Поиск

Героям и событиям Отечественной войны 1812 года

Героям и событиям Отечественной войны 1812 года

Бородинский мост в 2007 году


Ф. А. Рубо. Полотно панорамы «Бородинская битва». Фрагмент. Холст, масло. 1911–1912 годы

Московские памятники в честь победы российского воинства над Наполеоном.

Отечественная война 1812 года — одна из наиболее героических и трагических страниц нашей истории. Память о ней в Москве хранят уникальные архитектурные ансамбли, мемориалы, музейные экспозиции. Ниже предлагается их краткий обзор.

* * *

У Поклонной горы, где «напрасно ждал Наполеон, последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной с ключами старого Кремля», привлекает внимание Триумфальная арка (Триумфальные ворота). Изначально (1814) ее построили из дерева около Тверской заставы (ныне площадь Белорусского вокзала) к торжественной встрече русской армии, возвращавшейся из Заграничного похода. Со временем она обветшала, и в 1826 году памятник решили заменить. Новые ворота должны были сочетаться с кордегардиями (караульными помещениями) Тверской заставы.

В апреле 1829 года после принятия проекта площади у главного въезда в Москву из Петербурга началась постройка Триумфальных ворот на оси Большой Тверской-Ямской улицы. Создавал их знаменитый зодчий О. И. Бове. Декоративным убранством занимались выпускники Петербургской Академии художеств И. П. Витали и И. Т. Тимофеев.

Торжественная закладка ворот состоялась 17 августа 1829 года. Из-за недостатка средств работы затянулись на пять лет — монумент открылся только в 1834 году. Ворота были выполнены из кирпича и облицованы белым камнем, добытым из карьеров подмосковного села Татарово. Чугунные детали изготавливались в Тульской губернии на Алексинском заводе. Декоративное литье, массивное и тяжелое (отливки весили от 7 до 14 тонн), доставляли в Москву зимой на санях.

Ворота представляли собой величественную однопролетную арку, поднимавшуюся ввысь на 28 метров. Покоился памятник на шести парах чугунных 12-метровых колонн, между которыми на высоких постаментах располагались фигуры древних воинов в доспехах. Простенки над ними украшали рельефы «Изгнание французов» и «Освобождение Москвы». Строй колонн завершали аллегорические женские фигуры, олицетворяющие Храбрость, Твердость и Победу. На богато декорированном фризе разместили гербы 36 губерний России и медальоны с инициалами Николая I. Ворота венчала шестерка коней, запряженных в колесницу Славы с гордо стоящей на ней крылатой богиней Победы. Надпись на фронтоне гласила: «Благословенной памяти Александра I, воздвигшего из пепла и украсившего многими памятниками отеческого попечения первопрестольный град сей, во время нашествия галлов и с ними двадесяти языков лета 1812 огню преданный. 1826». Со стороны города надпись была сделана на русском языке, с противоположной — на латыни. До открытия Триумфальных ворот О. И. Бове не дожил несколько месяцев, завершил строительство его младший брат Михаил.

У шлагбаума и кордегардий днем и ночью царило оживление: казенные тройки, дилижансы, помещичьи дормезы… Все изменилось в 1850-х годах, когда началось регулярное железнодорожное сообщение между Москвой и Петербургом. Тверская застава потеряла свое значение. В 1872 году под Триумфальными воротами проложили линию конки, а в 1899-м — трамвайные пути. В канун столетия Бородинской битвы (1912) ворота обновили и почистили.

В 1935 году был принят Генеральный план реконструкции Москвы. Площадь у Белорусского вокзала предписывалось расширить, Триумфальные ворота — демонтировать и восстановить на новом месте. После обмера и фотографирования памятник разобрали, большую часть конструкций, скульптуры и горельефы перевезли в Музей архитектуры, находившийся тогда в Донском монастыре, где они стали частью экспозиции: горельефы поместили в нишах монастырской стены, фигуры воинов — на пьедесталах вдоль центральной аллеи, колесницу Славы — на специальный постамент. Рельефами с батальной атрибутикой украсили стены вестибюля музея-панорамы «Бородинская битва» (см. ниже). Чугунные колонны долго лежали на Миусской площади, а во время Великой Отечественной войны их отправили на переплавку.

О творении О. И. Бове власти столицы не вспоминали почти три десятилетия. Только в 1965 году Совет Министров СССР распорядился восстановить «Триумфальную арку Отечественной войны 1812 года в гор. Москве». Для этого выбрали площадь Победы на Кутузовском проспекте. Проект разработали специалисты 7-й мастерской «Моспроекта-3» (И. П. Рубен, Г. Ф. Васильева, Д. Н. Кульчинский) под руководством В. Я. Либсона. Задача была непростая: только в одном венчающем арку карнизе требовалось разместить 1276 элементов. Инженерам, архитекторам и художникам предстояло по сохранившимся обмерам, фотографиям и рисункам воссоздать облик памятника, восполнив утраченные части декора.

