Поиск

«Благодетельное для Москвы сооружение»

«Благодетельное для Москвы сооружение»

С. С. Королев. Строительство Мытищинского водопровода


План водопровода между станциями Мытищи и Алексеевская. 1898 год

К 215-летию со дня открытия первого московского водопровода (1804).

В 1770–1772 годах в Москве разразилась эпидемия чумы, унесшая около 60 тысяч жизней (четверть населения Первопрестольной). Одной из причин быстрого распространения заразы явилось отсутствие в городе чистой воды. Реки загрязнялись сбрасываемыми в них отходами, а колодцев для нужд большого города катастрофически не хватало. Ранее москвичи неоднократно обращались к императрице Екатерине II с просьбами об устройстве водопровода, но просьбы не были услышаны. Как говорится, пока гром не грянет. И гром действительно грянул…

По преданию, однажды во время грозы молния ударила в склон оврага близ современной мытищинской улицы Водопроводная аллея, и оттуда забил мощный источник, в полноводные годы достигавший трехметровой высоты. Государыня, проезжавшая мимо Мытищ по пути в Свято-Троицкую лавру, отведала воды из Громового источника и была поражена ее свежестью и вкусом. Так ли случилось на самом деле — неизвестно. Зато известно, что в 1778 году Екатерина II поручила инженер-генералу Ф. В. Бауэру (Бауру) разработать проект водоснабжения Москвы. Выбор мытищинских ключей определялся не только качеством здешней воды, но и подходящим рельефом местности, позволявшим устроить самотечный канал: ведь на тот момент паровые машины и насосы еще не изобрели. Перепад высот между Громовым источником и конечным пунктом водопровода, Трубной площадью, составлял 44 метра — при правильном расчете этого было достаточно для обеспечения нормального водотока.

В июле 1779 года правительство выделило средства на реализацию проекта. Ответственным за производство работ назначили московского главнокомандующего князя М. Н. Волконского. Штаб-квартира строительства под общим руководством Ф. В. Бауэра разместилась в царском путевом дворце в селе Тайнинское.

По стоимости, трудовым и материальным затратам это был один из грандиознейших технических проектов не только в России, но и в Европе. Для сбора воды сооружались бревенчатые и кирпичные колодцы-бассейны, откуда она стекала в кирпичный водовод по глиняным трубам. Водоводная галерея длиной 22 версты (около 24 километров) от Мытищ до Трубной площади выполнялась из кирпича с полуциркульным сводом высотой 1,35 и шириной 0,9 метра. Наиболее известный и хорошо сохранившийся акведук Мытищинского водопровода — через реку Яузу — находится в Ростокине в районе улицы Бажова.

После смерти Ф. В. Бауэра (1783) работы возглавил военный инженер И. К. Герард. К 1787 году возвели 28 водосборных бассейнов глубиной около двух метров и площадью до 450 квадратных метров каждый. Водопровод приблизился к селу Алексеевскому, но тут грянула Русско-турецкая война (1787–1791), и все ресурсы, включая занятый на строительстве инженерный отряд, отозвали на театр военных действий. Строительство возобновилось лишь десять лет спустя (1797). По указу Павла I из казны поступили деньги, но их оказалось недостаточно. Дополнительную сумму в 1802 году отпустил Александр I. Только после этого стало возможным закончить сложный участок галерей, прошедший по Сокольникам на глубине до 16 метров. Количество ключевых бассейнов довели до 43. 28 октября 1804 года водопровод окончательно ввели в строй. Заработал водоразборный бассейн на Трубной площади. Указанная дата до сих пор отмечается как «день рождения» первого московского водопровода.

С самого начала эксплуатации в системе обнаружился ряд существенных недостатков: по кладке части галерей, простоявших незадействованными более 10 лет, пошли трещины, бассейны кое-где обваливались… В результате из даваемых источниками 150 тысяч ведер воды в сутки (1 ведро = 12,3 литра) Москва получала лишь около 40 тысяч. При этом в галерею через трещины попадали болотные и дождевые воды.

В 1826 году был разработан проект реконструкции Мытищинского водопровода. Император Николай I выделил 565 тысяч рублей. На все этих денег не хватило, однако удалось перестроить некоторые бассейны, отремонтировать кирпичный водовод на протяжении 12 километров. Появление к тому моменту паровых машин позволило прокачивать воду в чугунных трубах под давлением и тем самым не зависеть от рельефа местности. В селе Алексеевском соорудили водоподъемную станцию с двумя паровыми машинами для спрямления обвалившегося участка водопровода Сокольники — Красное Село. Оттуда вода начала поступать в Сухареву башню, где устроили резервуар на 7 тысяч литров, и далее — в 12 фонтанов на главных площадях Москвы. Полную мощность (180 тысяч ведер в сутки) реконструированный водопровод набрал в 1836 году.

