Поиск
  • 20.11.2019
  • Наследие
  • Автор Алексей Ярославович Пичугин

Созидатель

Созидатель

Церковь Покрова на Нерли


Замок Андрея Боголюбского в Боголюбове. Реконструкция С. В. Заграевского

О белокаменном строительстве при князе Андрее Боголюбском (ок. 1111–1174).

Отец святого благоверного князя Андрея Юрьевича Боголюбского Юрий Долгорукий много лет боролся за киевский престол, однако большую часть жизни провел в северо-восточных землях. В XII веке благодаря ему стала известна Москва, бывшая до того лишь небольшим укрепленным поселением. Именно при нем начался расцвет так называемой Залесской Руси. Юрий Владимирович перенес столицу своего княжества из Ростова в Суздаль, что способствовало возвышению этого города, а впоследствии дало толчок и к возвышению Владимира. Также он всячески поощрял киевскую знать к переезду на северо-восток. Немало знатных людей проживало в городе Переяславле неподалеку от Киева, и местную топонимику они «взяли» с собой. Теперь у нас есть Переславль-Залесский, где, как и в киевском, протекает река Трубеж, а также Рязань, которая до XVIII века называлась Переяславлем-Рязанским и тоже стоит на берегах Трубежа. К слову, в Рязани есть еще одна речка с исконно киевским названием — Лыбедь.

Именно при Юрии Долгоруком на северо-востоке Руси разворачивается масштабное белокаменное строительство. Сохранилось два главных памятника тех времен. Первый — Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском, заложенный вскоре после основания города в 1152 году. Именно здесь в княжеских палатах напротив собора родился Александр Невский, в этом соборе его крестили. Второй — храм святых благоверных князей Бориса и Глеба в селе Кидекша близ Суздаля. Долгие годы Кидекшу рассматривали как княжеское поселение и логично предполагали, что храм имел к ней отношение. Однако археологические раскопки, ведущиеся в Кидекше с перерывами вот уже более 150 лет, пока не подтверждают наличия каких-то крупных объектов вокруг храма и скорее говорят о том, что он был возведен чуть ли не в чистом поле. Вопросов, связанных с появлением кидекшенского храма, пока больше, чем ответов.

Уже понятно: постройки Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского — яркие представители романского стиля в архитектуре, безраздельно царившего тогда на просторах Европы от Португалии до Суздальского ополья. Архитекторы тоже были привозные (вероятнее всего, речь идет об артелях, которые перемещались по Европе, выполняя заказы на строительство замков и соборов), а каменных дел умельцы — наши. Поэтому когда вы читаете в путеводителях, что, например, владимирский Успенский собор возводили неизвестные древнерусские мастера, в широком смысле это правда. Если подойти к Борисоглебскому храму поближе, на многих блоках можно увидеть стрелочки, как в инструкции по сборке мебели. По всей видимости, западные зодчие рисовали эти стрелочки для местных исполнителей, чтобы те знали, куда укладывать блоки.

Андрей Боголюбский перенес столицу из Суздаля в соседний Владимир и стал обустраивать его по европейским правилам. Сложно сказать, сколько всего белокаменных зданий и сооружений было возведено при Андрее Юрьевиче, согласно некоторым летописным данным, порядка 30. Из них до нашего времени дошли Золотые ворота, Успенский собор (он, правда, был перестроен и расширен в конце XII века), храм Покрова на Нерли и опять же сильно перестроенная церковь Рождества Пресвятой Богородицы с фрагментами княжеского дворца на территории Свято-Боголюбского монастыря. Как известно, Андрей Юрьевич в самом Владимире не жил: княжеская резиденция располагалась за городом в лежащем неподалеку от места слияния Нерли и Клязьмы Боголюбове, где в 1174 году князя и убили заговорщики. Археолог и историк архитектуры Н. Н. Воронин, исследуя боголюбовские валы, обнаружил остатки каменных укреплений. Это дает повод говорить о том, что какая-то часть стен в середине XII века уже была каменной или имела каменную основу — факт для тогдашней северо-восточной Руси беспрецедентный. Напомним: примерно в те же годы в Москве строятся новые укрепления — полностью деревянные…

Долгое время в среде ученых бытовало мнение, согласно которому в какой-то момент Андрей решил перенести княжеский двор из Боголюбова во Владимир. Дело в том, что в 1160-х годах близ владимирской резиденции Юрия Долгорукого с Георгиевской церковью возводится новый Спасский храм. Он был, как отмечалось выше, сильно перестроен в XVIII веке, но от него остались фундамент и фрагменты стен, к тому же в ходе перестройки использовался белый камень от первоначального храма. Имеющиеся данные версию о существовании второго княжеского двора не подтверждают, хотя подробных исследований, в том числе археологических, не проводилось. Так или иначе, мы с вами можем сейчас видеть два прекрасных храма один подле другого, которые почти тысячу лет назад основали отец и сын — князья Юрий и Андрей.

