Поиск

Скрипачи, пианисты, педагоги

Скрипачи, пианисты, педагоги

М. Г. Эрденко. 1923 год. Из семейного архива Эрденко


В среднем ряду третий справа — Виктор Иосифович Гордзялковский. Фотография из семейного архива Гордзялковских

О музыкальной династии Эрденко — Гордзялковских.

31 декабря 2018 года1 исполнилось сто лет со дня рождения Инны Михайловны Эрденко (1918–2002) — театрального режиссера, музыканта, подлинной подвижницы на ниве просвещения. Предлагаемый вниманию читателей рассказ — дань памяти этого замечательного человека, которого мне довелось знать лично.

Она была дочерью известного скрипача, композитора, педагога, общественного деятеля Михаила Гавриловича Эрденко (в ранних документах — Ерденков. 1885–1940), происходившего из бедной цыганской семьи, осевшей в Старооскольском уезде Курской губернии и принявшей православие. Ко времени появления Михаила на свет в роду Эрденко уже существовала музыкальная династия. Отец, Гавриил Васильевич, скрипач в третьем поколении, обучал своему искусству сына, и Михаил уже в пятилетнем возрасте выступал с концертами в Харькове, Ростове, Екатеринославе.

Определяющую роль в судьбе юного скрипача сыграл заведующий музыкальными классами в Курске пианист и композитор Аркадий Максимович Абаза (1843(1848?)–1915) (он, кстати, состоял в свойствé с прапрадедом автора этой статьи М. П. Жегаловым). Абаза, взявший талантливого мальчика под опеку, на средства курских меценатов отправил его учиться в Москву. Там Михаил занимался по классу скрипки у профессора Ивана Войцеховича Гржимали (1844–1915) — одного из создателей русской скрипичной школы. Окончил консерваторию в 1904 году2 с малой золотой медалью, званием свободного художника и с занесением на мраморную доску «золотых» выпускников (эту доску можно видеть и сегодня), после чего был направлен в Самару преподавателем музыкальных классов при местном отделении Императорского русского музыкального общества (ИРМО) — а ведь Михаилу на тот момент исполнилось всего 19 лет. Музыкальные классы появились в городе за два года до приезда туда М. Г. Эрденко усилиями певца и музыкального педагога латышского происхождения Екабса Карклиньша (Якова Яковлевича Карклина. 1867–1960) и размещались в доме купца А. Г. Жоголева на Дворянской улице (ныне — улица Куйбышева, 110).

С самого начала одной из преподавательниц игры на фортепиано здесь была Евфросиния Алексеевна Гордзялковская (ее имя значится в объявлении о первом наборе учеников с 11 сентября 1902 года). Дочь Евфросинии Алексеевны — Евгения — окончила Московскую консерваторию по классу фортепиано одновременно с Михаилом Эрденко, хотя была на пять лет старше. Сведений об их знакомстве в Москве нет; произошло это, согласно воспоминаниям Инны Михайловны, именно в Самаре. Очевидно, Михаил Гаврилович, работавший вместе с Евфросинией Алексеевной, стал вхож в дом Гордзялковских, живших тогда на Саратовской улице (ныне — улица Фрунзе) в доме № 1383 на углу с Алексеевской (ныне — Красноармейской) улицей. В 1908 году на этом месте построили 2-ю мужскую гимназию (сегодня — один из корпусов Самарского государственного института культуры), и Гордзялковские поселились в соседнем доме Маликова4 (№ 140–142). Со временем Михаил Эрденко сделал предложение Евгении, они поженились. В этой семье и родилась Инна Михайловна Эрденко.

Отцом Евгении, дедом Инны Михайловны был Иосиф Ксаверьевич Гордзялковский (ок. 1843–1910) — потомственный дворянин, католик, выходец из Могилевской губернии, где представители этого рода владели имениями в Могилевском, Чериковском, Сенненском уездах. Некоторые из них подверглись наказаниям за участие в Польском восстании 1863–1864 годов, вплоть до ссылки в Сибирь5. То, что Иосиф Ксаверьевич оказался в Самаре, вполне может свидетельствовать о переселении его на берега Волги не по собственной воле: Самарская губерния значилась среди мест водворения ссыльных участников восстания. Примерно в то же время, что и он, из Могилева в Самарскую губернию переселился мой прапрапрадед — М. М. Кржижевский, потомки которого уже полтора столетия живут в Самаре; данное обстоятельство в конечном итоге предопределило наше с Инной Михайловной Эрденко знакомство.

Проживали в Самаре и другие Гордзялковские — явно родственники Иосифа Ксаверьевича. Скорее всего, в некоем родстве с ним состоял известный эпизоолог, основатель и первый руководитель современного Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии профессор Иван Иосифович Гордзялковский (1862 — после 1917).

На Евфросинии Алексеевне Иосиф Ксаверьевич женился не позднее 1870-х годов. В Самаре у них родились как минимум двое сыновей — Виктор (1878 — после 1930-х), Владислав (1884–?) — и дочь Евгения (1880–1953). Поскольку Евфросиния Алексеевна была православной, то, согласно законам Российской империи, детей, рожденных ею в браке с католиком, крестили в православие.

В Самаре И. К. Гордзяловский работал сначала в железнодорожном ведомстве — письмоводителем, сек­ретарем службы подвижного состава и тяги, старшим счетоводом мастерских службы тяги Самаро-Златоустовской железной дороги6, а на момент прибытия Михаила Эрденко числился агентом Российского общества страхования капиталов и доходов7.

