Поиск

Не только друзья, но и родственники

Не только друзья, но и родственники

Б. М. Кустодиев. Портрет М. А. Волошина. Холст, масло. 1924 год


Cправа налево: А. В. Дыбский, Лиза (подруга Т. В. Шмелевой), Т. В. Шмелева. 1923 год. Из архива
В. П. Купченко. Публикуется впервые

Так сегодня можно говорить о поэтах Георгии Аркадьевиче Шенгели (1894–1956) и Максимилиане Александровиче Волошине (1877–1932).

О взаимоотношениях поэта, переводчика, теоретика стиха Г. А. Шенгели с М. А. Волошиным известно едва ли не все — в первую очередь благодаря трудам В. П. Купченко (1938–2004), исследователя жизни, творчества и окружения Максимилиана Александровича. Казалось бы, в подобной ситуации места сколько-нибудь значительному открытию попросту не остается. Тем не менее…

Изучая несколько лет тому назад экземпляр автобиографии Шенгели, хранящийся в РГАЛИ, я обратил внимание на одну интересную запись. Уверен, другие исследователи тоже видели ее, но по каким-то причинам не придали ей особого значения. Запись эта была опубликована лишь в 2016 году. Однако прежде чем заняться ею, напомним некоторые факты.

Первая встреча поэтов произошла в мае 1917 года в Крыму. Впоследствии Г. А. Шенгели часто бывал в Коктебеле у М. А. Волошина, называл его своим другом и учителем. Они состояли в переписке, в последние годы жизни Максимилиана Александровича обращались друг к другу на «ты». «Дорогой мой и любимый Макс», — начинается одно из писем (1930)1. Шенгели посвятил Волошину очерк «Киммерийские Афины», сочинил, возможно, лучшее стихотворение о нем — «Максимилиан Волошин» (1936). Тот, в свою очередь, ценил поэтический дар Шенгели, был первым критиком выполненных им переводов сонетов Ж.-М. де Эредиа, радушно принимал у себя как самого Георгия Аркадьевича с первой супругой Юлией (урожденной Дыбской)2, так и его родственников, дарил другу свои акварели (одна из них еще в начале 2000-х годов находилась в квартире падчерицы Г. А. Шенгели, но после смерти владелицы пропала).

Теперь обратимся к записи. Она касается двоюродного брата Шенгели — Алексея Владимировича Дыбского (1906–1943): «Алексей был женат (потом развелся) на племяннице Максимилиана Волошина»3. Решив проверить достоверность этого сообщения, я нашел сразу несколько источников, в которых говорилось, что А. В. Дыбский в самом деле женился на двоюродной племяннице М. А. Волошина — Тамаре Владимировне Шмелевой (1903–1994). Мне стало любопытно: были ли у них дети? Если да, это означает, что Г. А. Шенгели породнился с М. А. Волошиным.

Далее я наткнулся на любопытную статью поэтессы Тамары Страховой, где упомянута дочь Т. В. Шмелевой4. От брака с Дыбским? Ведь Г. А. Шенгели ясно указывает на развод двоюродного брата. Я написал своему очень дальнему родственнику — внучатому племяннику Дыбского. Он подтвердил сведения о дочке Алексея Владимировича. Однако вопрос, родилась ли она в браке Т. В. Шмелевой с А. В. Дыбским, по-прежнему оставался открытым.

Случай прояснить ситуацию вскоре представился. Р. П. Хрулева, вдова В. П. Купченко, по моей просьбе прислала досье на всех Дыбских, бывавших в Коктебеле. Содержащаяся в этих досье информация устранила последние сомнения: Г. А. Шенгели и М. А. Волошин действительно стали родственниками!

А. В. Дыбский женился на Т. В. Шмелевой в 1926 году, а в 1931-м у них появилась дочь Оксана. То, что Татьяна Владимировна лишь однажды выходила замуж и имела в браке единственную дочь, подтвердила долгое время дружившая с ней (как выяснилось) М. И. Титова — внучка художника М. В. Нестерова.

Полагаю, будущие супруги познакомились на даче у М. А. Волошина, возможно, в 1923 году. В дневнике Максимилиана Александровича отмечено, что Юлия Дыбская и ее братья Алексей, Василий и Павел в июне 1923 года выехали из Москвы и направляются в Коктебель5. Тем же летом у Волошина гостила и его двоюродная племянница. В архиве В. П. Купченко нашлась фотография (1923), на которой Алексей Владимирович и Тамара Владимировна запечатлены вместе.

А. В. Дыбский, по образованию химик, погиб при освобождении Харькова (1943). Т. В. Шмелева во время Великой Отечественной войны находилась в Ленинграде, выдержала блокаду, последние 30 лет жизни была прикована к инвалидной коляске, что не мешало ей активно участвовать в создании Дома-музея М. А. Волошина в Коктебеле, регулярно принимать многочисленных гостей из разных уголков мира.

Пытаясь разузнать хоть что-то об Оксане Алексеевне Дыбской, я связался с ее двоюродным братом — В. В. Шмелевым. М. А. Волошину он приходится двоюродным внучатым племянником. Оказалось, в его архиве по сей день хранится оригинал свидетельства о рождении О. А. Дыбской. Она появилась на свет в Харькове, крещена в Ялте. В юности иммигрировала в США, там вышла замуж и сменила фамилию на Годдард. Какое-то время вела с кузеном переписку, пока не была вынуждена переехать в один из американских хосписов. Крым Оксана Алексеевна посетила в конце 1990-х годов; за месяц, проведенный у родственников, объездила почти весь полуостров и побывала на могиле Максимилиана Александровича. Потомки двоюродной племянницы Шенгели и двоюродной внучатой племянницы Волошина проживают в США.

Автор выражает искреннюю благодарность Владимиру Викторовичу и Виктору Владимировичу Шмелевым (Ялта) за предоставление информации, а также фотографий из семейного архива, публикуемых здесь впервые.

1ИРЛИ. Ф. 562. Оп. 3. Ед. хр. 1290.

2Юлия Владимировна Дыбская (1896–1972). Двоюродная сестра Г. А. Шенгели, издательский работник.

3 Молодяков В.Э. Георгий Шенгели. Биография. М., 2016. С. 22.

4http://www.ognikuzbassa.ru/category-bibliotechestvo/96-cherubina-stranitsy-mistifikatsii. (Дата обращения 13.02.2019.)

5http://voloshin.rhga.ru/section/voloshin-i-ego-vremya/dnevnik-m-a-voloshina-1923-god.html. (Дата обращения 13.02.2019.)