Поиск

«Ради обучения мудролюбивых российских отроков»

«Ради обучения мудролюбивых российских отроков»

Учебник Магницкого. Титул с фронтисписом


Вторая часть учебника Л.Ф. Магницкого

О математике, педагоге, создателе первого в России свода математических знаний своего времени Леонтии Филипповиче Магницком (1669–1739).

Фамилию Магницкий Леонтий Филиппович Теляшин (Телятин), родившийся в семье крестьянина Осташковской патриаршей слободы Тверской губернии, получил уже в зрелом возрасте, но именно под ней он вошел в историю.

В библиотеке Нило-Столобенской пустыни, расположенной неподалеку от слободы, мальчик самостоятельно обучился грамоте, получил первые знания в науках. «В младых летах неславный и недостаточный человек, работою своих рук кормивший себя, он прославился здесь только тем, что, сам научившись чтению и письму, был страстный охотник читать в церкви и разбирать мудреное и трудное», — писал один из первых биографов Магницкого Н. А. Криницкий. Пятнадцати лет Леонтий был послан в Иосифо-Волоколамский монастырь с возом рыбы. Монахи, видя, что он грамотен, оставили его при обители для чтения духовных книг.

Дальше — московский Симонов монастырь и, вероятно, обучение в Славяно-греко-латинской академии. Обширные познания Леонтия Филипповича в  иностранных языках и арифметике позволяют предположить, что он освоил эти предметы именно там. В  академии преподавали древнегреческую историю и литературу, логику, психологию, физику. Молодые люди упражнялись в  красноречии, сочиняли стихи и диалоги, ставили пьесы. Жилось студентам нелегко, чтобы прокормить себя, Леонтий давал уроки математики — чем и заработал себе почет и уважение среди горожан.

* * *

Какой же была математическая наука в допетровской Руси? Азам математики учили в Артиллерийской (Пушкарской) школе: четыре арифметических действия, начальные сведения по геометрии. В предисловии к одному из рукописных задачников того времени читаем: «Сия мудрость остропаримого разума нарицается арифметика. Без сия мудрости ни один философ, ни доктор не может быти. По сей мудрости гости по государствам торгуют и во всяких товарах и в торгах силу знают, и во всяких весах и мерах, в земном верстании и морском течении». Учебников в XVII веке было всего два — «Считание удобное, которым всякий человек купующий или продающий зело удобно изыскати может число всякие вещи» (1682) и «Краткое и полезное руковедение во аритметыку» И. Ф. Копиевского (1699).

В 1701 году Петр I «указал именным своим великого государя повелением <…> быть математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук учению <…> и тех наук ко учению усмотря избирать добровольно хотящих, иных же паче и со принуждением, и учинить неимущим во прокормлении поденной корм». Поскольку для изучения астрономии требовалось высокое здание, Школу математических и навигацких наук разместили в Сухаревой башне. Обустройством обсерватории занимался сподвижник Петра Яков Вилимович Брюс (1669–1735). Принимали в школу «детей дворянских, дьячих, подьячих, из домов боярских и других чинов, от 12 до 17 лет; но как в эти лета из домов боярских являлось малое число, то стали принимать и 20-летних. <…> На городских воротах и во всех больших селах выставили царские указы, строго подтверждавшие явиться на смотр всем дворянским детям указных лет; при этом приложены были списки не явившихся для того, чтобы знали, кто укрывается». Ученики, чьи родители владели более чем пятью крестьянскими дворами, содержались за собственный счет, а все остальные получали «кормовые» деньги. В школе обучали арифметике, геометрии, алгебре, плоской и сферической тригонометрии, навигации, мореходной астрономии и географии. Из Англии были приглашены ученые: Эндрю Фархварсон — университетский профессор, Стефан Гвин и Ричард Гриз. Однако они не говорили по-русски, а их ученики не только не знали английского, но и на своем родном языке порой не всегда могли читать и писать. Стали искать учителя из соотечественников. Дьяк Оружейной палаты А. А. Курбатов, заведовавший школой, посчитал, что из живущих в Москве на эту должность наиболее подходит Леонтий Филиппович. Cогласие императора было получено: «По возвращении своем из чужих краев <…> Петр I узнал русского математика. Сколько он ни был предубежден в пользу иностранцев; однако ж остроумие, ученость и благонравие Леонтия Филипповича <…> восхитили государя». Петр I поручил Магницкому подготовить для Навигацкой школы учебник математики — «чрез труд свой издать на словенском диалекте, избрав от арифметики и геометрии и навигации, поелику возможную к тиснению книгу».

