Поиск

Дом в Камергерском

Дом в Камергерском

Камергерский переулок в Москве. Слева — доходный дом А. Г. Толмачевой. Открытка начала ХХ века


Улица Тверская в конце ХIX века. В центре справа — дом А. Г. Толмачевой

О семействе Толмачевых и их доходном доме.

В XIX веке наряду с аристократией на территории близ Кремля начинают селиться представители других слоев общества — купцы и мещане. Вместо особняков здесь вырастают доходные дома. Так, на углу Тверской улицы и Камергерского переулка, на участке земли, последовательно принадлежавшем семьям Ромодановских, Долгоруких, Трубецких, Самариных, появился доходный дом А. Г. Толмачевой.

Александра Герасимовна Толмачева, в девичестве Дашкевич, родилась в семье бердянского купца 1-й гильдии Герасима Игнатьевича Дашкевича и Надежды Егоровны, дочери таганрогского купца 1-й гильдии грека Георгия Палеолога. У Г. И. Дашкевича это был второй брак, от первого он имел двоих детей — Василия и Марию, от второго тоже двоих — Александру и Марка1.

Герасим Игнатьевич вел широкую благотворительную деятельность. Из его формулярного списка известно, что он состоял почетным членом Таганрогского детского приюта, Совета Тамбовского женского училища 1-го разряда, губернского попечительства детских приютов, директором попечительского о тюрьмах комитета Саратова и, как сказано в документе, «содержателем Екатеринославской губернии». Удостоился орденов Святого Станислава II степени и святой Анны III степени «за прослужение 12 лет сроку в должности почетного члена Таганрогского Николаевского детского приюта»2, Святой Анны II степени с императорской короной — за открытие и содержание приходско-народного училища в городе Краснокутске Харьковской губернии. Позже его утвердят почетным мировым судьей Богодуховского уезда той же губернии. 20 мая 1852 года ему объявили Высочайшую благодарность «за пожертвование винной порции, приварка и медикаментов для нижних чинов шести маршевых батальонов от 16 и 17 пехотных дивизий и резервного дивизионного 6-го армейского корпуса на все плавание от Саратова до Астрахани». В память Крымской войны (1853–1856) он получил бронзовую медаль на Аннинской ленте для ношения в петлице3.

Как щедрому жертвователю Герасиму Игнатьевичу 16 августа 1958 года присвоили звание корреспондента Императорской Публичной библиотеки и Румянцевского музея, а 15 сентября за сделанное в пользу библиотеки приношение Всемилостивейше пожаловали бриллиантовым перстнем. Сохранилось представление «о награждении бердянского 1-й гильдии купца Герасима Дашкевича (принес в дар библиотеке 1000 рублей) подарком»4.

Чета Дашкевичей владела недвижимостью не только в Таганроге, но и в Нижнем Новгороде, Бердянске, Ростове-на-Дону. В 1862 году в Москве на имя Надежды Егоровны у царскосельского купца Якова Фейгина был приобретен участок на Тверской улице с каменным двухэтажным домом и флигелями. Вскоре Герасим Игнатьевич подал в Совет Московского художественного общества прошение: «Как житель столичного города Москвы я имею желание споспешествовать общеполезной и благотворительной цели Московского художественного общества ежегодным взносом по тысяче рублей не менее как в течение трех лет, начиная с 1-го января 1864 года. В этих видах, представляя при сем за первый (1864-й) год тысячу рублей серебром, имею честь покорнейше просить Совет <…> почтить меня утверждением в звании члена-благотворителя сказанного Общества и о распоряжении своем посему не оставить меня без уведомления. Почетный гражданин, московский 1-й гильдии купец Герасим Игнатьев Дашкевич. 2 января 1864 года. Москва»5. Членом-благотворителем МХО он оставался почти до самой своей кончины, попросив об увольнении от этой должности в связи с избранием его членом Совета Московской глазной больницы.

В формулярном списке Г. И. Дашкевича за 1866 год в графе о недвижимости внесены изменения: два одноэтажных магазина в Бердянске, а также имения супруги в Таганроге и Ростове-на-Дону проданы, а в Москве приобретен еще один дом (трехэтажный с разными постройками) в Тверской части 4-го квартала. В 1868 году Дашкевич купил московский дом своей жены6.

Скончался Герасим Игнатьевич 28 июля 1870 года и был похоронен на Ваганьковском кладбище.

По духовному завещанию отца Александра Герасимовна унаследовала половину земельного участка на Тверской улице, еще четверть (свою долю наследства) за 55 тысяч рублей серебром ей уступила единокровная сестра Мария Герасимовна Гусачева. Другую четверть участка получал несовершеннолетний брат Марк, долю которого («34 сажени по Камергерскому переулку, по смежности с Саввинским Архиерейским подворьем 31 сажень 2 аршина, по Тверской 41 сажень 2 ¾ аршина, дом со строением и землею») А. Г. Толмачева также выкупила за 45 тысяч рублей серебром7.

