Поиск

Дом РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта на Садовом кольце

Дом РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта на Садовом кольце

Улица Садовая-Кудринская, 14/16


Отто Юльевич Шмидт

У истоков большого сталинского стиля.

Интересующимся архитектурой столицы читателям «Московского журнала» наверняка известен дом полярников (дом Главсевморпути) на Бульварном кольце (Никитский бульвар, 9). В этой статье мы расскажем о титульном доме Главного управления Северного морского пути, что находится на Садовом кольце (улица Садовая-Кудринская, 14/16). Об этом монументальном доме в СМИ практически не говорят. Память о его авторе — архитекторе Иване Кузьмиче Запорожце (1884–1952) — на долгие годы оказалась предана забвению и профессиональным сообществом, и простыми москвичами. Кроме того, в 2013 году было принято решение о необоснованности включения здания в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Почему так произошло? Попробуем восстановить цепь событий, а пока сообщим, что многие сведения о доме на Садовой-Кудринской, 14/16, публикуются здесь впервые.

Для того чтобы узнать историю дома и его создателя, мы обратились в Музей архитектуры имени А. В. Щусева. К сожалению, ничего про архитектора Запорожца и его творение с первого раза там найти не удалось, однако сотрудники порекомендовали обратиться в Центральную научно-техническую библиотеку по строительству и архитектуре. Другой наш путь лежал в Центральный архив города Москвы.

* * *

В Центральном государственном архиве впервые обнаруживаем многочисленные синьки, кальки, эскизы — проекты дома 1930‑х годов за подписью архитектора Ивана Запорожца — и делаем наше главное открытие: узнаем полное название дома на Садовой-Кудринской, 14/16, — дом РЖСКТ «Полярник» имени Отто Юльевича Шмидта1. Аббревиатура РЖСКТ означает «рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество». Отто Юльевич Шмидт — знаменитый полярник, исследователь Памира и Севера, Герой Советского Союза. В 1932–1938 годах — начальник Главного управления Северного морского пути. В 1932-м экспедиция под руководством О. Ю. Шмидта на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков» впервые прошла Северным морским путем из Архангельска до Берингова пролива за одну навигацию. По результатам плавания руководству страны был представлен доклад о возможности использования заполярного маршрута для развития северных территорий СССР. Возникла идея создать единую организацию, которая занималась бы не только транспортом, но также промышленностью, местными промыслами, строительством портовых сооружений, школ, больниц, постоянно действующих радио- и гидрометеорологических станций. Известно, что тогдашний руководитель страны И. В. Сталин сравнивал этот масштабный проект с Британской Ост-Индской компанией. Посчитав, что разные профильные наркоматы с поставленной задачей в должном объеме не справятся, правительство приняло решение о создании в 1932 году для освоения Севера отдельного ведомства под названием Главное управление Северного морского пути (Главсевморпуть, ГУСМП). Впоследствии Северный морской путь внесет неоценимый вклад в Великую Победу.

Заметим, что международное соперничество в освоении Арктики не теряет своей остроты и по сей день.

В советское время покорителей Севера воспринимали как героев. Возвращавшихся из экспедиций полярников встречали с теми же почестями, что и первых космонавтов несколько десятилетий спустя. Собственно, для героев этих событий и был построен дом «Полярник» им. О. Ю. Шмидта на Садовом кольце.

* * *

Итак, 17 декабря 1932 года учреждается Главсевморпуть. Руководителем назначается О. Ю. Шмидт. В дальнейшем появились территориальные управления Главсевморпути в Мурманске, Архангельске, Владивостоке. Были созданы ледокольный и транспортный флоты. Первой транспортной операцией на Северном морском пути явилось сквозное грузовое плавание лесовозов «Ванцетти» и «Искра» из Ленинграда во Владивосток (1935). В начале 1936 года в Москве прошли совещания Главсевморпути. СМИ широко освещали ход научных экспедиций и спасательных операций. Так, всем известна экспедиция на дрейфующей льдине полярной станции «Северный полюс — 1» под командованием И. Д. Папанина, позднее получившего адмиральское звание и сменившего О. Ю. Шмидта на посту начальника Главного управления Северного морского пути. После завершения авиационной операции по спасению людей с затертого льдами парохода «Челюскин» летчики, участвовавшие в ней, стали первыми Героями Советского Союза. Именами героев-челюскинцев называли улицы городов и парки.

