Поиск

«Московская прописка» ППШ и ППС

«Московская прописка» ППШ и ППС

Сборка пистолетов-пулеметов в цехах ЗиСа. Фотография из книги: Завод и люди. 1916–2016. Т. 1. М., 2016


Здание бывшего управления ЗиСа на Автозаводской улице. Фотография из книги: Музей истории Акционерного Московского Общества «Автомобильный завод имени И. А. Лихачева». М., 2015

К 77-летию разгрома немецко-фашистских войск в битве за Москву (1941–1942).

Военная Москва… При этих словах представляются перегороженные баррикадами улицы, патрули, стволы зенитных орудий… Но военная Москва — это еще и потоки железнодорожных эшелонов, палаты госпиталей, а также цеха оборонных заводов. Ведь враг стоял у ворот, и необходимо было немедленно решать вопрос вооружения советского солдата. В столице началось производство прославленного автомата ППШ, точнее, пистолета-пулемета системы Г. С. Шпагина образца 1941 года. Здесь же выпускался собрат ППШ — пистолет-пулемет системы А. И. Судаева (ППС) образца 1943 года. Биографии конструкторов, а также достоинства и военное значение созданного ими оружия хорошо изучены. Гораздо менее известно о массовом выпуске этого оружия, в том числе в Москве. Большой объем сведений на сей счет содержат 49 постановлений Государственного комитета обороны1. Наше исследование основано на подлинниках постановлений ГКО2, которые, в отличие от рассылочных экземпляров, сопровождены весьма информативными подготовительными документами. В результате выстроился предлагаемый вниманию читателей рассказ о «московской прописке» ППШ и ППС3. Более глубокое исследование темы требует привлечения материалов Московского городского комитета ВКП(б), исполкома Моссовета, отдельных предприятий.

* * *

К серийному производству ППШ приступили в начале 1941 года на заводе, расположенном в подмосковном Загорске (ныне — Сергиев Посад). В октябре этот завод эвакуировали в поселок Вятские Поляны Кировской области. Между тем действующей армии требовались непрерывные и все возрастающие поставки пистолетов-пулеметов. Поэтому выпуск ППШ развернули на других предприятиях в различных регионах страны4.

В Москве производство пистолетов-пулеметов Шпагина было официально организовано постановлением ГКО от 22 ноября 1941 года. В качестве базовых выбрали Московский автомобильный завод имени И. В. Сталина (ЗиС, позднее — Московский автомобильный завод имени И. А. Лихачева, Автозаводская улица, 23) и Московский завод счетно-аналитических машин (САМ, Нижняя Красносельская улица, 33). МГК получил право в порядке кооперирования привлекать к делу любые московские заводы; было запрещено без согласования с ним эвакуировать из Москвы и области металлорежущие станки, кузнечно-прессовое и сварочное оборудование. Для премирования инженерно-технических работников и особо отличившихся рабочих ЗиСа и завода САМ выделялись средства из резервного фонда СНК СССР5.

Хотя Москва не имела оружейных заводов, а основные предприятия успели вывезти из города, наладить здесь выпуск ППШ не составило проблемы, поскольку технология изготовления основных деталей пистолета-пулемета довольно проста — холодная штамповка и сварка6; необходимого же для этого оборудования в столице хватало. Свою роль сыграла и тогдашняя близость фронта к Москве.

ЗиС и завод САМ, в августе 1942 года переподчиненный под № 828 Наркомату минометного вооружения (ранее подчинялся Наркомату общего машиностроения), оставались единственными московскими заводами, выпускавшими ППШ, до февраля 1942-го. С этого времени производство пистолета-пулемета в столице организовали еще на заводе № 43 Наркомата авиационной промышленности (ныне — ОАО «Дукс», улица Правды, 8) и предприятии по выпуску холодильников «Искра» (Павловская улица, 27). ЗиС должен был выдавать 1500 штук ППШ в сутки, завод САМ — 500, завод № 43 и «Искра» — по 150 штук7. В апреле «Искру» попытались переключить на выпуск ранцевых огнеметов, однако выяснилось, что здесь в течение первого квартала полностью освоили производство ППШ и за 25 дней апреля сдали армии 955 штук. Поэтому изделие продолжило и далее сходить с конвейера «Искры»8. В течение июля — сентября 1943 года завод № 828 постепенно начал выпускать пистолеты-пулеметы Судаева (ППС, в постановлениях обозначался как «ПП-43»)9, которые превосходили ППШ по боевым качествам, были проще и дешевле в изготовлении10. Предполагалось с 1 октября 1943 года перевести на ППС и все остальные московские заводы, но после некоторых колебаний от этих планов отказались11.