В 1833-м над Громовым источником возвели часовню-грот, ставшую на много лет символом водопровода. Ее часто посещали направляющиеся в Свято-Троицкую Сергиеву лавру паломники, а случалось — и царственные особы. Строил часовню молодой поручик А. И. Дельвиг (двоюродный брат поэта и друга А. С. Пушкина). Он же принес в дар икону Божией Матери «Живоносный источник», в честь которой часовню освятили. Здание разрушили в 1920‑х годах. До нас дошло его описание: «Над входной дверью <…> вделана мраморная доска с надписью: “На горах станут воды и от гласа твоего побегнут”. Внутри <…> небольшая каменная лестница опускается в вестибюль, за которым устроен бассейн, окруженный узкой галереей, отгороженной от него решеткой. На передней стене вестибюля внизу вделаны две металлические доски, надписи которых увековечивают как время основания, устройства и перестроек Мытищинского водопровода, так и имена строителей. На нижней, более старой металлической доске сделана следующая надпись: “Московский водопровод сооружен щедротами блаженныя и вечныя памяти достойныя государыни Императрицы Екатерины II по проекту инженер-генерала Баура 1779 года”. На более поздней доске: “Ключ сего бассейна, по преданию народному, произведенный ударом грома, первый подал мысль к построению сего благодетельного для Мос­квы сооружения, бассейн сей вновь перестроен в царствование Государя Императора Николая I при управляющем III округом Путей сообщения Генерал-майоре Янише по проекту подполковника Максимова поручиком бароном Дельвигом в 1833 году, нояб[ря] 25”».

Последняя известная фотография часовни приведена в путеводителе Н. М. Щапова «Вдоль Ярославской железной дороги» (1925): крест на куполе отсутствует, дверь выломана. Кадры немецкой аэрофотосъемки района (1942) свидетельствуют, что к тому времени от часовни еще оставался фундамент. Сегодня нет и его, а точное местоположение здания забылось. Автор данной публикации в 2016 году провел собственное исследование, в ходе которого чертежи водопровода 1826, 1852 и 1890-х годов накладывались в графическом редакторе на современные спутниковые карты. Использовалось и фото, сделанные немцами с воздуха. В итоге местонахождение часовни удалось установить. В сентябре 2019 года здесь воздвигли памятный крест. На его пьедестале продублированы надписи с упомянутых выше памятных досок. Ныне рассматривается проект восстановления часовни.

Но вернемся к истории водопровода. Несмотря на проведенную в 1828–1833 годах реконструкцию, водосборные сооружения продолжали разрушаться. К тому же поставляемой в растущий город воды со временем перестало хватать. В начале 1850-х годов по инициативе генерал-губернатора Москвы А. А. Закревского было принято решение начать очередную реконструкцию, порученную директору Мытищинского водопровода П. С. Максимову. Однако тот вскоре скончался, и его сменил в должности директора А. И. Дельвиг. Андрей Иванович предложил проект, предусматривавший доставку в Москву до 500 тысяч ведер воды в сутки за счет понижения подпорного горизонта ключевых бассейнов и замены кирпичной галереи чугунными трубами. В селе Большие Мытищи возвели водоподъемную станцию с двумя паровыми машинами (еще недавно ее здание на левом берегу Яузы между Ярославским шоссе и Ярославской железной дорогой использовалось под общественные бани; ныне оно утрачено). Над чугунной трубой нового водопровода пролегла Дельвиговская улица (в наши дни — улица Калинина). Маршрут канала частично повторял предыдущий, местами проходя по спрямленному пути. Паровые машины в селе Алексеевском заменили более мощными, в Сухаревой башне установили дополнительный резервуар на 7 тысяч литров. Систему запустили 1 ноября 1858 года.

Вскоре Москва вновь начала ощущать дефицит воды. В 1890 году по заказу московского городского головы Н. А. Алексеева инженер Н. П. Зимин выполнил проект водопровода с суточной мощностью 1,5 миллиона ведер в сутки (при возможности ее увеличения до 3,5 миллиона ведер). Большинство старых колодцев разобрали, вместо них оборудовали скважины. Были введены в эксплуатацию две новые паровые водоподъемные станции — в Мытищах и в селе Алексеевском. Для них известный архитектор М. К. Геппенер возвел здания, ставшие выдающимися памятниками отечественной промышленной архитектуры. Часть оборудования разработала Строительная контора А. В. Бари (главный инженер — В. Г. Шухов). Линия нового водопровода (из 600-мм труб под давлением) прошла по спрямленному пути — вдоль Троицкого тракта через Екатерининский акведук к резервуару и паровой станции в Алексеевском. Трасса преодолевала сложный рельеф местности с подъемами до 50 метров, но мощные насосы уже справлялись с любыми перепадами высот. Для распределения воды по Москве на личные средства Н. А. Алексеева соорудили две огромные по тем временам водонапорные башни у Крестовского моста с резервуарами вместимостью каждый по 150 000 ведер (разобраны при расширении Ярославского шоссе в 1940 году). В 1898–1900 годах мощность водопровода была увеличена до 3,5 млн ведер в сутки, для чего были построены дополнительные машинные здания и трубопровод.

Мытищинские ключи являлись единственным источником питьевого водоснабжения Москвы, когда была введена в эксплуатацию Рублевская водопроводная станция (1904) с огромной по тем временам производительностью 11–13 млн ведер в сутки. Вода там добывалась уже не из скважин, а из открытого источника — водохранилища в верховьях Москвы-реки. «Дельвиговский» водопровод действовал до 1940-х годов, «зиминский» — до 1950-х, а здания и сооружения водоподъемной станции, появившиеся при Н. А. Алексееве, обеспечивают Мытищи водой и сегодня.