Становится понятно, почему в 1932–1933 годах было принято решение построить для полярников титульный монументальный дом на главной столичной магистрали — Садовом кольце — и назвать его в честь О. Ю. Шмидта. Обратились к успевшему зарекомендовать себя архитектору И. К. Запорожцу — ему поставили задачу в кратчайшие сроки разработать футуристичный макет и приступить к строительству здания, во всем великолепии обозримого лишь с высоты птичьего полета.

* * *

И вот мы в архиве. Перед нами — грандиозный проект дома РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта. Необыкновенная деталь (напомним, документ датирован 1935 годом!): на крыше здания запланирован огромный солярий площадью 850 квадратных метров, чтобы полярники могли поправлять здесь здоровье после пребывания в суровом северном климате. Дом предлагалось оборудовать по последнему слову техники. На первых этажах предусматривались магазины с большими стеклянными витринами (функционируют по сей день). В квартирах — ниши для лыж, на лестничных пролетах — пожарный водопровод. На фасаде — массивные колонны и скульптуры полярников. Последней детали, к сожалению, не суждено было воплотиться, однако позже подобные скульптуры начали появляться на московских высотках (см., например, высотное здание на Кудринской площади) и других зданиях эпохи большого сталинского стиля.

Постепенно нам открывается неоценимый вклад архитектора И. К. Запорожца в становление архитектуры советского периода. Поэтапно скрещивая изящество модерна с четкостью линий конструктивизма и классицизма, он станет одним из главных создателей нового «античного» стиля, который впоследствии назовут сталинским неоклассицизмом.

* * *

Конечно, жители дома всегда знали, что он выстроен в форме буквы П. Но только теперь, когда нам стало известно полное наименование здания, мы в полной мере смогли понять замысел автора.

1930-е годы — время новаторства и яркого символизма в архитектуре. Так, Институт пчеловодства строился в форме пчелы, Театр Советской армии — в виде пятиконечной звезды. Еще один пример — конструктивистский дом-самолет на Фрунзенской набережной. Ну а в литере П, видимой с высоты птичьего полета, зашифровано название титульного дома Главного управления Северного морского пути — «Полярник»! Эту букву полярные летчики, проживающие в доме, по замыслу И. К. Запорожца, могли видеть с неба. Сегодня литера П просматривается даже со спутника.

* * *

По какой же причине этот дом и его автор оказались забыты? Постараемся разобраться, а начнем с известного многим дома Главного управления Северного морского пути на Бульварном кольце (архитектор Е. Л. Иохелес), что даст нам пищу для ряда интересных сопоставлений. Здание на Бульварном кольце называют еще изящным палаццо, выдержанным в мавританском стиле. Невольно возникает вопрос: почему для дома полярников на бульваре был избран роскошный южный стиль с присущим ему обилием террас, арок, балконов, колонн? Ведь символизм, о чем уже сказано, был исключительно важен в советскую эпоху. Архитектурный стиль почти всегда четко отвечал поставленной задаче (редкие исключения лишь подтверждают правило).

Итак, для исследователей Севера на Бульварном кольце построен дом в южной стилистике. Кроме того, если присмотреться к зданию внимательнее, мы обнаружим различную этажность «флигелей»: в одном из них пять, а в другом — шесть этажей. Дело в том, что здание возводили не с нуля, а пристраивали в 1936–1937 годах к трехэтажному особняку Шереметевой (1901, архитектор А. Ф. Мейснер), на тот момент уже более 30 лет стоявшему на Никитском бульваре. Кстати, фешенебельный особняк превращали в многоквартирный дом еще при жизни и участии его автора. Таким образом, обилие террас и балконов, очевидно, продиктовано необходимостью возводить конструкции над крышей дореволюционного здания. Вначале надстроили два этажа, затем — почти симметричный «флигель» (на этаж выше особняка с надстройкой) и главный фасад. То есть стиль здесь во многом продиктован производственной необходимостью: над дореволюционным особняком требовалось предусмотреть легкие конструкции и соблюсти его стилистику в новых «флигелях».

