Поиск

«На крыльях могучих»

«На крыльях могучих»

П. П. Глазков (первый слева в верхнем ряду) с группой летчиков на отдыхе. Крым. 1936 год. Из фондов Музея‑панорамы «Бородинская битва». Публикуется впервые


Летчики 750-го дальнебомбардировочного авиационного полка. П. П. Глазков и С. П. Чугуев — в центре первого ряда. Весна 1942 года. Московская битва уже окончена, но боевые награды летчики еще не получили. Из фондов Музея‑панорамы «Бородинская битва». Публикуется впервые

Страницы боевой биографии генерал-майора авиации, Героя Советского Союза Павла Петровича Глазкова (1911–1977).

От стен Сталинграда на крыльях могучих

До черных берлинских мостов

Навстречу Победе сквозь грозы и тучи

Водил нас полковник Глазков…

 

Эти строки из марша 3-го гвардейского авиационного полка дальнего действия написаны в 1943 году1. Хотя «навстречу Победе» предстояло стремиться еще два года, летчики полка действительно уже достигали «черных берлинских мостов». Летом 1943-го полк впервые повел на столицу фашистской Германии его командир П. П. Глазков. Но путь полковника к Берлину пролег даже не «от стен Сталинграда», а от западной границы через Москву, за оборону которой Павел Петрович 29 марта 1942 года удостоился звания Героя Советского Союза.

Имя П. П. Глазкова, как и многих из 187 героев Московской битвы2, мало известно москвичам. Он умер в Серпухове в возрасте 65 лет, не оставив мемуаров. Однако о нем неоднократно упоминает в своей книге Герой Советского Союза И. И. Киньдюшев, который служил в 3-м полку с весны 1942 года и дал командиру следующую характеристику: «Павел Петрович был человеком деятельным, постоянно ищущим, иногда резковатым, но справедливым, по-человечески душевным. Он обладал настоящим боевым умением, быстро отыскивал цели. <…> И в то же время его знали как веселого неунывающего парня, он слыл в полку лучшим баянистом»3. В 2003 году «Московский журнал» напечатал статью Г. Б. Удинцева, другого однополчанина П. П. Глазкова, посвященную одному из эпизодов участия последнего в обороне столицы (к этому мы вернемся ниже). Самого Павла Петровича автор описал так: «Худощавый, подвижный, почти всегда с дружелюбно-иронической улыбкой на лице, он был очень прост в обращении с подчиненными»4. В Музее Героев Советского Союза и России (отдел Музея-панорамы «Бородинская битва») хранится фонд П. П. Глазкова, включающий его личные вещи, фотографии, документы. Из автобиографии:

«Я, Глазков Павел Петрович, родился 28.12.1911 г. в семье железнодорожного служащего-весовщика на станции Волоколамск. Самостоятельно начал работать после окончания семилетки в 1928 г. на ст. Волоколамск грузчиком и чернорабочим. В мае 1931 г. был принят в Тушинскую школу летчиков ОСОАВИАХИМа и после ее окончания в марте 1932 г. получил назначение в Борисоглебскую военную школу летчиков. С этого времени до начала Великой Отечественной войны служил в бомбардировочной авиации в гарнизонах Ржев, Монино, Полтава и Запорожье в должностях пилота, младшего летчика, командира корабля, командира отряда и заместителя командира эскадрильи. В апреле 1935 года женился на гражданке Курской Любови Семеновне 1912 г. рождения, которая до замужества работала товарным кассиром на ст. Волоколамск.

В Великой Отечественной войне принимал участие с первого дня до дня Победы над врагом. До августа 1941 г. участвовал в боях в составе 8 дбап, гор. Запорожье и Сталино».

«8 дбап» — это 8-й дальнебомбардировочный авиаполк. К началу 1941 года дальняя авиация Красной армии располагала значительным количеством (более 1300) самолетов для уничтожения стратегических объектов в глубоком тылу противника. Основной боевой машиной являлся бомбардировщик ДБ-3Ф, позднее получивший обозначение Ил-4. Дальнебомбардировочная авиация была организована в авиаполки, авиадивизии (дбад) и авиакорпуса (дбак). 8-й авиаполк входил в состав 22-й дивизии 4-го корпуса, который базировался на территории Украинской ССР5.

В этой статье мы расскажем о боевой работе Павла Петровича с начала войны до присвоения ему звания Героя Советского Союза. В нашем распоряжении нет текста представления летчика к этому званию. Согласно биографическому словарю «Герои Советского Союза», он удостоился высокой награды за «70 боевых вылетов, совершенных к январю 1942 года на важные военные объекты в глубоком тылу противника»6. Основным источником нам послужила летная книжка П. П. Глазкова, содержащая краткие записи о каждом его вылете. Привлекались также документы из Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО).

Описывая в автобиографии начало войны, П. П. Глазков назвал аэродромные узлы в окрестностях Запорожья и Сталино (здесь, по-видимому, речь идет об именовавшемся так до 1961 года городе Донецке). Аэроузел объединял несколько аэродромов, занимаемых авиаполками одной авиадивизии. Дивизия Глазкова большую часть времени Московской битвы базировалась на Сасовском аэроузле (Рязанская область), который в летной книжке обозначен как «Сасово». Этот аэроузел состоял из трех аэродромов, полк Павла Петровича располагался на аэродроме «Огарево»7.

Летная книжка позволяет уточнить, что П. П. Глазков находился в составе 1-й эскад­рильи авиаполка: итоговые записи за июнь и июль 1941 года завизированы командиром эскадрильи капитаном Зайкиным и командиром полка майором Молочниковым. Первый из них — будущий Герой Советского Союза Иван Михайлович Зайкин, служивший вместе с Глазковым в 1941–1942 годах8, второй — Григорий Михайлович Молочников, в наградном листе которого на орден Красного Знамени сказано: «Командуя в 1941 г. 8-м дбап, несколько раз лично водил полк на бомбометание промышленных объектов Румынии — Бухарест, Плоешти, а также переправ на Днепре и ж/д путей»9.

В соответствии с предвоенными планами 4-й авиакорпус должен был наносить удары по территории Румынии, прежде всего по городу Плоешти — центру добычи и переработки нефти, столь необходимой экономике фашистской Германии. Однако огромные потери, понесенные фронтовой авиацией в первые дни войны, заставили советское командование использовать дальние бомбардировщики не по назначению — для уничтожения колонн вражеской бронетехники и автотранспорта. При выполнении таких задач, предполагающих более точное бомбометание, пилотам приходилось совершать вылеты днем и снижаться до минимальных высот, что делало маломаневренные и не имевшие брони самолеты крайне уязвимыми для огня вражеской зенитной артиллерии и атак истребителей — последние представляли особую опасность в условиях нехватки у нас истребителей сопровождения10