restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır cialis fiyatı cialis viagra fiyatları viagra krem

Поиск

Храм Великомученика Георгия Победоносца в Ендове

Храм Великомученика Георгия Победоносца в Ендове

Ансамбль московского подворья Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря


Реконструкция Георгиевской церкви в Ендове на 1760-е годы

Страницы истории.

Этот древний храм был воздвигнут почти напротив Мос­ковского Кремля рядом с наплавным москворецким мостом в Заречье (так называлось когда-то Замоскворечье). Главный престол посвящен Рождеству Пресвятой Богородицы, приделы — святителю Николаю и великомученику Георгию Победоносцу. Однако до сего дня храм значится как Георгиевский и в качестве такового входит в ансамбль подворья Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря на Садовнической улице.

Когда и кем возводился храм и в связи с чем произошло замещение в его названии? Вопрос далеко не праздный. В клировых ведомостях XVIII–XIX веков, на которые в основном ссылались все писавшие об этом храме, указано: «Построен в 1653 году чьим тщанием неизвестно»1. Но в XX веке появились сведения о том, что ктитором (то есть храмоздателем или жертвователем) являлся архиепископ Арсений — клирик московского Архангельского собора в Москве, бывший архиепископ Элассонский и будущий архиепископ Суздальский и Тарусский. Вместе с тем исследователями отмечалось: каменный храм стоит на месте деревянной Георгиевской церкви, существовавшей здесь со времен Иоанна Грозного. Но так ли это?

Архиепископ Арсений — фигура достаточно примечательная. Родился он в Греции в 1550 году в семье священника, мать его была сестрой Ларисского митрополита Неофита и племянницей святителя Виссариона Ларисского. В 1572 году Арсений пострижен в монашество, затем рукоположен во иеродиакона, в 1584-м становится архиепископом Димоника и Элассона. На Русь впервые приехал в составе посольства от патриарха Константинопольского Феолипта II (1585). Вскоре (1588) Арсений опять отправляется в Москву, сопровождая нового Константинопольского патриарха Иеремию, прибытие которого в Первопрестольную ознаменовалось историческим событием огромной важности — установлением в России патриаршества. «Цареградскому патриарху Иеремии было предложено царем (Феодором Иоанновичем) стать Всероссийским патриархом. Ему была устроена в Кремле торжественная встреча. Первосвятитель греческой церкви въехал в город на осляти, а за ним ехали на лошадях митрополит Иерофей Мальвазийский и архиепископ Арсений Элассонский. Царь принял патриарха в Золотой палате и посадил его по правую руку от своего трона»2. В 1589 году Арсений принял участие в избрании и рукоположении первого русского патриарха — митрополита Иова, после чего остался в России и поселился в Кремле. В 1597-м Арсений Грек (как его называли у нас) стал титулярным архиепископом Архангельского собора в Московском Кремле (эту особую должность создали специально для него) и «хранителем царских гробниц» в Архангельском соборе: «Да на Москве же безотступно живет у царьских гробов, у Архангела, архиепископ Еласунский, из грек, и служит завсегды по родителех государьских»3. В 1599-м царь Борис Годунов пожаловал Арсению земли в Боровском, Клинском и Московском уездах. На получаемые с этих земель доходы владыка «создал много церквей в Москве и ее окрестностях. В Москве он построил церковь святых великих мучеников Феодора Стратилата и [Феодора] Тирона. Потом к северу, по дороге, ведущей в Тверь и Великий Новгород, с оснований земли (то есть заново, на пустом месте. — Н. Л.) он воздвиг великую церковь Вседержителя Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа и два придела при ней, с правой и левой сторон, иже во святых отца нашего Николая чудотворца и святых великих мучеников Романа и Давида, украсивши ее с приделами и папертями внутри и вне, покрывши ее с приделами белою жестью, оградил ее превосходною оградою, выстроил высокую колокольню, покрыл ее жестью и в ограде вырыл колодезь. И внутри Москвы на восток, в месте, называемом заставою, на пути, ведущем в Рязань, воздвиг с оснований земли церковь Рождества Пресвятой Богородицы, украсивши ее внутри и вне с папертями, и покрыл железом купол ее. И по ту сторону реки Москвы, вблизи большого моста, на юг, против царских палат, [на расстоянии] как бы трех выстрелов из лука воздвиг с оснований земли большую церковь святого славного великомученика Георгия Победоносца, украсивши ее внутри и вне, покрывши ее и колокольню ее железом»4 (дальность полета боевой стрелы — около 400 м, стало быть, храм стоял почти в полутора километрах от реки). Скончался владыка Арсений в 1625 году и упокоился в соборе Рождества Пресвятой Богородицы на Суздальской земле (в 2005 году по благословению тогда еще митрополита и будущего патриарха Кирилла были обретены честные мощи архиепископа, через пять лет причисленного к лику святых). Выходит, святитель Арсений никак не мог быть ктитором ныне существующего храма — значит, имеется в виду какой-то иной храм.