Оригинальные детали, статуи и чугунные рельефы из Донского монастыря не использовали, более полутора сотен скульптур изготовили заново на Мытищинском машиностроительном заводе. По образцу одной уцелевшей чугунной колонны на предприятии «Станколит» отлили 12 новых весом в 16 тонн каждая.

Скульпторы-реставраторы Производственно-художественного комбината Министерства культуры СССР, изучив архивные материалы, готовили гипсовые слепки и формы деталей, которые следовало отливать вновь. Было выполнено свыше 150 моделей каждой восстанавливаемой части декора, в том числе фигуры, части доспехов, гербы городов, рельефы с военной атрибутикой.

Вопросом размещения монумента занималась 4-я мастерская «Моспроекта-1». Если О. И. Бове возводил арку на окраине города среди небольших домов, где она являлась архитектурной доминантой, то сейчас памятник устанавливали в сформировавшемся городском ансамбле в окружении многоэтажных зданий. На новом месте Триумфальная арка роль проезжих ворот не играла — транспортные потоки ее огибали. Строители выровняли площадь, убрав возвышенность у Староможайского шоссе, проложили новый проезд шириной 15 метров для автотранспорта и подземный переход, соединяющий две стороны проспекта с участком в середине проезжей части, где располагалась арка.

Возводили монумент бетонщики, облицовщики, монтажники, камнерезы и сварщики СУ-37 Треста по строительству набережных и мостов. Триумфальные ворота у Тверской заставы зиждились на дубовых сваях, новый памятник — на стальных. Кирпичный свод арки заменили железобетонным, цоколь и стены выполнили из монолитного бетона. Для облицовки использовали известняк Бодракского месторождения (Крым).

6 ноября 1968 года состоялось торжественное открытие Триумфальной арки. Она выглядела как и прежняя, только надписи на досках изменились: на одной воспроизведен текст с закладной доски, положенной в основание в 1829 году, на другой — строки военного приказа: «Славный год сей минул. Но не пройдут и не умолкнут содеянные в нем громкие дела и подвиги ваши, потомство сохранит их в памяти своей. Вы кровию своей спасли Отечество. Храбрые и победоносные войска!.. Каждый из вас есть спаситель Отечества! Россия приветствует вас сим именем»1.

Ныне Триумфальная арка вместе с «Кутузовской избой» (см. ниже) и Музеем-панорамой «Бородинская битва» составляет единый комплекс на площади Победы в районе Поклонной горы.

* * *

Панорама как вид живописного искусства приобрела популярность в начале XX века. Один из российских журналов писал, что она «стала одним из наиболее любимых зрелищ толпы и ее посещают гораздо охотнее, чем выставки картин. Да оно, пожалуй, и понятно. Во-первых, для панорам всегда берется какое-нибудь интересное или важное событие, а во-вторых, зритель, поставленный в исключительное, чрезвычайно выгодное для картин положение, получает почти полную иллюзию того, что хотел изобразить художник»2.

Идея создания панорамы «из истории наших побед» 1812 года была высказана 31 октября 1909 года на заседании Императорского Русского военно-исторического общества (ИРВИО) полковником Г. С. Габаевым. По его мнению, «блестящий успех сооружения Севастопольской панорамы, талантливой и исторически довольно правдивой, кисти профессора Рубо заставляет мечтать о подобных панорамах, изображающих главнейшие события 1812 года и хотя бы только битву Бородинскую»3. В ноябре художник Франц Алексеевич Рубо получил заказ. Создание масштабного батального полотна поддержал император Николай II.

Мастер хотел запечатлеть кровопролитное сражение за батарею Н. Н. Раевского, контратаку частей генералов А. П. Ермолова и А. И. Кутайсова. Газета «Русский инвалид» сообщала: «Бой за Курганную батарею давал художнику полный простор изобразить русские войска с наилучшей стороны, показать их доблесть <…> словом, выходила действительно “русская” панорама. Эскизы, написанные с большим подъемом и художественным чутьем, были готовы, но тут сказала свое веское слово комиссия, предложившая художнику изобразить другой момент сражения, а именно полдень, когда начались огромные кавалерийские атаки наполеоновской конницы, наиболее характеризующие, по мнению комиссии, Бородинский бой». Рубо отстоять свою идею не смог. В живопись вмешалась политика, направленная в тот момент на союз с Францией. «Я пишу панораму для русских, а меня заставляют писать торжество французов», — сокрушался Франц Алексеевич. Николаю II «было благоугодно преподать профессору Рубо условие, чтобы он в изображении сражения руководствовался указаниями специалиста сражений Наполеоновской эпохи <…> генерал-лейтенанта Колюбакина, посему последний является ответственным за изображение сражения с точки зрения возможной правдивости и соответствия с требованиями военно-исторического исследования»4. В 1910 году новый эскиз получил одобрение, и через год Военное министерство заключило с художником контракт на создание панорамы.

