Поиск

Фабриканты

Фабриканты

А. фон Вилле. Вид города Бармена. 1870 год


В. Петерс. Эльберфельд в 1850 году

Семейство Рабенек в России (1829–1917).

Братья Франц (1787–1858)1, Людвиг (1791–1862) и Христиан (1781–1856) Рабенеки (Rabeneck) родились в немецком городе Энгер. Их отец Каспар Хейнрих, судя по всему, был состоятельным и уважаемым человеком, поскольку в 1806 году его избрали городским казначеем. Вскоре после избрания Каспар умер2. Мать Доротея, урожденная Поппензиек, скончалась раньше (1802).

Предоставленный самому себе, Франц перебрался в Эльберфельд — сердце немецкой текстильной промышленности. В описываемое время Эльберфельд являлся так называемым двойным городом, составлявшим единое целое с соседним Барменом3. Текстильный промысел зародился здесь еще в XV веке, что было связано со свойством воды реки Вуппер (правого притока Рейна) хорошо отбеливать шерстяную пряжу. В XVII столетии Эльберфельд сделался центром производства и окраски льняных и шерстяных тканей, а позже и хлопчатобумажных4. В 1780-х годах в городе появились мастера по окраске хлопчатобумажной пряжи в ярко-красный цвет — так называемый адрианопольский, по названию турецкого Адрианополя (ныне Эдирне)5. Этот метод, позволявший добиться устойчивости цвета (ткань практически не линяла), на рубеже XVIII–XIX веков получил широкое распространение6.

В 1810 году Ф. Рабенек связал свою судьбу с одной из самых влиятельных семей Эльберфельда, женившись на Анне Вильгельмине Брёгельманн (1786–?), что способствовало успеху: уже через год мы видим подпись Франца под верноподданническим посланием крупнейших эльберфельдских купцов и промышленников к Наполеону. В 1820–1830-х годах Франц владел фабрикой по окраске хлопчатобумажной пряжи под эгидой товарищества «Рабенек (Франц) и Ко». В работе фирмы принимал участие и старший из братьев Христиан7.

По семейным преданиям Рабенеков, далее их дело застопорилось из-за возросшей конкуренции. Они стали искать новые пути развития производства. Поиски привели в Россию, куда Франц Рабенек прибыл около 1827 года, оставив руководство эльберфельдской фирмой братьям. У Московского попечительного о бедных комитета он арендовал под фабрику участок земли близ села Болшево Московского уезда. Земля эта являлась частью обширных угодий, завещанных комитету умершим в 1826 году князем П. И. Одоевским8.

Франц Рабенек устроил свое предприятие к 1829 году9, первым в России начав выделывать бумажную пряжу европейского качества, окрашенную в адрианопольский красный и розовый цвета10. Качество продукции вскоре было отмечено — на Московской выставке мануфактурных изделий (1831) фабрикант получил большую серебряную медаль11.

Оценив успех брата, в Москву прибыл и Людвиг Рабенек12. В 1833 году он купил часть сельца Соболево Богородского уезда, которое располагалось ниже Болшева по течению Клязьмы13, и в 1834-м основал здесь фабрику по крашению бумажной пряжи. В начале 1840-х на предприятии впервые в России стали окрашивать мареной простую хлопчатобумажную ткань — миткаль, производя модный в то время кумач, а к 1848 году уже изготавливали кумачовые ситцы, набивая на ткань рисунок14. Изделия фабрики Людвига (Льва Андреевича) Рабенека — бумажная пряжа, кумач, ситцы и бумажные набивные платки — экспонировались на промышленных выставках, в том числе на Всемирной лондонской (1851), где, однако, впечатления не произвели. В России же Л. А. Рабенек и его сыновья-компаньоны Артур (1836–1864) и Лев (Людвиг) (1831–1899) получили все возможные выставочные призы, а в 1865 году фирма удостоилась высшего отличия — права изображать на своих вывесках и продукции государственный герб15.

