Поиск

«Знаток и собиратель русских народных песен»

«Знаток и собиратель русских народных песен»

Кулеватово. Александр Павлович (слева) и Михаил Павлович (справа) Прокунины


Василий Павлович Прокунин с семьей. 1888–1889 годы. Фотография из семейного архива
потомков Давыдовых. Публикуется впервые

О музыкальном фольклористе, композиторе, педагоге Василии Павловиче Прокунине (1848–1910).

Василий Павлович Прокунин появился на свет в селе Сосновка Моршанского уезда Тамбовской губернии. В метрической книге Никитской церкви за 1848 год записано: «Василий рожден 19-го, крещен 22 января. Родители: личный почетный гражданин, второй гильдии купеческий сын Павел Деомидов Прокунин и законная жена его Юлия Павлова. Восприемники: князь Василий Павлович Голицын и княгиня Александра Павловна Оболенская. Обряд крещения совершил священник Федор Васильев Рождественский»1.

Друг детства Василия Павловича — известный впоследствии судебный деятель, профессор Московского университета Николай Васильевич Давыдов — историю женитьбы П. Д. Прокунина описывает так: «Павел Демидович, умный энергичный человек, был в молодости очень красив и обаятелен, а потому неудивительно, что когда он по окончании курса в Московской коммерческой академии вернулся домой и поселился на заводе, вступив в управление им, причем ему приходилось по делам, да и просто по соседству, бывать у князей Голицыных в их роскошной усадьбе, что одна из княжон, милая сердечная девушка, всей своей последовавшей жизнью доказавшая беспредельную доброту свою и вообще высокие нравственные качества, заметив явную влюбленность в нее молодого заводчика, тоже не осталась к нему равнодушной. Между ними возник роман, обставленный всей прелестью старинных классических романов — таинственностью, редкими свиданиями, робостью обеих сторон перед старшими и даже друг перед другом, запретностью их чувства в виду неравенства положения молодых людей, в те времена составлявшего почти непреодолимое препятствие к благополучному окончанию романа. Но чувство искренней любви — большая сила, что и сказалось в данном случае. В конце концов роман завершился счастливо; после долгих, конечно, отказов, запретов и колебаний, старуха княгиня (Теофила Петровна, мать Юлии Павловны. — Л. Г.) согласилась на брак ее дочери с купцом»2.

Венчание происходило в Никитской церкви 27 апреля 1847 года. «Жених: моршанский личный почетный гражданин, второй гильдии купец Павел Деомидович Прокунин — 23 года. Невеста: села Сосновки княжна Юлия Павлова Голицына — 20 лет. Поручители: со стороны жениха — надворный советник Василий Васильевич Давыдов, состоящий чиновником 14-го класса <нрзб.> Стрибольт, моршанский второй гильдии купец Кондратий Михайлович Михеев; со стороны невесты — поручик князь Василий Александрович Оболенский, коллежский секретарь Родион Андреевич Оболенский, князь Василий Павлович Голицын»3. В браке у Павла Демидовича (1824–1869) и Юлии Павловны (1827–1879) родилось четверо сыновей — Василий, Павел, Михаил и Александр.

При разделе имения князей Голицыных в Сосновке (1848) Юлия Павловна получила 510 десятин земли без крестьян4. Павлу Демидовичу принадлежал местный завод по выработке купороса, квасцов и мумие5. В середине 1860-х годов П. Д. Прокунина избрали мировым судьей, и все свободное время он отдавал исполнению своих новых обязанностей, передав управление заводом второму сыну Павлу Павловичу. При этом Павел Демидович утратил имущественный ценз; тем не менее, уездное земское собрание и дальше неоднократно избирало его в мировые судьи как «человека, пользовавшегося общим уважением»6.

Прокунины были очень дружны с обитавшими в расположенном неподалеку селе Кулеватово помещиками Давыдовыми7. Василий до 14 лет жил у них в Москве и в имении. Темноволосый «стройный <…> хорошенький мальчик с голубыми глазами», он воспитывался и обучался под руководством гувернера Эрнеста Эрнестовича Штренге вместе с сыновьями владельца Кулеватова Василия Васильевича Давыдова. Музыку детям преподавал композитор Федор (Теодор) Богданович Граверт8 — немец по происхождению, переселившийся в Россию в начале 1850-х годов. Способности Василия Прокунина проявились чрезвычайно рано: еще не зная нот, он безошибочно подбирал услышанные мелодии на фортепиано9. «Мальчиком пяти лет Вася <…> участвовал в концерте, устроенном в Моршанске в пользу раненых в Севастопольскую кампанию. <…> Расположение к музыке Васи повело к тому, что это искусство стало впоследствии главным делом его жизни»10.

