Поиск
  • 22.10.2019
  • Былое
  • Автор Алексей Юрьевич Шаламов

Ликвидатор чрезвычайных ситуаций

Ликвидатор чрезвычайных ситуаций

Воробьевский водонапорный резервуар


Мореходная канонерская лодка «Отважный». 1895 год

О технике Московского дворцового управления Федоре Егоровиче Колонтаеве (1864–1928).

Сегодня в нашей стране главной спасательной службой является Министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС). В начале XX века подобных организаций не было, в то время как потребность в них остро назрела. Москва тогда оказалась в условиях революционного кризиса: забастовки, уличные бои, террористические акты… За спасение мирных жителей брались храбрые и самоотверженные люди, хотя это не входило в круг их прямых обязанностей. Они обладали необходимыми знаниями и умениями, а еще честью и совестью, поэтому не могли оставаться в стороне. Одним из таких людей был Федор Егорович (Георгиевич) Колонтаев.

Родился он в Тульской губернии в дворянской семье1, образование получил в Первом Санкт-Петербургском кадетском корпусе, затем в Михайловском артиллерийском училище, где приобрел обширные технические знания. Завершив учебу с отличием (1885), поступил в 12-ю артиллерийскую бригаду в чине подпоручика. Через два года его произвели в поручики и прикомандировали к военно-морскому ведомству, присвоив чин мичмана. Федор Колонтаев окончил Минный офицерский класс, получил назначение на канонерскую лодку «Отважный» Балтийского флота, вскоре за отличия по службе удостоился чина лейтенанта. А далее его по болезни списали с корабля и отправили служить на склад мин и в минную лабораторию Кронштадтского порта. Там он сделался первоклассным специалистом по взрывчатым веществам, но, вероятно, новое поприще не приглянулось нашему герою, поскольку в 1897 году мы уже видим Федора Егоровича техником Московского дворцового управления. Ему присвоили соответствующий «сухопутный» чин штабс-капитана, а чуть позже — капитана. Теперь он отвечал за работу всех инженерно-технических систем Кремля и дворцовых зданий.

Поддержанием порядка и безопасности в городе занимались полиция и пожарная охрана. Но для предотвращения техногенных катастроф и ликвидации их последствий требовались профильные кадры. Штат полиции таковыми не располагал. Эти обязанности взял на себя Федор Егорович. Московский обер-полицмейстер генерал-майор Дмитрий Федорович Трепов отмечал: «До настоящего времени во всех комиссиях, назначаемых для осмотра устройства разных электротехнических сооружений, участвовал по моему поручению электротехник Московского дворцового управления капитан Колонтаев, который выказал в этом большую опытность и успел зарекомендовать себя с наилучшей стороны»2.

В конце 1899 года Д. Ф. Трепов добился учреждения в штате московской полиции должности электротехника. Лучшей кандидатуры на нее, чем Ф. Е. Колонтаев, обер-полицмейстер не желал, но тут появились трудности бюрократического характера.

В московской полиции существовал ряд должностей, которые могли занимать офицеры, продолжая числиться по военному ведомству и сохраняя свои воинские чины. На должность полицейского электротехника это не распространялось; таким образом, заняв ее, Федор Егорович должен был отказаться от офицерского звания и стать гражданским чиновником. По сему поводу Д. Ф. Трепов писал: «Капитан Колонтаев дал отзыв, что таковое переименование связано для него с значительным материальным ущербом, так как он лишается права на эмеритуру Морского ведомства»3. Трепов обратился в высшие инстанции и при поддержке великого князя Сергея Александровича сумел добиться нужного результата: «Государь Император <…> всемилостивейше соизволил на назначение исправляющего должность техника Московского дворцового управления, числящегося по полевой пешей артиллерии, капитана Колонтаева исправляющим должность электротехника московской городской полиции, с оставлением в занимаемой должности и в военном чине и производством ему содержания по обеим означенным должностям»4. Решение это было объявлено в высочайшем приказе по военному ведомству от 8 июля 1900 года. Однако вскоре выяснилось, что совмещать две столь хлопотные службы одному человеку просто не под силу, и Федор Егорович в 1901 году ушел из полиции5 (через полгода его сменил Лев Анохин, бывший ранее старшим механиком Одесского почтово-телеграфного округа6).

Вскоре грянула Первая русская революция. В октябре 1905 года страну поразила всеобщая политическая стачка, поставившая Москву на грань гуманитарной катастрофы7. 14 октяб­ря бастующие объявили о прекращении работы в больницах и на водопроводе. В тот же день собралось чрезвычайное заседание городской думы. Депутаты отправили к забастовщикам делегацию с просьбой возобновить функционирование водопровода. Просьба была проигнорирована. Московский вице-губернатор В. Ф. Джунковский принял систему водоснабжения в свое ведение и отправил войска для ее охраны. Когда возникла нужда в специалистах, способных запустить хотя бы одну насосную станцию, в дело вступил капитан Ф. Е. Колонтаев. С помощью машинистов и слесарей с кремлевской электрической станции Дворцового ведомства, а также четырех инженеров он к вечеру 15 октября сумел возобновить работу Рублевской насосной станции и Воробьевского водонапорного резервуара. На следующий день в город уже поступало три четверти от обычного объема воды. Городская дума благодарила всех участников спасательной операции и выделила им денежное вознаграждение.

В декабре в Москве произошло вооруженное восстание. Во время столкновений с войсками и полицией боевики использовали самодельные бомбы. После подавления восстания в городе осталось большое количество спрятанных или просто брошенных взрывных устройств. Их требовалось срочно обезвредить. Но, как оказалось, сотрудники полиции не имели опыта обращения со взрывчаткой. Для полицейских и жандармских офицеров срочно организовали курсы по основам взрывного дела и разминированию. Однако даже прошедшим эти курсы необходимых знаний и умений явно не хватало.

Настоящих экспертов-взрывотехников в Москве оказалось лишь двое: классный фейерверкер Московского артиллерийского склада титулярный советник Николай Трофимович Тисленко и техник Московского дворцового управления капитан Федор Егорович Колонтаев. Они выезжали на места обнаружения бомб, химических лабораторий, складов взрывчатки, обезвреживали взрывные устройства, уничтожали запасы взрывчатых веществ, давали экспертные заключения в ходе следственных действий и судебных процессов над революционерами. Неоднократно при этом Н. Т. Тисленко и Ф. Е. Колонтаев подвергались смертельному риску. Так, однажды две бомбы нашли в здании Московского университета — в подвале под амфитеатром аудитории № 7. Ликвидацией занялись Колонтаев с помощником — ротмистром Московского охранного отделения Темниковым. Обе бомбы имели фитильные и ударные взрыватели. Первую обезвредили без осложнений, но со второй возникли проблемы. Выяснилось, что чугунная гайка, закреплявшая взрыватель с бикфордовым шнуром и капсюлем, сильно заржавела. Ее никак не удавалось открутить. Федор Егорович держал бомбу клещами, Темников ключом пытался провернуть гайку, но та раздробилась, ключ сорвался и ударил «на полсантиметра выше капсюля»8. Всего 5 миллиметров отделило героев от гибели…