фирма получала все меньше и в 1918 году прекратила свое существование…