В начале 1860-х годов, находясь в Москве у Давыдовых, Василий брал уроки у А. И. Виллуана11 и Л. Оноре12. Дом Давыдовых стоял «на не существующей ныне Сенной площади; на ее месте теперь разбит большой сквер, примыкающий к Страстному бульвару; площадь шла от Екатерининской больницы вплоть до Страстного монастыря»13. В свободное время В. П. Прокунин и Н. В. Давыдов увлеченно занимались театральными постановками, для которых сочиняли сценарии и музыку. «Декорации рисовал (и очень недурно) Вася, <…> костюмы для действующих лиц из картона и разноцветной бумаги по нашим указаниям нам делали воспитанницы одного из московских институтов, а музыку для увертюр и музыкальных выступлений сочинял тоже Вася. <…> А кроме того, мы и сами еще действовали, устраивая живые картины с концертом, в котором нами исполнялась Гайденовская Kindersimphonie (так в оригинале. — Л. Г.), Вася играл solo на фортепиано и кто-нибудь из старших пел»14. Летние каникулы проводили в Кулеватове — купались, рыбачили, охотились, вечерами слушали пение хора, составленного из дворовых. Окончив частный пансион Циммермана (1868), В. П. Прокунин поступил в Московский университет на юридический факультет, однако после смерти отца (1869) учебу в университете оставил. В 1871 году, вняв совету Николая Григорьевича Рубинштейна, с которым он встречался у общих знакомых, Василий Павлович поступил в Московскую консерваторию, где его педагогами были сам Н. Г. Рубинштейн и Петр Ильич Чайковский. Выпускного экзамена Прокунин, однако, не сдал из-за ссоры с профессором Н. А. Губертом и в 1874 году по рекомендации П. И. Чайковского устроился пианистом-концертмейстером в Одесский оперный театр15.

Как отмечали современники, «позднее начало правильных занятий помешало развитию в полной мере прекрасных способностей Василия Павловича, и он, отказавшись от карьеры виртуоза, посвятил себя педагогической деятельности»16 — после возвращения в Москву (1875) занимался частными уроками, преподавал теорию музыки в школах H. А. Муромцевой и Н. Ф. Коваленской, с 1890 года — фортепианную игру в Московском Николаевском сиротском институте, вел класс игры на фортепиано в младшем отделении консерватории17.

В 1878 году Василий Павлович женился на дочери Иосифа Владимировича Станкевича18 Елизавете. У них родились четверо детей — Любовь, Юлия, Екатерина и Василий. Для двоих старших девочек Н. В. Давыдов написал рассказ «Дон Педро и Мавра Андреевна» с посвящением «Любе и Юленьке Прокуниным» (см. РГАЛИ. Ф. 164. Оп. 1. Ед. хр. 4).

Фамилия Василия Павловича появляется в адресных книгах Москвы с 1890 года. Но поселился он в Первопрестольной раньше, о чем свидетельствует его письмо к П. И. Чайковскому (1884): «Многоуважаемый Петр Ильич! Я вчера заходил к Вам, но не имел удовольствия застать Вас дома, а так как то же самое может случиться и завтра, то я попросил бы Вас написать мне два-три словечка и оставить записку у Вашего швейцара, чтобы я знал, в котором часу будет в субботу назначенная генеральная репетиция “Мазепы”, а также куда я должен явиться, чтоб иметь возможность проникнуть в театральную залу. Надеюсь, впрочем, что я Вас застану завтра утром дома, и Вам не будет надобности утруждать себя запиской. Искренно преданный Вам, В. Прокунин. Р. S. Так как я женат, а по церковному ученью муж и жена составляют одно, то не найдете ли возможность устроить так, чтобы мне, отправляясь на генеральную репетицию, не пришлось нарушать церковного постановления? Т. е., другими словами, и жене моей доставить удовольствие услышать поскорее Вашу новую оперу»19. Коллежский секретарь В. П. Прокунин с семьей проживал в Москве на Большой Молчановке до 1909 года.

Александр Васильевич Давыдов, еще один товарищ Прокунина по детским играм, писал о нем: «Прекрасный пианист, он страстно любил музыку; я помню, в каком азарте он прибежал к нам, принеся с собой только что вышедшую для игры на фортепиано “Пиковую даму”, и, захлебываясь от восторга, играл мамаˊ романс Полины; часто он бывал у нас и играл с мамаˊ в четыре руки, особенно я помню “Венгерские танцы Брамса”. Человек редкостной доброты, он совсем не мог отказывать в просьбах о помощи, и его квартира во Власьевском переулке бывала с утра окружена нищими, ожидавшими его выхода; жена его насыпала ему в карманы побольше мелочи, чтоб он не начал раздавать крупные деньги. И у этого на редкость кроткого человека бывали иногда вспышки гнева, правда, большею частью в семье, и совершенно невинного характера. Вот что мне рассказывали про одну из них: за завтраком ему подали котлеты. Беря одну из них, он капнул на чистую скатерть. Жена его, дама весьма аккуратная, сделала ему замечание; он смолчал; когда он брал вторую котлету, он опять закапал стол. “Ну что же это такое?” — заворчала жена. Он молча взял третью котлету, положил ее на стол и стал вилкой возить ее по всей скатерти; потом встал и вышел из комнаты»20.

В. П. Прокунин прекрасно владел немецким и французским языками, «имел обширные знания в астрономии, знал карту неба, много читал по физиологии, ботанике, истории и литературе»21, серьезно занимался энтомологией — «с необычайной легкостью при своей толщине носился с сеткой в руках по саду за каким-то мотыльком»22. Он «собрал огромную коллекцию бабочек Московской, Тамбовской, Воронежской губерний. Один вид бабочки был им впервые открыт. Лондонский национальный музей предлагал ему за коллекцию 23 000 рублей, но Василий Павлович отказался, собираясь передать ее в Московский университет»23. Действительно, в 1910 году университетскому Зоологическому музею была подарена «коллекция бабочек покойного Василия Павловича Прокунина (24 двойных ящика), собранная близ села Марок Острогожского уезда Воронежской губернии и станции Графской той же губернии, в Моршанском уезде Тамбовской губернии и Клинском уезде Московской губернии»24