Завершая тему дома полярников на Бульварном кольце, укажем, что его архитектор Е. Л. Иохелес прожил долгую жизнь, был удостоен Государственной премии СССР за разработку (в соавторстве) архитектуры жилых районов Тольятти. Дом на Никитском бульваре — самый известный проект (выполненный опять же в соавторстве) и фактически вершина творчества Евгения Львовича. Позже он работал над типовыми домами из сборного железобетона в Черемушках, а также над сериями комплексной застройки в Архангельске и Владивостоке.

* * *

Перед титульным домом РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта (в самом центре литеры П) была разбита парадная клумба финского гранита с газоном и деревьями. Редкий камень имел отдельную историческую ценность — во время войны немцы специально привезли его из заполярной части Финляндии для установки в Москве памятника Гитлеру, однако после Победы ценный красный гранит использовали для отделки жилых зданий на Тверской улице, а также для устройства клумбы и отделки фасада дома на Садовой-Кудринской, 14/16.

В 2016 году дом РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта клумбы и большинства деревьев, к сожалению, лишился.

* * *

Архитектору дома РЖСКТ «Полярник» имени О. Ю. Шмидта на Садовой-Кудринской, 14/16, И. К. Запорожцу повезло, увы, меньше, чем его младшему коллеге Е. Л. Иохелесу (служившему, кстати, помощником другого известного зодчего — И. В. Жолтовского). Во-первых, память об Иване Кузьмиче Запорожце на сегодняшний день практически утрачена. Во-вторых, он не получил столь высоких наград, хотя был исключительно талантливым и плодовитым архитектором, создававшим здания и в стиле модерн, и в стиле конструктивизма, и в стиле сталинского неоклассицизма.

Продолжая исследование, мы по совету сотрудника Музея архитектуры имени А. В. Щусева направляемся в Центральную научно-техническую библиотеку по строительству и архитектуре. Здесь находим единственный источник сведений о жизни и творчестве Ивана Кузьмича Запорожца — очерк А. Ф. Грушиной в журнале «Архитектура и строительство Москвы» (1987, № 10), переработанная и дополненная версия которого предваряет нашу публикацию. Из этого очерка узнаем, что И. К. Запорожец неустанно проектировал разнообразные здания для всего Советского Союза и являлся фактически ведущим архитектором Москвы своего времени, однако, к сожалению, из-за подорванного здоровья рано умер, не успев реализовать многие свои идеи.

Он учился в звездном, как теперь сказали бы, классе великих художников и педагогов В. А. Серова и К. А. Коровина, смолоду работал не покладая рук. Построенная им дача К. А. Коровина в Гурзуфе станет впоследствии Домом творчества Союза художников СССР. В Минске Иван Кузьмич возводит здание Белорусского государственного университета. Создает проекты оперных театров, гостиниц, кинотеатров, серии жилых домов, Дома советов в Омске (однако последний в жизнь воплощен не был). В Моссовете Запорожец руководит секцией, куда входят лучшие архитекторы страны2.

В 1920–1930-х годах столица стремительно преображалась: исчезали деревянные постройки, появлялись широкие улицы и проспекты, строилось новое жилье. Менялся и Иван Кузьмич: к полученному блестящему дореволюционному образованию добавляется мощная энергетика нового времени, желание трудиться на благо развивающейся молодой страны. Запорожец пробует себя в разных стилях, все больше предпочитая городскому модерну динамичные линии конструктивизма, а позже работает над созданием направления, названного впоследствии сталинским ампиром. И. К. Запорожца с полным правом можно причислить к плеяде архитекторов, создавших большой сталинский стиль…