Александра Герасимовна, вдова действительного статского советника Сечинского, вторым браком была замужем за генерал-майором Владимиром Афанасьевичем Толмачевым — средним сыном сенатора, участника Отечественной войны 1812 года, генерала от инфантерии Афанасия Емель­яновича Толмачева (1795–1871). В. А. Толмачев до 1875 года командовал 2-м гренадерским Ростовским Его Императорского Высочества великого князя Михаила Александровича полком и проживал в Спасских казармах, где размещался полк. Владел недвижимостью в Цивильском уезде Казанской губернии, а в Москве имел большой доходный дом (№ 3 по Газетному переулку, архитектор А. О. Вивьен). Большую часть деловой переписки, касающейся возведения нового здания на углу Тверской улицы и Камергерского переулка, вел именно он: «В Московскую городскую управу по доверенности своей супруги от генерал-майора Владимира Афанасьевича Толмачева. В принадлежащем доме моей супруге Тверской части 2 участка под № 416 я имею намерение произвести постройки по Тверской и Камергерскому переулку. В архиве управы по планам к участку земли моей супруги предполагается прибавка городской земли, а поэтому, если она будет разрешена управой, то какое количество земли и за какую сумму денег; во всяком случае я покорнейше прошу городскую управу в прилагаемом при сем принадлежащем моей супруге плане обозначить красную линию, так как это мне необходимо для составления планов к предстоящей постройке. Генерал-майор Влад. Толмачев. 9 декабря 1882 года»8.

Еще при жизни родителей Александры Герасимовны на их участке по Камергерскому переулку целую вереницу разноэтажных строений арендовали владельцы лавок, магазинов и других заведений. В феврале 1883 года, сразу же по получении разрешения городской управы, владелица расторгла с арендаторами договоры найма и распорядилась о сносе упомянутых строений. В мае должна была состояться коронация императора Александра III. Москва готовилась к торжествам. Украшались улицы и дома, развешивались флаги, устанавливались декорации, по всей Тверской от Триумфальных ворот до Красной площади сооружались павильоны для встречи императора депутациями и амфитеатры для публики. Александра Герасимовна тоже обратилась в Строительный совет при Московской городской управе за разрешением поставить временную деревянную эстраду на 60 человек для своего семейства и гостей («без продажи билетов»). Устраивали Толмачевы эстраду на Тверской (уже на 120 человек) и весной 1896 года — к коронации императора Николая II.

Одним из авторов проекта доходного дома Толмачевой являлся архитектор Б. В. Фрейденберг (вторым — техник Э. С. Юдицкий), приобретший необычайную популярность у московских купцов: Петровские линии и Петровский пассаж, ансамбль домов Московского купеческого общества на Новой площади, больница и дом призрения имени братьев Бахрушиных на Стромынке, доходные дома Джамгаровых на Кузнецком Мосту, В. А. Александрова на Николоямской улице, П. И. Щукина на Малой Грузинской, особняк В. Я. Лепешкиной на Знаменке, городская усадьба А. П. Карамышевой на Рождественском бульваре, Сандуновские бани.

Толмачевы планировали приступить к строительству дома летом 1883 года, получив разрешение Строительного совета: «1883 г. июня 8 дня, рассмотрев означенное предложение со всеми приложениями, Строительный совет находит, что предлагаемая г. Толмачевой постройка нанесена на представленные при прошении общий план владения и детальный чертеж во всем согласно установленных правил, а потому имеет честь представить на утверждение Городской управы следующее заключение: утвердить показанное на плане размещение проектированных строений». Однако городская дума постановила: «Управе войти с г-жой Толмачевой в соглашение относительно уступки ею в собственность города под расширение Газетного (так одно время именовался Камергерский. — м. Н.) переулка участка земли в размере 96 и 9/10 кв. сажен из владения ее, состоящего в Тверской части 2 участка, <…> и в случае, если соглашения не последует, то уполномочить управу ходатайствовать установленным порядком перед высшим правительством об отчуждении этого участка для городских общественных надобностей. Впредь до разрешения этого дела не выдавать г-же Толмачевой просимое ею разрешение на возведение постройки на означенном участке земли».

Между тем Александра Герасимовна уже наняла рабочих и заготовила стройматериалы. Время шло, а дело не двигалось с места. Наконец, подсчитав убытки, Толмачева предъявила Московской городской управе иск на сумму 35 тысяч рублей и только при условии его удовлетворения соглашалась на отчуждение вышеупомянутого участка; управа же хотела заплатить за этот участок только как за пустопорожнюю землю. Начались долгие судебные разбирательства. За восемь лет тяжбы размер иска вырос до 125 тысяч рублей. Была назначена особая комиссия под председательством московского генерал-губернатора В. А. Долгорукова, вынесшая окончательное решение: «На основании высочайшего повеления 15 апреля 1891 года уплатить жене генерал-майора Толмачева за отчуждаемый под расширение Камергерского переулка в собственность города участок земли <…> 53 698 руб. 65 коп. и процентов с 47 014 руб., по 6 % годовых с 8 июня 1883 года, дня воспрещения владелице постройки на отчуждаемой земле нового дома, по 1 июля 1891 г., т. е. за 8 лет и 22 дня, — 22 739 руб. 10 коп., а всего семьдесят шесть тысяч четыреста тридцать семь рублей 75 коп.».

В 1891 году строительство было наконец завершено, и дом наполнился жильцами, а также арендаторами: ресторан «Рояль», магазин Ворониной, магазин военных и гражданских вещей И. Т. Каткова, синематограф «Большой Московский» С. И. Осипова, павильон фотографа Ф. К. Вишневского, магазин Груздева «Садоводство». В здании имелся большой зал со сценой, который занимал сначала Железнодорожный клуб, а затем театр «Веселые маски»…