restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Тартюф, Шейлок, Яго, Суворов, Иван Грозный…

Тартюф, Шейлок, Яго, Суворов, Иван Грозный…

А. А. Колесов в роли А. В. Суворова в пьесе М. Н. Бухарина «Измаил»


А. А. Колесов в роли Наполеона в пьесе В. Сарду и Э. Моро «Мадам Сан-Жен». 1899 год

О забытом ныне актере Александре Алексеевиче Колесове (1865–1942).

26 мая 1865 года в семье московского художника Алексея Михайловича Колесова появился на свет первенец — сын Сашенька. Всего нескольких месяцев не дожил до рождения внука его дед, тоже художник и иконописец Тимофей Егорович Мягков (1811–1865)1. Крестили младенца в храме Святителя Филиппа, митрополита Московского, в Мещанской слободе2.

Алексей Михайлович в 1878 году стал заведующим иконописной мастерской при Московском епархиальном училище иконописания и ремесел3, куда в 1880-м привел пятнадцатилетнего Сашу. Несколько месяцев тот посещал занятия по рисованию и живописи, уроки анатомии, после чего поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества4, однако по стопам отца не пошел. Из автобиографии: «Отец мой, после ряда лет лишений и трудностей сделавшись наконец довольно известным в Москве художником-портретистом, познакомился и был в хороших отношениях со многими писателями, художниками и артистами. У него бывали А. Н. Островский, Г. И. Успенский, <…> публицист С. А. Юрьев, Н. А. Чаев, художники Боголюбов, Саврасов, В. Г. Перов, И. И. Шишкин, Артемьев (впоследствии артист Московского Художественного театра Артем)5 и некоторые артисты Московского Малого театра. Их разговоры, рассказы, споры о литературе и сцене так увлекли мое юношеское воображение, что я начал увлекаться сценой и стал принимать участие в любительских спектаклях, сотоварищами в которых у меня были очень крупные потом имена, как, например, Рощин-Инсаров, Лужский, Анчаров-Эльстон, А. А. Санин, Н. П. Орленев и М. М. Блюметаль-Тамарина6, тогда еще почти девочка, но и тогда она иногда играла, и очень удачно, старух. Я, принимая участие во многих спектаклях, был в то время также небезызвестным любителем, также имел успех, и увлечение мое дошло до того, что я окончательно решил оставить специальность художника-архитектора и поступить на сцену»7.

Начинал А. А. Колесов, как мы видели, в любительских спектаклях. Репертуар составляли преимущественно водевили — «Вицмундир» П. А. Каратыгина, «Съехались, перепутались и разъехались» И. М. Никулина, «Дядюшкин фрак и тетушкин капот» Н. Я. Яковлевского, «Аз и ферт» П. С. Федорова, «Скандал в благородном семействе» Н. И. Куликова. Случались и серьезные постановки — например, драма А. Н. Островского «Грех да беда на кого не живет»8. Представления шли в «театрах-табакерках» Москвы — Немчинова («Немчиновка»), Мошнина («Мошнинка»), Секретарева («Секретаревка»)9. Сохранился шарж, выполненный в 1886 году однокашником Колесова по училищу, участником вышеупомянутых любительских спектаклей художником В. И. Позднеевым: «Секретаревка», афиша бенефиса Александра Алексеевича, гримерные принадлежности, венок от почитателей, ссудная касса; рядом с афишей — эскиз часовни (намек на архитектурные занятия Колесова в МУЖВЗ)10.

* * *

Увлечение театром привело к тому, что в 1887 году А. А. Колесова исключили из училища по неуспеваемости. Вернемся к его автобиографии: «Подписав договор с антрепренером П. П. Медведевым11, сыном режиссера бывшего Александринского театра П. М. Медведева, я 5 сентября 1890 года первый раз выступил на сцене как профессиональный актер в Екатеринбурге в пьесе А. Потехина “Нищие духом” в небольшой роли адвоката Бармакова. Мое отношение к делу и страстная любовь к сцене обратили на себя внимание П. П. Медведева и он стал заниматься со мной, помимо репетиций, отдельно, став, таким образом, моим первым учителем. Превосходный артист и режиссер, он обладал и прекрасными педагогическими способностями. Его девизом была реальная художественная правда. Он не учил с голоса, а постепенно и психологически верно раскрывал характер данной мне роли. Под его руководством я заметно подвигался вперед, и он к концу сезона стал поручать мне иногда и первые роли. На другой год он оставил меня опять у себя на службе, переведя в г. Тюмень уже определенно на ответственные роли. Но зарплаты не прибавил и платил те же 60 руб. в месяц, которые я получал у него и в прошлом году. Но я на это и не претендовал, считая себя его должником, т. к. главным образом он направил меня на тот верный путь, идя по которому всю мою сценическую жизнь, я впоследствии имел крупный успех везде, где мне приходилось играть»12.

С 1890 по 1894 год А. А. Колесов побывал в Тюмени (где состоялись два его бенефиса), Тобольске, Нижнем Тагиле, Семипалатинске. В архиве Театрального агентства Е. Н. Рассохиной13 сохранилась анкета артиста (1893), в которой указано амплуа (драматический любовник, характерные роли), условия найма (150 рублей и два полубенефиса14 в месяц), а также приведен обширный список ролей, среди них — Глумов («На всякого мудреца довольно простоты»), Незнамов («Без вины виноватые»), Паратов («Бесприданница»), Фердинанд («Коварство и любовь»), Тартюф, Гарпагон.

