Поиск

«Знания, ум, глубоко чувствовавшее сердце»

«Знания, ум, глубоко чувствовавшее сердце»

На одном из островов мурановского пруда. Слева направо: С. М. Кристафович (в замужестве Карцева), Е. М. Кристафович, Е. И. Тютчева (с собачкой), С. И. Тютчева, И. Ф. Тютчев, Н. И. Тютчев (лежит), О. Н. Тютчева (урожденная Путята). Стоят у дерева – гувернантка Е. Женан (слева) и Ф. И. Тютчев. Фотография А. Ф. Артемьевского. 1890 год


Ученики и преподаватели со священником и обслуживающим персоналом мурановской школы. 1910-е годы

К 110-летию со дня смерти видного общественного и государственного деятеля Ивана Федоровича Тютчева (1846–1909).

Иван Сергеевич Аксаков так охарактеризовал героя нашей статьи: «Если бы в каждом уезде бескрайней Российской империи был бы такой Иван Федорович, проблемы были бы решены и счастливый русский народ процветал»1. Обозревая все доступные нам факты биографии И. Ф. Тютчева, отзывы о нем современников, мы полностью убеждаемся в справедливости суждения Аксакова. Предлагаем и читателям познакомиться с личностью и делами Ивана Федоровича Тютчева — младшего сына великого русского поэта.
* * *
30 мая 1846 года Ф. И. Тютчев сообщал матери и сестре: «Сегодня в 4 часа пополудни моя жена благополучно разрешилась мальчиком. <…> В этот раз мы оба горячо желали мальчика, и нет нужды объяснять вам, почему. Сегодня исполнилось 37 дней с того времени, как тот, кто должен был стать его крестным отцом, покинул нас… Но мы смеем надеяться и верить, что он станет его заступником там, на небесах, как он желал быть им здесь, на земле… А вы, любезная маминька, конечно, не откажетесь стать крестной матерью… Роды прошли гораздо раньше, чем она (супруга. — А. С.) предполагала. Сегодня утром <…> начались схватки, и только в самую последнюю минуту она согласилась послать за акушеркой. И, к моему великому удовлетворению, я принял на себя роль помощника акушерки»2.
Названный в честь деда — Ивана Николаевича, почившего незадолго до рождения внука, Иван стал третьим ребенком Федора Ивановича Тютчева и Эрнестины Федоровны Тютчевой (урожденной баронессы фон Пфеффель). Образованию в дворянских семьях придавали, как известно, очень большое значение. Не являлись исключением и Тютчевы. Сначала домашнее воспитание, затем пансион. О времени получения Иваном Тютчевым гимназического образования в частном пансионе Тами читаем в письмах Эрнестины Федоровны: «Братья и она (Мария, сестра И. Ф. Тютчева. — А. С.) находятся в своих пансионах. <…> Мальчики приходят в субботу в три часа, и тогда дом наполняется шумом»3; «Мои бедные мальчики остались у Тами, я не привезла их сюда как из осторожности, так и из экономии. Впрочем, им очень хорошо у Тами, которые живут на даче в 25 верстах от Петербурга в летнее время. Но их отсутствие для меня тяжело»4. Навещал в пансионе сыновей и Ф. И. Тютчев: «Я только что вернулся от Тами, куда ездил повидаться с детьми. Я принес Дмитрию “Историю Петра Великого” Устрялова»5. 18 апреля 1860 года Федор Иванович, «желая определить сына <…> Ивана 13 лет в Императорское училище правоведения в VII класс на собственное содержание», просит «допустить его к приемному испытанию. При сем представляются следующие документы: О рождении и Святом крещении Ивана Тютчева. Копия с формулярного моего списка. О привитии оспы и состоянии здоровья»6. Сведения о занятиях юноши в училище правоведения содержатся в письмах Эрнестины Тютчевой и сестры Ивана Марии, в замужестве Бирилевой (1840–1872). Мать упоминает об успешной сдаче сыном переходных экзаменов: «Мы приехали в Овстуг 10/22 мая — Мари, Дмитрий и я. <…> Иван сейчас как раз сдает экзамен, и я жду его сюда только к 10 июня»7; «Мари, Дмитрий и я прибыли сюда 6/18 мая <…> через 10–12 дней я жду Ивана, и я получила доброе известие о его сдаче