Первое, что встречает нас при въезде в пределы старого Владимира, — Золотые ворота. Это не просто элемент городских укреплений, а подлинный архитектурный шедевр. При взгляде на Золотые ворота Киева, Константинополя, на реконструкции крепостных ворот других европейских городов бросается в глаза в первую очередь их фортификационная функция, ворота же Андрея Боголюбского наряду с этим отличаются парадностью. По мнению Н. Н. Воронина, Золотые ворота Владимира не имели аналогов в средневековой Европе. Венчает их Ризоположенская церковь. Справедливости ради стоит отметить, что и киевские ворота имеют храм, но нынешний свой вид они обрели в результате реконструкции второй половины ХХ века.

Считается, что при возведении владимирские ворота обрушились, и тогда князь обратился за помощью к своему другу — императору Священной Римской империи Фридриху Барбароссе. Тот направил во Владимир строителей, которые так глянулись Андрею Боголюбскому, что он оставил их строить Успенский собор, а затем храм Покрова на Нерли и многое другое. Данную легенду ввел в обиход историк XVIII века В. Н. Татищев, как известно, достаточно вольно обращавшийся с летописными текстами: никаких сведений о личном знакомстве двух правителей у нас нет. Существовали, очевидно, дипломатические связи. По одной из господствовавших в прошлом версий, Фридрих действительно прислал Андрею мастеров-итальянцев. На вопрос, откуда они у него взялись, историки отвечали: Барбаросса мог захватить их при взятии Милана. Современные исследователи к однозначному мнению по сему поводу не пришли. Так, например, искусствовед А. И. Комеч, сравнивая декор владимирских храмов с декором соборов в Шпрее и Вормсе, предположил, что мастера могли быть немецкими. Той же точки зрения придерживается и академик РАХ С. В. Заграевский, приводя в пример еще ряд германских, а также французских соборов. Косвенно о возможном общении (через послов) Андрея и Фридриха свидетельствуют княжеские наплечники, найденные в разное время в разных монастырях Владимира: некоторые ученые склонны считать их подарком императора великому князю.

Символом древнего Владимира стал Успенский собор, построенный Андреем Боголюбским в конце 1150-х — начале 1160-х годов, а затем в конце века серьезно перестроенный другим владимирским князем — Всеволодом Большое Гнездо. О том, как собор выглядел изначально, нам остается судить только по имеющимся научным реконструкциям. Любопытно, что в одной из частей здания виден тромп. Данная архитектурная конструкция свода не характерна для древнерусской традиции, в которой переход от свода к барабану осуществляется через парус. Тромп выглядит как ступенчатая ниша, парус — как сферический треугольник. В русских храмах тромпы массово стали применяться с XVII века, в рассматриваемый же период их использовали только в Европе, да и то крайне редко: лишнее подтверждение того, что Успенский собор возводили западные мастера.

Еще одна белокаменная постройка Андрея Боголюбского — храм Покрова на Нерли. О нем написано и сказано очень много. Его создателями принято считать тех же западных мастеров, которые сооружали другие храмы владимирского князя. Долгое время считалось, что храм Покрова на Нерли был заложен в память об умершем сыне Андрея Боголюбского Изяславе (1165) и построен всего за год. Последнее неудивительно, учитывая небольшие размеры здания, но современные исследователи, в частности, владимирский историк и краевед Т. П. Тимофеева, полагают: храм появился раньше — в 1158 году, через год после начала княжения Андрея Боголюбского во Владимире. Ученые пришли к выводу, что Андрей Юрьевич сразу же после занятия владимирского великокняжеского стола поставил две Богородицкие церкви — Рождественскую и Покровскую. По поводу последней, которая и есть храм на Нерли, остаются вопросы — начиная с датировки и освящения в честь малоизвестного в XII веке праздника Покрова Пресвятой Богородицы и заканчивая местоположением. При всем при том именно эта церковь стала общим символом древнерусской архитектуры.

Одному Богу известно, сколько еще храмов и других зданий успел бы построить Андрей Боголюбский, не погибни он в результате боярского заговора. В начале XVIII века великий князь был канонизирован. Сведений о нем до нас дошло немного. Мы, в частности, ничего не знаем о первых 35 годах его жизни, даже не можем точно установить дату рождения, поскольку о 1111 годе говорит только В.Н. Татищев. Не можем мы сегодня видеть и всех белокаменных построек Андрея Боголюбского. Будем же бережно хранить то, что досталось нам в наследство, как память о той далекой эпохе.