Став актером московского общедоступного театра «Скоморох» (1894), Александр Алексеевич «твердо занял ведущие роли <…> Франца в “Разбойниках” Шиллера, Ивана Грозного в “Князе Серебряном”, Василия Шуйского в пьесе Островского “Дм. Самозванец” и др.»15. Здесь, однако, он прослужил недолго. Уже зимой 1895–1896 годов Колесов играет в Каменец-Подольске (антрепренер П. Н. Волховский), затем в Витебске (Е. А. Беляев). На полгода он задержался во Владикавказе (Г. Красов), на владикавказском бенефисе получил в подарок портсигар с эмалью и спичечницу. Далее побывал в Коврове (Юрьева), Воронеже (В. И. Никулин), Козлове, Курске (С. И. Томский), Вологде (В. Н. Викторов). Лето 1899 года провел в Новороссийске (В. И. Никулин), зиму и весну следующего — в Херсоне (М. И. Каширин). Где-то там были сделаны «фотографические снимки с ролей в костюмах», которые А. А. Колесов прислал матери в Москву. С апреля по август 1900 года артист трудился в Самаре, Казани, Новочеркасске (В. Н. Викторов). Казалось бы, карьера складывалась удачно. Однако Александр Алексеевич остался недоволен этим периодом своей жизни. «Изучая и приобретая в свой репертуар все больше и больше интересных ответственных ролей, я, к сожалению, должен сознаться, что среди редких успехов, которые я имел у публики, еще чаще были провалы и не­удачи, происходившие от слишком еще недостаточного овладения техникой сценического искусства. Но чем сильнее бывали неудачи, тем настойчивее и упорнее я продолжал работать над неудавшимися ролями. Пресса относилась ко мне очень холодно, она не ругала и не хвалила, а большей частью молчала. Да и после удачных моих исполнений, имевших успех у публики, пресса ограничивалась стереотипными фразами, вроде “недурно провел”, “выказал достаточный темперамент” и т. д. Но хуже всего было то, что я еще не почувствовал, что исполненный мной образ доведен до настоящей художественной высоты»16.

Однако вскоре все изменилось:

«Так продолжалось до 1900 года, когда я поступил в труппу М. Е. Дарского17 в Ярославле. Дело он ставил по системе Московского Художественного театра, тогда еще очень молодого, но уже имевшего массу сторонников и последователей, в числе которых был и М. Е. Дарский. Он не гнался за количеством постановок и не спешил с ними, а тщательно продумывал и режиссировал свои спектакли. У нас тогда бывало иногда 12–15 репетиций — вещь невероятная и неслыханная для провинциальных актеров того времени, привыкших играть максимум с 3 репетиций. Такая постановка дела дала мне возможность работать не спеша значительно продуктивнее, чем раньше. Там я имел большой успех в ролях Дикого в “Грозе”, Сорина в “Чайке”, Бурмистра в “Горькой судьбине” Писемского и др., и там же имел в первый раз очень хорошую рецензию, помещенную в журнале “Театр и искусство”. Корреспондент этого журнала в отчете о Ярославском театре, разбирая спектакль “Уриэль Акоста”18, между прочим пишет: “Особенно понравились публике г. Дарский (Уриэль), Колесов (де Сильва) и Васильева (Эсфирь). Г. Колесов очень серьезный артист. Я видел его в ролях Сорина (Чайка), Дикого (Гроза); теперь же он выступил в роли де Сильва. Во всех этих трех ролях даже опытному глазу трудно было узнать, что это один и тот же г. Колесов”.

С этого сезона я начал быстро расти как актер и 1-ый раз за всю десятилетнюю работу почувствовал, что, помимо хороших отзывов печати, имею право быть сам довольным своим исполнением 2-х, 3-х ролей»19.

В 1902 году А. А. Колесов женился на Елене Ефимовне Федоровой — акт­рисе, выступавшей преимущественно в амплуа гранд-дамы. Пара проживет вместе сорок лет, но детей в семье не появится — видимо, по причине насыщенных гастролей. Летом 1903 года они несколько месяцев проработали в Иваново-Вознесенске у антрепренера М. И. Каширина, затем отправились в Киев. «У одного из самых крупных антрепренеров того времени М. М. Бородая20 я с очень большим успехом сыграл роль Городничего в “Ревизоре”; роль, которую после 10 лет безуспешной борьбы с нею мне удалось наконец победить настолько, что с киевского сезона Городничий стал моей коронной ролью на всю жизнь»21. Потом А. А. Колесов вернулся в Иваново-Вознесенск, где в ходе бенефиса ему преподнесли серебряный подстаканник с ложечкой. Далее играл в Бердянске у Е. Цукки, в Воронеже у П. П. Ивановского, зимой 1904–1905 годов — в столичном театре В. А. Казанского «Фарс».

 

 
superbahis safirbet polobet maltcasino interbahis grandbetting dinamobet celtabet casinomaxi casinometropol galabet jojobet perabet aresbet asyabahis betnano bets10 casinomaxi casinometropol galabet jojobet marsbahis mobilbahis mroyun perabet imajbet betmarino