Общее количество предприятий, специализирующихся на ППШ, во время войны неоднократно менялось и достигало 13. В Москве их было всего четыре, но их планы составляли около половины всего объема продукции по стране. С ППС в столице имел дело лишь завод № 828, однако его план составлял основную часть общесоюзного. В целом месячные нормы по выпуску пистолетов-пулеметов в Москве выросли с 14 тысяч штук в декабре 1941 года до 50 тысяч штук в марте 1942-го, а с конца 1942-го приближались к 100 тысячам штук. Флагманом здесь оставался ЗиС — на него приходилось две трети плана.

Впрочем, плановые показатели в силу разных причин не всегда удавалось выдерживать. Так, общесоюзное «ожидаемое выполнение за февраль» 1942 года составляло 60 тысяч штук ППШ при плане 102,6 тысячи12. Лучше обстояло дело в апреле 1942 года, когда при плане 100 тысяч штук за 28 дней этого месяца было «уже сдано Красной армии 96,5 тысячи штук ППШ. Выполнение апрельского плана ожидается в размере 104–105 тысяч штук»13. В январе 1944-го общесоюзный план удалось перевыполнить на 3,5 тысячи штук, а в феврале он оказался недовыполнен на 14,8 тысячи штук14. Тем не менее даже с учетом указанных расхождений реальные объемы ежемесячного производства ППШ и ППС в Москве составляли десятки тысяч штук. Для вооружения боевой единицы Красной армии — стрелковой дивизии — требовалось порядка тысячи пистолетов-пулеметов. С приближением Победы их производство сокращалось. В январе 1945 года план московским заводам снизили почти вдвое, а на «Искре» изделие и вовсе перестали выпускать. С июня сборку прекратили заводы № 43 и ЗиС, с июля — завод № 828. Однако на двух последних сохранили производственные мощности, способные, если понадобится, выдавать соответственно по 50 и 25 тысяч штук пистолетов-пулеметов в месяц15.

* * *

Четыре московских завода представляли собой головные предприятия, на которых производственный цикл завершался сборкой готовых изделий. Эти предприятия в той или иной степени снабжались деталями с других фабрик.

Одна из важнейших деталей пистолета-пулемета — отсоединяемый магазин. Изначально у ППШ он был дисковый (барабанный) на 71 патрон. Постановлением ГКО от 12 февраля 1942 года на вооружение наравне с дисковым приняли коробчатый (секторный) магазин емкостью 35 патронов — более простой в изготовлении и удобный в обращении16. Однако месячные общесоюзные планы производства дисковых магазинов продолжали превышать планы по коробчатым в два-три раза до мая 1943 года, а затем лишь незначительно уступали последним. Более того, с сентября 1944-го надлежало «производить комплектацию ППШ на 70 % круглыми магазинами и на 30 % коробчатыми»17. Вероятной причиной такой инертности стало нежелание ломать и перезапускать уже налаженный производственный процесс.

По норме один ППШ комплектовался шестью коробчатыми или двумя дисковыми магазинами18. Производством последних занималось предприятие № 509 Наркомата среднего машиностроения (после войны — Московский автоагрегатный завод, Озерковская набережная, 22/24). План определили в количестве, соответствующем выпуску ППШ в Москве19. Судя по месячным планам, предприятие снабжало двумя магазинами каждый пистолет-пулемет заводов № 43, САМ, «Искра» и, по-видимому, ЗиСа, филиалом которого являлось. Завод № 509 также поставлял дисковые магазины заводам в Горьком (ныне — Нижний Новгород), Тбилиси, Ворошиловграде (ныне — Луганск)20. В апреле 1943 года оно начало производить и коробчатые магазины21.

Дисковые магазины изготавливал и завод САМ, снаряжая ими свои ППШ; с прекращением выпуска этих пистолетов-пулеметов завод остановил и производство магазинов22. С октября 1943 года предприятию поручили освоить выделку пружин для магазинов к ППС23.

Дисковые магазины производила также артель «Автоштамп» — до марта 1942 года, когда ее рабочих и оборудование передали заводу САМ24. В феврале коробчатые магазины стали делать на заводе «Красный штамповщик» (улица Образцова, 38)25.

Таким образом, из шести предприятий страны, выпускавших магазины, в Москве действовали три. Им спускалось более 50 %, а с середины 1943 года — 85 % общесоюзного плана.

Изначально на изготовление коробчатых магазинов шел стальной лист толщиной всего 0,5 мм, отчего изделие легко деформировалось. Недостаток устранили путем увеличения толщины листа до 1 мм26. Производство такого магазина было отработано на заводе № 509 и далее в течение лета 1944 года освоено заводом «Красный штамповщик»27.

К концу войны параллельно с сокращением плана производства ППШ уменьшался и план производства магазинов, но не так резко. «Красный штамповщик» прекратил их изготовление в июле 1945 года, завод № 509 — в сентябре (сохранив при этом мобилизационные мощности)28.

