Поиск

Два пастыря

Два пастыря

Иеромонах Амвросий во время перехода со знаменным отделением


Командир лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества полка генерал-майор Э. Л. Левстрем
и иеромонах Амвросий. Фотография сделана предположительно на Пасху 22 марта 1915 года

Ратное служение православного духовенства Российской империи.

14 июня 1915 года в 3-й гренадерский Перновский полк для исполнения пастырских обязанностей прибыл иеромонах Амвросий, ранее с 28 ноября 1914-го духовно окормлявший лейб-гвардии 1-й стрелковый Его Величества полк. Там к нему относились очень тепло, в том числе командир — генерал-майор Эрнест Лаврентьевич Левстрем. Когда не велось серьезных боевых действий, практически каждый день назначались службы, о которых сообщалось в полковых приказах с требованием обеспечить присутствие всех нижних чинов православного вероисповедания. Но, по воспоминаниям поручика А. П. Деревицкого, хорошо знавшего иеромонаха Амвросия, необходимости в подобном принуждении не было, поскольку посещать службы желали «почти все, несмотря на разбросанность полка по деревням в районе двух — двух с половиной верст и суровое зимнее время. <…> Сила молитвенного экстаза иеромонаха Амвросия была столь привлекательна, что лютеране и католики также охотно посещали его церковнослужения. <…> Во время нахождения полка в резерве его всегда окружала значительная толпа стрелков, как только он появлялся. Подходили к нему не только стрелки, но и офицеры, так что иеромонах Амвросий всегда был окружен группою человек в 50–60. Иногда задавали ему вопросы глубокого характера, и он простым понятным языком вел как бы духовно-нравственные беседы. <…> Беседы эти были живые, уже по самому характеру своему являвшиеся ответом на духовные запросы стрелков».

На марше отец Амвросий не пользовался повозкой, как другие священники, шагал рядом со знаменным отделением, а на предложения сесть в повозку возражал: «Зачем же? Стрелки и большинство господ офицеров идут пешком, так и я могу». Не оставлял он воинов и в бою — шел под выстрелами на передовую, благословлял, давал приложиться ко кресту, вселяя в сердца мужество и уверенность. Солдаты предостерегали: «Батюшка, убьют!» — и слышали в ответ: «Все в руках Божиих, без Его воли никакая пуля не возьмет». За один из таких боев — у деревни Кольча 13 февраля — иеромонах Амвросий получил наперсный крест на георгиевской ленте и был представлен к ордену Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. В дальнейшем он так же регулярно появлялся на линии огня, благословляя сражающихся, напутствуя умирающих. Солдаты искренне любили своего пастыря, с благоговением обсуждали подробности его полкового быта: спит на досках, да и то по два-три часа, большую часть ночи простаивает на молитве, ест только постное — кашу, картофель да капусту, сам себе и готовит, денщик иной раз только кипяточку ему согреет…

30 апреля 1915 года вышел приказ протопресвитера военного и морского духовенства о переводе отца Амвросия в 3-й гренадерский Перновский полк, но перевод задержался, и на новое место батюшка прибыл, как сказано выше, 14 июня. В Перновском полку он тоже снискал всеобщую любовь и уважение.

24 июня разгорелся бой, во время которого иеромонах Амвросий, по обыкновению, «геройски шедший впереди 1-го батальона на штурм германских окопов», погиб. О том, как это было, узнаем из представления к ордену Святого Георгия 4-й степени, написанного командиром полка полковником Александром Викторовичем Осецким: «<…> Когда полку была дана задача выбить противника из занятого последним нашего участка позиции, пришлось действовать при особо исключительно трудной обстановке по чрезвычайно изрытой местности, и притом <…> совсем незнакомой, при подавляющем численном превосходстве противника. Тут требовалось приложить все средства для подъема до большой черты нравственных сил и устойчивости наступающих. И вот о. Амвросий по собственному почину пошел в наступление, а затем и на штурм впереди наступающих. Подбодряя, действуя личным примером и словом, с крестом в руке, шел мужественный пастырь на святое дело, не обращая внимания, что черная одежда отличает его от остальных наступающих. Перед окопами противника во время атаки пал, сраженный пулей в голову. О. Амвросий поднял дух наступающих до высоты, нужной для решения их задачи». Приказ о посмертном награждении иеромонаха Амвросия орденом Святого Георгия 4-й степени состоялся 13 сентября 1916 года.

26 июня тело отца Амвросия доставили в Нилову пустынь Осташковского уезда Тверской губернии, где он был похоронен (могила не сохранилась). Общее собрание офицеров полка 5 июля приняло решение о покупке венка для возложения на гроб.

В публикациях последних лет («Истинно золотой поп…», «Кавалеры Военного ордена…», «Священники — кавалеры…» — см. список использованных источников и литературы) названа фамилия иеромонаха Амвросия — Матвеев. Однако в приказе от 20 июля 1915 года по хозяйственной части говорится о «собственных деньгах убитого полкового священника о. Амвросия, оставленных им по распоряжению своему отцу Егору Давидовичу Французову»; здесь же упоминаются братья покойного — Петр Егорович и Иван Егорович Французовы. Таким образом, можно предположить, что его фамилия была не Матвеев, а Французов. Действительно, в Государственном архиве Тверской области удалось разыскать документы, подтверждающие это, а также позволяющие установить мирское имя (Андрей) и некоторые факты биографии иеромонаха Амвросия. Родился Андрей Французов в 1880 году в Осташковском уезде Тверской губернии (деревня не указана) в крестьянской семье. Окончил церковноприходскую школу. Поступил трудником в Нилову пустынь 28 мая 1898 года. В деревне занимался кузнечным ремеслом, был призван в армию (1903), служил в Приамурской пограничной страже, принимал участие в Русско-японской войне (1904–1905), дослужился до чина унтер-офицера. 19 сентября 1908 года определен указным (зачисленным в штат) послушником Ниловой пустыни. 7 декабря 1910-го принял монашеский постриг, 30 января 1911-го рукоположен во иеродиакона. Когда грянула война, уже в сане иеромонаха отправился на фронт. Дальнейшее изложено выше…