restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Наследство и наследники

Наследство и наследники

Особняк на Большой Грузинской, где ныне размещается Музей В. И. Даля и АО «Марка»


Дом, купленный Д. М. Щербатовым на Девичьем Поле

О потомках князя Михаила Михайловича Щербатова (1733–1790).

Историк, философ, публицист, государственный деятель, князь М. М. Щербатов прожил недолгую по современным меркам, но насыщенную жизнь, оставив после себя многочисленное потомство. У него было шестеро достигших взрослого возраста детей — Ирина (1757–1827), Иван (1758–1790), Прасковья (1759–?), Дмитрий (1760–1839), Анна (1762–1852), Наталья (1766–1797). О существовании еще как минимум двоих, умерших во младенчестве, мы узнаем из разных источников. Камер-фурьерский журнал 1768 года свидетельствует, что в начале сентября у Михаила Михайловича родился ребенок, восприемницей которого при крещении стала сама Екатерина II: «В понедельник (15 сентября. — С. К.) перед полуднем в 11 часов Ея Императорское Величество изволила следовать в большую придворную церковь и принимать от святыя купели новорожденного младенца двора своего у камер-юнкера Щербатова»1.

Осенью 1772 года Щербатовы вновь ожидали прибавления, о чем 24 сентября глава семейства писал в село Михайловское управляющему О. И. Звереву: «Повелеваю тебе выбрать двух кормилиц и прислать ко мне, так чтоб оне могли быть в Петербурге в начале ноября месяца, ибо в половине онаго жена моя ждет родить»2. Вероятно, у Михаила Михайловича и его супруги Натальи Ивановны были и другие дети. Француз М.-Д. де Корберон 10 марта 1776 года отметил в дневнике, что Н. И. Щербатова «едва успела оправиться от целого ряда родов»3.

Старший сын Иван умер рано. Ирина, Прасковья и Наталья вышли к тому времени замуж соответственно за М. Г. Спиридова, Ф. П. Щербатова и Я. П. Чаадаева (отца философа). Таким образом, наследство Михаила Михайловича делилось между вдовой, сыном Дмитрием и дочерью Анной.

* * *

После смерти супруга Наталья Ивановна не пожелала дальше жить в кудринском доме4. В 1791–1794 годах здесь квартировали разные военные чины5, после чего княгиня продала владение «со всяким в нем каменным и деревянным строением и мебельми, <…> состоящее в Москве в третей на десять части в первом квартале под номером семьдесят вторым в приходе Покрова Пресвятой Богородицы, что в Кудрине за Земляным городом у Пресненских прудов (ныне — Большая Грузинская улица. — С. К.)» поручику Петру Васильевичу Беклемишеву6, а сама с дочерью Анной переехала в район Сретенки в дом, относившийся к приходу церкви Святителя Николая, что на Мясницкой улице (дом не сохранился). Там она и умерла (1798). Похоронили ее в Новоспасском монастыре7.

Дальнейшая судьба особняка в Кудрине удивительна. В 1804 году он был куплен у П. В. Беклемишева действительным статским советником Л. В. Толстым. Здание уцелело в московском пожаре 1812 года, хотя и сильно обгорело (сегодня на заднем фасаде можно видеть оставленный реставраторами неоштукатуренный участок сруба). В первой половине XIX века дом сменил не одного владельца, пока в 1859 году его не приобрел В. И. Даль (1801–1872) — автор знаменитого словаря. Затем здесь жил сын Владимира Ивановича — архитектор Л. В. Даль (1834–1878), осуществивший ряд перестроек. В 1920-х годах дом приспособили под коммунальное жилье. Во время Великой Отечественной войны он опять чуть не погиб — на сей раз от сброшенной немецким самолетом «огромной фугасной бомбы»8. К счастью, заряд не сработал — вместо взрывателя в бомбу кто-то подложил… русско-чешский словарь (сегодня хранящийся в фондах Государственного центрального музея современной истории России). В конце 1960-х годов из-за строительства Геологического музея (ныне — Министерство природных ресурсов и экологии РФ) городские власти постановили снести старинный особняк. На его защиту поднялась общественность, благодаря чему удалось не только отстоять здание, но и добиться принятия решения о реставрации. Надо сказать, что к 1960-м годам строение сильно обветшало: во многих местах осыпалась штукатурка, обнажив деревянный сруб, зияли выбитые окна, деревянные конструкции были поражены грибком и жучком-точильщиком, в подвале образовались сталактиты. Стоило огромных усилий доказать во всех возможных инстанциях, вплоть до Президиума Верховного Совета СССР и ЦК КПСС, необходимость и возможность полного восстановления особняка9. В начале 1970-х его включили в список памятников истории и культуры с присвоением официального названия — «Дом В. И. Даля». К 1973 году он был полностью отреставрирован, после чего в нем разместилось Филателистическое агентство «Союзпечати» (ныне — АО «Марка»). Благодаря усилиям Р. М. Коломцевой, за несколько лет собравшей материалы для экспозиции, занявшей две комнаты в левой части здания, в 1986 году был открыт музей В. И. Даля.