К моменту смерти Льва Андреевича (1862) дела его мануфактуры обстояли неважно. Причина — экономический кризис, поразивший финансовую и промышленную сферы всего мира, включая Россию16. К тому же в 1862–1865 годах произошло «огромное сокращение подвоза хлопка, благодаря американской междоусобной войне»17. Большое значение имела и конкуренция в красильной отрасли, где лидирующую позицию заняла фабрика Асафа и Александра Барановых (Владимирская губерния), чья продукция была худшего качества, но продавалась на порядок дешевле18.

Сыновья Л. А. Рабенека активно работали на фабрике уже с середины 1850-х годов. Отец дал им отличное образование: Артур учился в Политехникуме в Цюрихе, а Лев — в Промышленном училище в Кельне19. После ранней смерти Артура руководство семейным бизнесом сосредоточилось в руках Льва, взявшего на себя и опеку над пятью детьми брата20.

Л. Л. Рабенек предпринял максимум усилий с целью вывода фабрики из состояния упадка, участвовал в мануфактурных выставках, в том числе и во Всемирной 1867 года в Париже, где получил бронзовую медаль. В связи со снижением спроса на кумачовые ситцы в России много было сделано для продвижения продукции на рынки Кавказа, Ирана и Средней Азии, куда к началу 1880-х поставлялось уже до трети всех производимых Рабенеками тканей21. Лев Львович, развивая производство, пригласил немецких инженеров-колористов, но у тех дело не заладилось22. На смену зарубежным специалистам на фабрику пришли русские. В частности, в 1869 году помощником мастера приняли талантливого красильщика М. А. Слотинцева (1841–1915). Впоследствии он стал главным мастером красильного и ситцепечатного отделения предприятия, проработав там в общей сложности 26 лет23.

К 1870 году в печатном производстве Рабенеков помимо ручного способа, когда рисунок набивался специальными досками с возвышенным резным узором, применялись ситцепечатные машины — перротины24. Они позволяли наносить на ткань многоцветные орнаменты. Фабриканты закупили и агрегаты, автоматизировавшие процесс промывки ситцев, вследствие чего люди, «занимавшиеся до того времени промывкой товара на реке в зимнюю пору, стали иметь возможность работать в теплых закрытых помещениях». Большим подспорьем явилось внедрение в производство искусственного ализарина (иначе — краппа: красителя, ранее извлекавшегося из корня марены), значительно упрощавшего и ускорявшего процесс окраски.

В 1878 году на Всемирной выставке в Париже окрашенные в адрианопольский цвет пряжа и бумажные ткани Л. Л. Рабенека были отмечены золотой медалью. В 1882-м на Всероссийской художественно-промышленной выставке (Москва) фирму наградили государственными гербами — за ситцы и пряжу, а также за произведенный ализарин25.

Наблюдая за взлетом еще недавно стоявшей на грани краха фабрики, крупные московские коммерсанты не преминули войти в дело. В 1879 году они совместно с Львом Львовичем основали высочайше утвержденное Товарищество мануфактур «Людвиг Рабенек» в Москве. Учредителями и инвесторами выступили среди прочих Карл, Василий и Даниил Торнтоны как представители одного из наиболее успешных торговых домов того времени — «Вогау и Ко», фирмы «Стукен и Шпис», «Иван Щукин с сыновьями», предприниматели К. Ф. Стукен и А. А. Лутрейль26. К управлению привлекли известных московских финансистов К. К. Банзу (1842–1901) и К. И. Риша (1841–1918), связанных деловыми и родственными отношениями с семьей Вогау. Последние же являлись родственниками Рабенеков по линии Франца27.