экзаменов»8. А вот что пишет брату Мария Тютчева: «Мне много доставляет удовольствия получать от вас извещение, но я бы желала, чтобы вы выбрали на то более удобное время и не писали бы за уроком геометрии. Пожалуйста, брось курить. Для твоей груди это никуда не годится… Пожалуйста, не сокрушайся и не думай о преждевременной кончине, но все‑таки береги себя. Вообще чахотка никогда не начинается болью в груди, а ее узнают по разным другим признакам. Прощай, Ванюша. Обнимаю тебя»9. Так сестра успокаивала впечатлительного Ивана, решившего, что у него опасная болезнь. В фондах музея‑усадьбы «Мураново» сохранилась фотография, на которой Иван Тютчев запечатлен в мундире училища. Этот темно‑зеленый мундир со светло‑зеленым суконным воротником стал частью фольклора. Согласно расхожей легенде, за желтые петлицы, обшлага и носимую зимой пыжиковую шапку студентов‑правоведов прозвали чижиками‑пыжиками, что дало повод к сочинению известной шуточной песенки.
* * *
В 1867 году Иван Тютчев окончил Императорское училище правоведения. По итогам экзаменов он оказался одним из лучших на курсе. Эрнестина Федоровна писала: «Бедный Иван был занят своими выпускными экзаменами на юридическом факультете — сдал он их превосходно, несмотря на заботы совсем другого рода, вышел 4‑м и ему был присвоен 9‑й класс, что соответствует званию титулярного советника. Он теперь в Москве, где, вероятно, поступит на службу в Сенат»10. Действительно, приказом от 26 мая 1867 года И. Ф. Тютчев был зачислен в I отделение VI департамента Правительствующего сената11. Канцелярия, где он служил, находилась в так называемом Старом сенате, или Сенатском дворце. Иван Федорович исполнял должности помощника секретаря, старшего помощника секретаря, занимаясь докладами Сенату. В это время он вместе со своим родственником Иваном Сергеевичем Аксаковым12 готовил к печати поэтический сборник отца (второй прижизненный), вышедший в 1868 году. Ему помогали все члены семьи, имевшие списки стихотворений Федора Ивановича. 15 мая 1869 года приказом по Министерству юстиции И. Ф. Тютчев назначается членом Смоленской палаты уголовного и гражданского суда, а позже — товарищем прокурора Смоленского окружного суда13. В Смоленске начинается серьезная работа Ивана Федоровича в судебных органах. Необходимо отметить, что она приходилась на первые годы деятельности новых пореформенных судов. В дореволюционный период суд представлял собой один из наименее совершенных органов российской государственной власти. В ходе судебной реформы создавалась новая система судоустройства и судопроизводства: суд стал гласным, открытым и устным, с состязательным процессом, появился институт присяжных, созывавшихся для рассмотрения дел обвиняемых в тяжких уголовных преступлениях. Главным звеном этой системы являлись окружные суды. Смоленский окружной суд, образованный в 1866 году, состоял из двух отделений: уголовного и гражданского. Здание, где он располагался, дошло до наших дней (современный адрес — ул. Большая Советская, 18/18). В Государственном архиве Смоленской области есть несколько протоколов судебных заседаний, в которых значится имя товарища прокурора И. Ф. Тютчева. А в мурановском архиве хранятся рукописи и газетные публикации Ивана Федоровича. В основном это статьи по различным юридическим вопросам («Несколько слов о съездах мировых судей как о кассационной инстанции», «Нужны ли мировые съезды», «Несколько замечаний о нашем суде с участием присяжных заседателей» и другие). Их содержание приоткрывает для нас сферу в том числе общественных интересов автора: можно сказать, что, несмотря на свои консервативно‑монархические установки, здесь он предстает как убежденный сторонник судебной реформы Александра II — одного из важнейших либеральных нововведений  императора‑освободителя…