Евфросиния Алексеевна не являлась дипломированным музыкантом: в упомянутом выше объявлении она фигурирует как преподаватель младших классов без всяких званий, в отличие от других коллег — например, свободных художников Марии Васильевны Богданович и Анны Васильевны Щегловой, известных в Самаре пианисток, выпускниц Санкт-Петербургской консерватории. Однако задолго до открытия музыкальных классов Е. А. Гордзялковская играла в городских концертах вместе с профессионалами, в том числе с М. В. Богданович и А. В. Щегловой. Сохранилась афиша концерта, дававшегося театральным оркестром и любителями 11 марта 1890 года в зале самарского Благородного собрания (Дворянская — ныне Куйбышева — улица, 131). Евфросиния Алексеевна принимала участие в исполнении увертюры романтической оперы К. М. Вебера «Волшебный стрелок» («Вольный стрелок») и увертюры «Сон в летнюю ночь» Ф. Мендельсона-Бартольди.

Старший сын Гордзялковских, Виктор Иосифович, окончил «курс юридических наук в Московском университете с дипломом 1‑й степени»8. Служил в Самаре (данные на 1904 год) помощником присяжного поверенного9, затем вплоть до революции — присяжным поверенным10. Участвовал в постановках городского театра, например, 25 марта 1902 года — в массовых сценах спектакля (очевидно, драматического) «Евгений Онегин», который шел в первом отделении вечера.

2 июля 1904 года Виктор Иосифович заключил брак с М. И. Мишиной. Венчание состоялось в Вознесенском соборе (сохранившемся доныне на современной улице Степана Разина), одним из свидетелей со стороны жениха выступал директор самарских музыкальных классов Я. Я. Карклин11.

Инна Михайловна, которой Виктор Иосифович приходился дядей, рассказывала такую семейную легенду: перед революцией он служил в самарском банке; в 1918 году, когда власть в городе несколько раз переходила от большевиков к Комитету членов Учредительного собрания (КОМУЧ), у Виктора Иосифовича якобы оставались ключи от банковских сейфов, и их он передал именно большевикам, спасая деньги для трудового народа. Уже в 1926 году в журнале «Революционная законность» вышла научная статья В. И. Гордзялковского «Подпись векселедателя»12. В конце 1930 года его арестовали, обвинив в «контрреволюционной агитации», но в июне 1932-го освободили за недоказанностью обвинения13.

Дочь Гордзялковских Евгению крестили в самарской Троицкой церкви (не сохранилась), крестной матерью записана «жена дворянина Мария Васильевна Богданович»14. Таким образом, еще с тех пор Гордзялковские и стоявшая у истоков музыкального образования в губернии М. В. Богданович были близко знакомы.

Евгения Гордзялковская училась в одной из Самарских гимназий вместе с Юлией Рожанской (1881–1943), ставшей первой женой писателя Алексея Николаевича Толстого (1883–1945). В семейном альбоме Евгении Иосифовны есть фотография юной Юлии, выполненная в Самаре в 1897–1998 годах. На обороте рукой владелицы альбома поставлена дата и сделаны две подписи: «Моя подруга в гимназии — вместе на балах танцевали с Алексеем Толстым — который потом женился на ней. Е. Эрденко»; «На фото — жена Алексея Толстого Юлия Рожанская».

В Самаре А. Н. Толстой жил с 1898 года, учился в реальном училище. С Юлией познакомился на репетиции любительского театра. Свадьба состоялась в 1902 году в усадьбе Тургенево Самарской губернии, через несколько лет супруги развелись. О Юлии Рожанской известно очень немного. Представленная ее фотография публикуется впервые.

Вероятно, от матери и крестной Евгения Гордзялковская переняла любовь к музыке. В 1899–1904 годах она обучалась в Московской консерватории по классу фортепиано у профессора Константина Николаевича Игумнова (1873–1948) и впоследствии всю жизнь бережно хранила фотографию учителя, им подаренную. По окончании консерватории Евгения, ставшая концертирующей пианисткой и преподавателем музыки, вернулась на родину.

В Самаре М. Г. Эрденко проработал всего год (1904–1905). Тем не менее специалисты называют его в числе тех, кто заложил в городе фундамент детской музыкальной педагогики, — наряду с М. В. Богданович, А. В. Щегловой, А. Ф. Лаговской, Я. Я. Карклиным. Об их дружной работе свидетельствует совместное участие в концерте Самарского отделения ИРМО сезона 1904/1905 годов. Концерт из произведений А. Г. Рубинштейна давался 17 ноября 1904 года в зале Коммерческого собрания на Дворянской улице (ныне — дом № 104 по улице Куйбышева). Михаил Гаврилович выступал, в частности, с А. В. Щегловой.

В 1905 году М. Г. Эрденко вернулся в Москву, где бушевала революция, которой Михаил Гаврилович, демократ по натуре, искренне сочувствовал. По словам Инны Михайловны, 20 октября он дирижировал оркестром на превратившихся в массовую политическую демонстрацию похоронах большевика Н. Э. Баумана. За участие в революционных событиях Эрденко выслали в Вологду, затем в Архангельск15. По отбытии ссылки он много гастролировал, главным образом в провинции; наряду с выступлениями в престижных залах давал благотворительные концерты в пользу рабочих, студентов. Повсюду его сопровождала жена. Как говорила Инна Михайловна, «мама и папа вместе шли по творческому пути, Евгения Эрденко (Гордзялковская) была и супругой Михаила Эрденко, и аккомпаниатором, и творческим вдохновителем, они были прекрасным дуэтом». 22 октября 1909 года в Ясной Поляне пара посетила Л. Н. Толстого, с восхищением отзывавшегося о мастерстве Михаила Гавриловича.