* * *

Супруга Дмитрия Михайловича Щербатова — Александра Федоровна — умерла в 1796 году, оставив мужу четверых детей — Михаила (1789 — ок. 1796), Елизавету (1791–1885), Ивана (1794–1830), Наталью (1795–1884).

Сведений о Михаиле сохранилось крайне мало. Известно, что он страдал некой серьезной болезнью и значительную часть времени проводил в селе Михайловском, где во флигеле по распоряжению деда юного князя — Федора Ивановича Глебова — отвели специальную комнату для лекаря. Дворовый Иван Мухин, присматривавший за детьми, незадолго до кончины Михаила докладывал: «Присланное от вашего сиятельства лекарство, точно то, которое прежде сего от вас присылано было, я оное начал давать князь Михайле Дмитриевичу, как от вашего сиятельства предписано. Что ж касается до болезни князь Михайлы Дмитриевича, то оная все в одинаковом положении, как прежде сего мною к вашему сиятельству предписано было». Лечение больному не помогало: «Порошки <…> получил, а хотя их и не давать, то от них пользы никакой нет, да притом и князь Михайле Дмитриевичу очень надаели». Весной 1796 года тяжело заболела Александра Федоровна, и Д. М. Щербатов неотлучно находился при ней в Москве. В мае по просьбе княгини И. Мухин заказывал молебен о ее здравии в церкви села Курба, находившегося рядом с Михайловским10.

После смерти Александры Федоровны Дмитрий Михайлович больше не женился. В 1795 году он приобрел имение в селе Васькино Серпуховского уезда (ныне — деревня Васькино Чеховского района Московской области; до наших дней сохранился одноэтажный усадебный дом и церковь Рождества Пресвятой Богородицы)11. К середине 1800-х годов Д. М. Щербатов перевез детей в Москву: сыну предстояло учиться, дочерям — выезжать в свет. По словам внучатого племянника Дмитрия Михайловича — М.И. Жихарева — образование Ивана было «совершенно необыкновенное, столько дорогое, блистательное и дельное, что для того, чтобы найти ему равное, должно подняться на самые высокие ступени общественных положений. Не говоря об отличительнейших представителях московской учености, между наставниками в его доме можно было указать на два или три имени, известные европейскому ученому миру»12.

Вскоре Д. М. Щербатов купил на Девичьем поле дом. В бумагах Д. И. Шаховского читаем: «Дом <…> в приходе Саввы Освященного со своей огромной усадьбой в 3 ½ десятины недалеко от Москвы-реки попал в руки Дмитрия Михайловича Щербатова накануне Отечественной войны в 1810 году. Много с тех пор пережила эта местность, <…> сам дом предназначался к слому. <…> И только война <…> спасла всю местность от полной утраты своего лица»13. Упоминание о доме мы находим и у Л. Н. Толстого в «Войне и мире»: «Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский (Даву. — С. К.). <…> Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет»14. Как выяснил историк и краевед С. К. Романюк, на самом деле Даву останавливался в расположенном неподалеку доме фабриканта С. А. Милюкова. Однако сам факт упоминания щербатовского особняка на страницах великого романа говорит о популярности этого места среди московской знати начала XIX столетия. Описывая усадьбу на Девичьем поле, С. К. Романюк отмечал, что она «занимала территорию современных участков № 10, 12, и 14, состояла из двух почти равных частей — левой, выходящей на угол с Большим Саввинским переулком, где находились основные усадебные строения, жилые и хозяйственные, и правой, занятой огромным садом и прудом. Вдоль улицы шла липовая аллея, поворачивающая у правой границы участка внутрь его, к пруду. Главный дом усадьбы стоял по линии улицы (на месте правой части решетки перед домом № 12), одноэтажный, деревянный, в семь окон, с мезонином, откуда открывался вид на незастроенное широкое Девичье поле»15.

В 1835 году Д. М. Щербатов сдал дом некоему М. И. Мессенгу, а в 1836-м продал известному историку, профессору Московского университета М. П. Погодину (1800–1875). Новый хозяин принимал здесь Н. В. Гоголя, который с перерывами гостил у Михаила Петровича в 1839–1848 годах. Писатель занимал комнату в мезонине, где работал над «Мертвыми душами» и «Тарасом Бульбой». Также в доме бывали С. Т. Аксаков, П. А. Вяземский, П. В. Нащокин, Д. Н. Свербеев и другие16. В 1941 году здание погибло при налете немецкой авиации.

 
superbahis safirbet polobet maltcasino interbahis grandbetting dinamobet celtabet casinomaxi casinometropol galabet jojobet perabet aresbet asyabahis betnano bets10 casinomaxi casinometropol galabet jojobet marsbahis mobilbahis mroyun perabet imajbet betmarino