* * *

В первые месяцы производства ППШ в Москве, очевидно, использовался металл различного происхождения и не всегда должного качества. Чтобы обеспечить московские предприятия кондиционным материалом, в феврале 1942 года их прикрепили к заводу «Серп и Молот» (улица Золоторожский Вал, 11)29. Однако в марте 1944-го ГКО отмечал: «В связи с систематическим недовыполнением плана поставки металла московским заводам, производящим ППШ, эти заводы не используют полностью своих производственных мощностей»30. Вероятно, данная констатация относилась к «Серпу и Молоту», от директора которого Г. М. Ильина ГКО неоднократно требовал «при любых условиях обеспечить поставку металла»31. Важнейшей продукцией завода являлись ствольные заготовки, которые он выпускал по меньшей мере с марта 1942 года32. В 1943 году «Серп и Молот» снабжал ими производителей ППШ в Вятских Полянах и Ижевске33.

* * *

Система кооперации по выпуску ППШ и ППС в Москве была определена постановлением ГКО от 30 января 1942 года и в дальнейшем регулярно совершенствовалась34. В документе помимо уже названных предприятий обозначены 76 поставщиков деталей: 56 заводов и фабрик, 10 ремесленных училищ, 9 артелей и Комбинат строительства Дворца Советов35. С января 1943 года ГКО регулярно утверждал списки задействованных в изготовлении пистолетов-пулеметов и деталей к ним производств на предмет приоритетного обеспечения электроэнергией36. Рассмотрим основные составляющие этой системы.

Изготовление стволов организовали в ноябре 1941 года на Московском инструментальном заводе (МИЗ, Большая Семеновская улица, 42). Ковровский завод № 2 поставил сюда станки, а Ижевский — ствольные заготовки (в дальнейшем заготовки шли с завода «Серп и Молот»)37.

МИЗ снабжал стволами все четыре московских головных завода38. С августа 1943 года он начал освоение производства хромированных стволов с заданием перейти на их изготовление в ноябре39; выпускал также ствольные заготовки для ленинградского завода имени С. П. Воскова40.

Месячный план в 5–7 тысяч стволов имели мастерские Московского механико-машиностроительного института имени Н. Э. Баумана (улица 2-я Бауманская, 5)41. На заводе № 828 стволы стали делать в сентябре 1942 года42. В Москву поступали стволы и из других городов: в июне-июле 1942-го их поставлял ковровский завод № 2, а также по меньшей мере до марта 1943-го — завод № 367, находившийся в Вятских Полянах43.

Ствол ППШ и ППС находится внутри ствольной коробки. Практически монополистом в производстве этой детали являлся ЗиС44.

Затворы для пистолета-пулемета изготавливали несколько московских предприятий — 1‑й Государственный подшипниковый завод имени Л. М. Кагановича (ГПЗ-1, улица Шарикоподшипниковская, 13), Станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе (улица Вавилова, 11), Сокольнический вагоноремонтный завод (СВАРЗ, улица Матросская Тишина, 15/17) и другие45.

При стрельбе затвор совершает удар о затворную коробку. Для смягчения удара применяется амортизатор. Изначально амортизаторы ППШ делались из монолитной фибры посредством сложного технологического процесса. Позже начали использоваться амортизаторы из текстолита, а с февраля 1942 года — из пергаментной кожи: последние имели меньший ресурс, но были проще в изготовлении46. Текстолитовые амортизаторы всем головным московским заводам поставлял Карачаровский завод пластмасс (2-я Карачаровская улица, 3). Он же изготавливал амортизаторы и рукоятки из пластмассы для выпускаемого заводом № 828 ППС47. Амортизаторы из пергаментной кожи производились на заводе «Красный дубитель» (впоследствии — Московский завод технических изделий, Духовский переулок, 17)48.

Затвор пистолета-пулемета заключен в затворную коробку. Ее изготавливали по меньшей мере два московских предприятия — Завод автотракторного электрооборудования (АТЭ-1, улица Электрозаводская, 21) и завод «Арматура», затем получивший № 846 (позднее — Завод экспериментального химического машиностроения, Большая Новодмитровская улица, 14)49. На «Арматуре» производство затворных коробок с мая 1943 года было заменено выпуском противотанковых кумулятивных авиабомб50.

Относительно АТЭ-1 и «Арматуры» вышло отдельное постановление ГКО от 4 февраля 1942 года. Дело в том, что в течение декабря 1941‑го указанные заводы изготавливали затворные коробки из некондиционной стали. «В результате допущенных отклонений от технических условий затворные коробки после 150–2800 выстрелов уширяются, вследствие чего магазин или не обеспечивает нормальной подачи патронов в ствол, или выпадает из обоймы». Дефектные изделия поставили ЗиСу и заводу САМ, выпустившим из-за этого 7605 штук ППШ «с низкими боевыми качествами». В результате были сняты с занимаемых должностей и привлечены к уголовной ответственности директора и другие руководящие работники АТЭ-1 и «Арматуры»51