В 1881 году Л. Л. Рабенек оставил руководство фирмой и уехал за границу28. Поскольку он не имел детей, во главе товарищества стали два его племянника — Лев Артурович (1856–1928) и Эдуард Артурович (1858–1945). Первоначальное образование они получили дома. В начале 1870-х годов дядя отправил молодых людей в Кельн, где они поступили в Промышленное училище (в этом заведении, как мы помним, учился сам Лев Львович.) В 1875-м, окончив училище, братья перебрались в Дрезден, в Королевскую политехническую школу, имевшую статус университета. По завершении обучения там они как прусские подданные прошли годичную военную службу и наконец смогли вернуться в Россию.

Товарищество мануфактур «Людвиг Рабенек» динамично развивалось: к 1899 году его капитал увеличился в три раза29, а годовое производство возросло более чем в шесть раз30. Это было связано большей частью с повышением спроса на русские хлопчатобумажные ткани в Азии. Как уже говорилось, продвижение продукции фирмы Рабенеков на иранский рынок началось еще в 1860-х годах. Процесс происходил в русле общей тенденции того времени. В Иране активно торговали такие гиганты хлопчатобумажной индустрии, как Никольская и Богородско-Глуховская мануфактуры Морозовых, московские фабрики Гюбнера и Цинделя, фабрика Кокушкина из Иваново. Чтобы уменьшить количество посредников и нарастить продажи, к 1900 году Рабенеки открыли оптовые склады в Тебризе и Тегеране. Небольшие склады, по-видимому, имелись в Ширазе и Исфагане, а также в иракском Багдаде. Но на юге была сильна конкуренция более дешевых английских ситцев, и российские широкого распространения здесь не получили. Отметим, что Рабенеки специально производили ткани, ориентируясь на вкусы иранского потребителя. Например, в 1907 году они поставляли такие сорта ситцев, как шестицветный (бухарский рисунок), сябакалам — зеленые разводы по красному полю (персидский рисунок), сефидкалам — белые разводы по такому же фону»31. Бойко расходились «ситцы <…> с красным фоном и мелкими желтыми или синими цветами»32.

Продвигали Рабенеки свою продукцию и в присоединенную к России Среднюю Азию. Товарищество пришло в Туркестан около 1895 года. Оптовые склады были устроены сначала в Самарканде, потом в Коканде. В Новой Бухаре помимо склада находилась контора по скупке хлопка. (До 1896 года в Самарканде открыло свой склад и товарищество бумагокрасильной фабрики «Франц Рабенек»33. Но сами Рабенеки в деле не участвовали — еще в середине 1870‑х сыновья Франца продали болшевскую фабрику торговому дому «Стукен и Шпис» и уехали за границу34. Новые хозяева, к которым не замедлили присоединиться члены семьи Вогау, сосредоточились на окраске хлопчатобумажной пряжи, а с 1900-х годов и на ее производстве.)

Проникали изделия Рабенеков и в Китай — преимущественно в приграничную с Россией провинцию Синьцзян35.

Расширение рынка сбыта требовало модернизации производства и наращивания объемов выпускаемой продукции. На фабрике в Богородском уезде увеличили мощность паровых машин, установили новые ситцепечатные станки. Во второй половине 1890-х годов предприятие полностью электрифицировали, проложили к нему железнодорожную ветку. К 1900-му рядом с красильной фабрикой была построена прядильно-ткацкая — так называемая Новая36, а в 1905-м у купцов Мазуриных приобретена хорошо оснащенная прядильная мануфактура в селе Реутово Московского уезда37. Большое значение имело и химическое производство — синтез ализарина и серной кислоты. Причем с 1894 года серную кислоту Рабенеки получали новым для России контактным методом, применявшимся еще только на Тентелевском химическом заводе под Петербургом38. Новаторские приемы использовались при крашении пряжи и в ситцепечатании. Как результат на Всероссийской промышленно-художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде товарищество мануфактур «Людвиг Рабенек» получило два государственных герба, причем один — за химическую продукцию39. Прекрасное качество окрашенных ализарином хлопковых пряжи и тканей специалисты по достоинству оценили и на Всемирной выставке в Париже (1900) — в своей категории изделия Рабенеков удостоились Гран-при40