Поиск

Забытый защитник Москвы

Забытый защитник Москвы

Солдаты ведут наблюдение из окопа. Фотограф О. Кнорринг


В штабе Московской зоны обороны. Слева направо: А. И. Кудряшов, П. А. Артемьев, К. Ф. Телегин

О генерале Павле Артемьевиче Артемьеве (1897–1979).

На пятый день войны 26 июня 1941 года командующий Московским военным округом (МВО) генерал армии И. В. Тюленев отбыл на Южный фронт, а вместо него округ возглавил генерал-лейтенант П. А. Артемьев, ранее занимавший должность начальника Управления оперативных (внутренних) войск НКВД.

Не все офицеры, служившие при И. В. Тюленеве, восприняли это назначение с пониманием. Бывший командующий истребительной авиацией противовоздушной обороны МВО полковник Н. А. Сбытов вспоминал: «С нападением Германии на нашу страну в Московском военном округе стали какие-то удивительные события происходить. Во-первых, командующий войсками округа генерал Тюленев со всем штабом и органами управления собрались и отправились воевать на Южный фронт. На их место назначили новых командиров и управленцев, и почему-то всех из НКВД. Командующий войсками МВО Артемьев — из НКВД, его заместитель Соколов — из НКВД, член Военного совета Телегин — из НКВД, начальник штаба Референко — из НКВД… Такой подбор кадров был целесообразен только с точки зрения внут­ренней безопасности, а не для ведения военных действий, поскольку энкавэдэшники в этих вопросах не разбирались»1. Однако первые же дни войны показали: войскам МВО придется решать задачи в первую очередь как раз не боевые, а направленные на обеспечение безопасности столицы — осуществлять охрану промышленных объектов, государственных учреждений, госпиталей и так далее, патрулировать дороги, обезвреживать вражеских диверсантов и шпионов, выявлять дезертиров, паникеров, пораженцев, нейтрализовывать возможные коллаборационистские акции, оказывать содействие органам правопорядка в борьбе с преступностью, организовать противовоздушную оборону, в том числе строить ложные объекты вокруг Москвы с целью дезориентации самолетов противника, руководить строительством оборонительных сооружений на подступах к столице и в самом городе. Видимо, Верховное главнокомандование посчитало, что с перечисленными задачами наилучшим образом смогут справиться именно внутренние войска, специально для этого и создававшиеся. К тому же на плечи командования МВО легла работа по мобилизации военнообязанных, формированию дивизий народного ополчения, истребительных батальонов и партизанских отрядов. Время показало, что назначение П. А. Артемьева оказалось абсолютно оправданным. Заместитель командующего МВО К. Ф. Телегин отзывался о Павле Артемьевиче как о человеке, наделенном большой волей и мужеством, обладавшем незаурядными организаторскими способностями, прекрасно знавшем солдатскую службу2, а заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР А. И. Микоян в своих мемуарах назвал генерала «солидным, серьезным» человеком3.

Родившийся еще до революции, П. А. Артемьев воевал рядовым на фронтах Первой мировой войны. В 1918 году добровольцем вступил в ряды Красной армии. После окончания Гражданской войны учился в Высшей пограничной школе ОГПУ (1924–1925), затем служил в различных частях пограничных войск ОГПУ/НКВД. В 1938 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе и был назначен на должность командира дивизии особого назначения имени Ф. Э. Дзержинского. Участвовал в Советско-финской войне (1939–1940), а в феврале 1941 года возглавил Управление оперативных войск НКВД СССР.

В период с 5 по 10 октября 1941 года, когда после брянско-вяземской катастрофы командование Западного фронта было в значительной степени деморализовано, а на западном и юго-западном направлениях практически не осталось боеспособных войск для прикрытия Москвы, Сталин приказал П. А. Артемьеву задержать врага всеми имеющимися в распоряжении округа силами. Счет шел буквально на часы. В дополнение к регулярным армейским подразделениям и частям войск НКВД командование МВО и руководство Москвы срочно сформировали из москвичей-добровольцев комсомольские и коммунистические полки и батальоны. Немногие из тех, кто вступил в бой с немцами в те первые октябрьские дни 1941 года, остались живы, но они выполнили главную задачу — остановили наступающего врага, выиграли время.

П. А. Артемьев лично посещал самые опасные участки фронта — на можайском и малоярославецком направлениях, руководил организацией обороны Тулы. По воспоминаниям все того же К. Ф. Телегина, командующий МВО «осунулся, лицо обветрилось. Бессонные ночи под Тулой и на рубеже сказались на его могучем организме. Чувствовалось, что он смертельно устал, что ему просто необходимо хоть немного отдохнуть, но обстановка этого не позволяла. Да и сам Павел Артемьевич был не из тех, кто может хоть на минуту забыться, когда не все сделано, что можно и нужно сделать сегодня»4.

Ценой невероятных усилий защитники Москвы дали возможность нашим отступавшим войскам привести себя в порядок, переформироваться. Можно утверждать, что командующий МВО генерал-лейтенант Артемьев фактически оборонял Москву в самые критические дни вражеского нашествия — с 5 по 10 октября 1941 года, вплоть до вступления Г. К. Жукова в должность командующего Западным фронтом (10 октября).

К середине октября возникла угроза прорыва немцев непосредственно к Москве — угроза настолько реальная, что на совещании 15 октября (на котором было принято решение об эвакуации ряда правительственных учреждений, промышленных предприятий и дипломатического корпуса) Сталин приказал П. А. Артемьеву организовать оборону столицы и удерживать город или хотя бы его часть до подхода главных резервов. Вокруг и внутри Москвы командованием МВО было создано три оборонительных кольца — по Окружной железной дороге, по Садовому кольцу и по линии бульваров. В ожидании уличных боев магистрали перекрывались фортификационными сооружениями, в домах оборудовались огневые точки. К счастью, результаты этой огромной работы оказались невостребованными. Более того, руководство страны постановило провести в Москве 7 ноября военный парад. Подготовку к параду возглавил П. А. Артемьев; он же этим парадом и командовал.

В начале ноября Ставка приняла решение о контрнаступлении под Москвой, для чего требовалось скрытно сосредоточить мощные резервы. Столь ответственную работу Сталин поручил опять же П. А. Артемьеву. Как показали дальнейшие события, с поставленной задачей генерал справился блестяще.

В 1942 году Павлу Артемьевичу присвоили звание генерал-полковника. В этом звании он командовал Московским военным округом до июня 1953 года (с небольшим перерывом в 1947—1949 годах).

После смерти Сталина и ареста Берии П. А. Артемьева как выходца из «бериевского» НКВД перевели (с понижением) подальше от столицы — с июня 1953 года он служил в должности заместителя командующего Уральским военным округом. В сентябре 1960-го вышел в отставку. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Долгие десятилетия его имя пребывало в забвении.

Весной 2017 года региональная общественная организация «Содействие сохранению наследия Моссовета», поддержанная рядом других московских неправительственных объединений, обратилось в мэрию Москвы с инициативой увековечить память Павла Артемьевича Артемьева. И 7 ноября того же года мэр Москвы С. С. Собянин объявил о решении назвать именем генерала Артемьева одну из улиц столицы.

 

1Москва военная. 1941–1945. Мемуары и архивные документы. М., 1995. С. 83.

2Там же. С. 239.

3Там же. С.106.

4Телегин К.Ф. Не отдали Москвы! М., 1975. С. 168.