Поиск
  • 05.07.2019
  • Почта
  • Автор Игорь Николаевич Сергеев

Дом на Студенческой улице

Дом на Студенческой улице

Студенческая улица, дом 26


Студенческая улица, дом 26

Московские старожилы вспоминают…

Недавно в редакцию пришло письмо от И. Н. Сергеева — одного из ветеранов москвоведения, много сделавшего, в частности, для изучения истории района Царицыно. Автор делится своими воспоминаниями о доме, который расположен ныне по адресу: Студенческая улица, 26. Там Игорь Николаевич проживал примерно в 1937–1972 годах, и тогда адрес звучал иначе: Можайское шоссе, 57а. Вот это письмо:

«Наш дом был возведен Управлением строительства Дворца советов. Предполагалось, что в нем будут жить сами строители высотки, а также люди, переселенные из зданий, подлежащих сносу. В предвоенные годы квартиры двух из девяти подъездов отдали офицерам войск НКВД. В каждой трехкомнатной квартире селилось по три семьи. Здесь обитал с родными личный шофер И.В. Сталина Николай Васильевич Цветков, возивший его на “Паккарде”, а потом на “ЗИС-110С”. Однажды я по мальчишескому любопытству забрался в подвал под первым подъездом и увидел “Паккард” в разобранном виде. Автомобиль, очевидно, туда поместили после списания. К сожалению, каких-либо деталей я не разобрал, потому что случайно разбил керосиновую лампу и убежал из подвала, мигом погрузившегося в темноту. Кстати, Н.В. Цветков не отказывал соседским детям в просьбах прокатить их на казенном “Паккарде”.

В третьем подъезде жили архитекторы — Владимир Александрович Щуко, Александр Петрович Великанов, Александр Федорович Хряков и другие. В восьмом подъезде дома проживали Хрусталевы. Глава семьи Иван Васильевич служил в личной охране И.В. Сталина, а его супруга возглавляла партгруппу дома. Помнится, во время войны она организовала в газоубежище под девятым подъездом встречу нового 1942 года. На празднике угощали детей белым хлебом с вареньем. Моя мать, Ираида Васильевна, была одним из членов партгруппы, знала Хрусталеву и порой занимала у нее деньги. Кстати, сын Ивана Васильевича Александр служил водителем у Л.П. Берии, чья реплика, якобы произнесенная после смерти вождя, стала названием фильма А.Ю. Германа “Хрусталев, машину!”.

В квартире №15 проживала Матрена Петровна Бутузова, работавшая на сталинской даче. Примерно летом 1960 года, когда я отдыхал на лавочке у дома №57а, ко мне подошла милая старушка. Разговорились, и она сообщила: “Знаешь, Игорь, я-то была поваром у Сталина”. Еще Матрена Петровна поведала, как однажды к ней на кухню пришел сын Сталина Василий Иосифович и она покормила его супом. Обитатели дома обычно звали Бутузову Анной Петровной.

18-метровую комнату с балконом на втором этаже в квартире №14 занимала семья Нисона Нисоновича Альтшуллера (1909–1984?)  телохранителя и по совместительству партнера И.В. Сталина по городкам и бильярду. У Альтшуллеров был рыжий кот, который принес однажды своим хозяевам стащенную где-то рыбу. Некоторое время мы соседствовали с Нисоном Нисоновичем по лестничной площадке. Кот часто по карнизу подходил к моей открытой нижней форточке и с любопытством смотрел на меня. Вечно занятый, я и не пытался приласкать его. После смерти И.В. Сталина Н.Н. Альтшуллер работал в уголовном розыске.

Соседями Альтшуллеров была семья Акининых, живших в большой 23-метровой комнате. Отец и мать служили в органах госбезопасности, а их сыновья Женька со Славкой пошли в бандиты. Как-то они ограбили продовольственный магазин, располагавшийся на углу Кутузовского проспекта и улицы Дунаевского. Принесли домой две трехлитровые жестянки с рыбой. Очевидно, преступных деяний Акинины совершили гораздо больше, потому что во время суда над пойманными братьями прокурор потребовал для Славки высшей меры. Его расстреляли, а Женьку посадили. Отца из органов уволили. Лишь дочь Акининых Галина не запятнала свою репутацию. Она вышла замуж, стала по мужу Виноградовой, родила дочь.

Помнится еще, как мой товарищ Женя Карпов позвал меня смотреть налет немецкой авиации на Москву. Это было начало войны. Мы забрались через девятый подъезд на крышу дома и наблюдали, как шарили по небу прожектора, как стреляли зенитки… Целое представление!»

К сожалению, на этом автор остановился, а вместо продолжения сообщил редакции номер телефона своего знакомого и соседа по дому 57а Е. А. Финоченко, который мог бы что-то добавить к сказанному в письме. И вот о чем поведал Евгений Александрович:

«Мой отец, Александр Иванович, тоже там проживал. Он служил в охране Сталина. Вероятно, ему доводилось дежурить и на так называемой “ближней даче”. Сейчас эта дача входит в территорию района Фили-Давыдково. В 1939 году отца уволили с должности. И вот по какому поводу. Он, женатый человек, влюбился в некую женщину, стал погуливать. Дошло до начальства. Ну, а тогда как было: измена семье  измена Родине!.. После этого он работал в Москве на авиационном заводе.

Был у нас еще такой жилец Иван Волгутов (отчества не скажу), майор госбезопасности. Мы с его сыном Анатолием вместе в школе учились. Волгутов являлся администратором Московского театра оперетты, куда любили ходить дети членов правительства. Я точно не знаю, какие обязанности исполнял Волгутов в должности администратора, но, вероятно, он отвечал и за посещение спектаклей высокопоставленными зрителями. Меня, кстати, Волгутов проводил в театр абсолютно бесплатно, причем я сидел или в правительственной или в директорской ложе. Так я, например, услышал оперетту Исаака Дунаевского “Вольный ветер”.

Другой наш жилец — Николай Маринин, тоже сотрудник охраны Сталина — сопровождал своего патрона в поездках на отдых — в Сочи, в Абхазию. Из Абхазии привозил мандарины. Помню, в коридоре стоял ящик килограммов на пятьдесят, заполненный мандаринами, которыми Маринин нас угощал».

Интересно, но, сознаемся, маловато. Публикуя данный материал, редакция надеется, что другие московские старожилы откликнутся и помогут дополнить пока остающуюся достаточно фрагментарной картину.