* * *

Хотя все преподаватели имели комнаты в Сухаревой башне, условия проживания там, вероятно, были не из лучших, поэтому по приглашению А. А. Курбатова Магницкий писал учебник в его доме. Работа продолжалась с февраля по ноябрь 1701 года, после чего «Леонтий Магницкий книгу Арифметику издания своего явил <…> и та книга послана с ним же Леонтием в типографию со усмотрением исправления 2400 книг». Такой большой тираж (в школе обучалось не более 500 человек) обусловливался тем, что учебник предназначался и для других заведений, а также для продажи желавшим совершенствоваться в математике самостоятельно. Пока же обучение в школе велось по составленному Магницким рукописному курсу.

«Арифметику» готовили к выходу в свет долго — более года. Одни исследователи считают, что печать шла с деревянных досок, на которых был вырезан текст. В пользу данной версии говорят экземпляры, напечатанные бледным шрифтом. Согласно мнению других, книга набиралась подвижными литерами — кириллицей трех размеров.

Учебник был издан большим форматом на плотной бумаге, имел 662 страницы, печатался черной и красной красками. Текст на титульном листе гласил: «Арифметика, сиречь наука числительная, с разных диалектов на славянский язык переведенная, и во едино собрана, и на две книги разделена. Ныне же повелением благочестивейшего великого государя нашего царя и великого князя Петра Алексеевича всея великие и малые и белые России самодержца. При благороднейшем великом государе нашем царевиче и великом князе Алексии Петровиче в богоспасаемом царствующем граде Москве типографским тиснением ради обучения мудролюбивых российских отроков и всякого чина и возраста людей на свет произведена <…> в лето от сотворения мира 7211, от рождества же по плоти Бога Слова 1703, индикта 11, месяца януария». Внизу мелким шрифтом значилось: «Сочинися сия книга через труды Леонтия Магницкого». На обороте титула — заставка (цветы на поляне) с надписью: «Тако цветет человек, яко цвет селный (полевой. — Е. Д.)» — аллюзия на стих 102‑го псалма: «Человек, яко трава дни его, яко цвет селный, тако отцветет». Чуть ниже — стихотворное послание к читателю:

Приими, юне, премудрости цветы,

Разумных наук обтицая верты

(обходя извилистые дорожки сада

знаний. — Е. Д.),

Арифметике любезно учися,

В ней разных правил и штук придержися.

Ибо в гражданстве к делам есть потребно

Лечити твой ум, аще числит вредно.

Та пути в небе решит и на море,

Еще на войне полезна и в поле.

Обще всем людям образ дает знати,

Дабы исправно в размерах ступати.

О ней ты цвети как крин

(лилия. — Е. Д.) благовонный,

Равно и к иным наукам будь хотный.

Фронтиспис представляет собой гравюру с гербом Российской империи и портретами античных мудрецов Пифагора и Архимеда. Пифагор изображен в средневековой одежде, в руках у него весы, книга, таблица с числами, у ног — письменные принадлежности (циркуль, перо, линейка, чернильница) и товары (тюки, мешки, сундук с монетами). Архимед облачен в арабскую одежду, в руках он держит таблицу с уравнениями и астролябию, рядом — глобус, корабль. В картуше надпись: «Арифметика Политика, сих и другая Логистика. И многих иных издателей в разна времена списателей» (слово «политика» здесь означает математические законы). Рисунок готовит читателя к тому, что речь в книге пойдет не только об арифметике, но и о геометрии, алгебре, астрономии, навигации…