Ф. А. Рубо показал один из самых острых моментов Бородинского сражения: полдень, уже ранен князь П. И. Багратион, войска Наполеона штурмуют деревню Семеновское, русские гренадеры переправляются через Семеновский ручей, идет штыковая схватка на Багратионовых флешах, французские гвардейцы и конница атакуют батарею Н. Н. Раевского, разгорается кавалерийский бой во ржи, маневрируют казаки М. И. Платова и конница Ф. П. Уварова. Художника консультировали члены ИРВИО В. А. Афанасьев, А. К. Баиов, Г. А. Габаев, Б. М. Колюбакин, А. П. Сафонов. Рубо, приступивший к работе задолго до подписания контракта, вместе с В. А. Афанасьевым и Д. П. Багратионом 1 апреля 1910 года посетил место сражения. Они «осматривали и изучали Бородинское поле, высоты, курганы, речки, овраги и оставшиеся укрепления — флеши, редуты, люнеты. Осмотрели небольшой музей на станции Бородино, сторожку инвалидов, дворец и церковь в селе Бородино, Тучковский монастырь, где хранилось множество предметов, принадлежавших героям 1812 года и собранных на Бородинском поле». Тогда же Рубо «делал первые наброски пейзажа с натуры»5. За деревней Семеновское перед поворотом на Спасо-Бородинский монастырь он выбрал холм, на котором писал эскизы для панорамы. Со временем эта высота стала памятным местом. В 1992 году по проекту архитектора Я. Сиднина здесь воздвигли небольшой мемориал.

Создавалась картина в Мюнхене в ателье на Берлинер Платц6. Художнику помогали немецкие коллеги — Карл Беккер, Петер-Пауль Мюллер, Михаэль Ценно-Димер, Карл Хуберт Фрош, Леопольд Шенхен. Также Франц Алексеевич пригласил к сотрудничеству своего ученика И. Г. Мясоедова. Ход дела контролировало Военное министерство. Б. М. Колюбакин дважды ездил в Мюнхен для «руководства окончательным изображением события, расположения и движения войск, равно и изображением наших начальников, во избежание могущей быть во всех этих отношениях исторической критики, каковой не должно быть места по отношению панорамы, исполняемой по воле Его императорского величества»7. Завершенная в мае 1912 года панорама перед отправкой в Мос­кву пять дней демонстрировалась в баварской столице. Длина полотна составляла 115 мет­ров, ширина — 15, изображено на нем было три тысячи персонажей.

В 1912 году для экспозиции панорамы по проекту инженеров П. А. Воронцова-Вельяминова и Е. Израиловича построили павильон ажурно-купольной конструкции на Чистопрудном бульваре. 29 августа «в 5 ½ час. дня Его императорское величество государь император вместе с августейшими дочерьми великими княжнами Ольгой, Татьяной и Марией Николаевнами изволил посетить панораму Бородинской битвы. <…> Громадное здание было красиво убрано флагами и транспарантами с государственными гербами. Вход утопал в тропических растениях. <…> Государь император осматривал панораму. Объяснения давал Ф. А. Рубо и генерал Б. М. Колюбакин»8.

Демонстрировалась панорама до 27 декабря 1917 года9. Во время Первой мировой войны «не прекращался поток посетителей <…> в сентябре 1916 г. через музей прошло 1682 посетителя, в октябре 1917 г. — 1851, в декабре 1917 г. — 464»10.

После революции павильон вместе с полотном передали электротехническому училищу и использовали для проведения массовых мероприятий. Когда же постройка обветшала, холст сняли и, свернув на деревянный 16-метровый вал, увезли в подвал Александро-Невского собора. Собор вскоре закрыли, после чего полотно десятки лет находилось в неприспособленных для его хранения местах — под сценической площадкой Нескучного сада, в саду «Аквариум». В итоге произведение сильно пострадало, уцелела лишь батальная часть без одного фрагмента.

В 1930 году народный комиссар обороны К. Е. Ворошилов поднял вопрос о возрождении панорамы. Инициативу поддержал ученик Франца Алексеевича, художник-баталист М. Б. Греков. Однако реставрацию в тот раз отложили. Вновь о панораме вспомнили в 1937 году, когда отмечалось 125-летие Бородинского сражения. К решению проблемы подключилась комиссия Академии наук СССР по охране памятников под руководством И. Э. Грабаря. Огромная картина была доставлена на театральный склад сада «Эрмитаж». Туда в марте 1939 года прибыл И. Э. Грабарь вместе с реставраторами Третьяковской галереи. Осмотрев полотно, они сделали вывод о невозможности его восстановления.

В 1940 году Комитет по делам искусств при Совете министров СССР вновь поручил специалистам Третьяковки детально освидетельствовать панораму и определить возможность реставрации. Холст обследовали и сфотографировали. Война реставрацию прервала, полотно было законсервировано. В 1945 году в стране отмечали 200-летний юбилей М. И. Кутузова. В 1946-м с подачи сотрудников Бородинского музея творение Ф. А. Рубо транспортировали на Московский авиазавод, где реставрация продолжилась. Предстояло воссоздать свыше 900 квадратных метров неба и около 12 погонных метров батальной композиционной части, остальное — почистить. Комиссия определила, что на сохранившейся площади имелось 142 квадратных метра утрат с холстом и 127 квадратных метров утрат красочного слоя с разрывами11….