Вернемся к вопросу о времени постройки Георгиевского храма. Как говорится в житии архи­епископа, земли в кормление, то есть возможность вкладывать средства в богоугодное строительство, Арсений получил в 1599 году, и каменный храм мог появиться на нынешнем месте не ранее указанной даты. В том, что речь шла именно о каменном сооружении, сомнений нет, поскольку храм и колокольню покрыли железом (деревянные здания крылись тесом, гонтом, дранью). Мало того, выражение «с оснований земли» подразумевает не перестройку, а новое — с фундамента — строительство. Скорее всего, храм сооружался еще при жизни царя Бориса Годунова, умершего в 1605 году, так как вскоре началась Смута и на Руси людям стало не до храмоздательства, а после венчания на царство Михаила Романова (1613) архиепископ Арсений получил назначение на Тверскую кафедру и уехал из Москвы.

В 1611–1612 годах храм упоминается в связи с боями русского ополчения против польских захватчиков. В «Книге глаголемой Новый летописец» читаем: «О походе в Москву изменника Гришки Орлова с гайдуками. В ту же ночь после боя изменник Гришка Орлов прошел в Москву, а с собою провел гайдуков шестьсот человек и поставил их у Москвы у реки на берегу, у Егория в Ендове, а сам прошел в город». Командование земского ополчения рядом с «живым» наплавным мостом (Замоскворецким бродом) устроило полевое укрепление — Георгиевский острожек, оборонявший путь от Спасских (Водяных) ворот Китай-города и не раз переходивший из рук в руки: «Войска Ходкевича захватили один из укреп­ленных “городков” (Георгиевский острожек) у церкви св. Георгия в Яндове и “опановали” саму церковь»5 (водрузили над ней свой флаг). И речь здесь идет о каменной Георгиевской церкви. Ведь «исходу поляко-литовцев из Москвы предшествовал трехдневный ужасный пожар, сгорел Китай, Белый и Земляной или деревянный города»6 — вряд ли здание из дерева пережило бы подобное бедствие.

Что касается деревянной церкви, якобы располагавшейся на месте нынешнего храма, — тут есть сомнения. Да, многие исследователи это утверждают. Но вот автор цитируемой далее статьи (1871) говорит следующее: «Деревянная, однопрестольная, во имя святого Георгия церковь стояла несколько далее настоящей — каменной»7. Где же именно?

Посмотрим на план Москвы, называемый «Петровым чертежом», составленный в 1597–1599 годах и снабженный подробной экспликацией. Здесь в верхней части фрагмента хорошо видна часть государева сада, что «в Заречье против Кремля». Ниже — наплавной мост через Москву-реку, на берегу — два красных сооружения под номером 2: «Теплые воды или бани». Слева от бань находится место, где ныне стоит храм, но на плане храм отсутствует, нет тут и кладбища (хотя утверждается, что Георгиевская деревянная церковь существовала по крайней мере с XVI века). Далее вниз вдоль реки тянется Садовническая слобода. Садовнической улицы тоже пока не наблюдается: фасады слободских домов выходят или к Москве-реке, или к ее старице.

На фрагменте Сигизмундова плана (1610) представлена детально проработанная застройка Садовнической слободы: мы опять видим государев сад, наплавной мост, бани на берегу реки с характерными бадьями для забора воды (надо заметить, что бани на этом месте сохранялись вплоть до XX века), деревянные жилые строения — и опять не видим храма. Зато есть изображение самой близкой к Садовнической слободе деревянной церкви, которая находилась напротив слободы на старице реки (ендове) и которая дает нам представление о том, как могла выглядеть Георгиевская церковь. Это целый ансамбль, состоящий из церкви с двухсветным четвериком, покрытым бочкообразной крышей, и с большой трапезной; такая же крыша в форме бочки над алтарем (церковь однопрестольная). Рядом — часовня с двускатной крышей и звонница о едином столбе (к Т-образному столбу, вкопанному в землю, подвешивали колокола). Довольно значительная территория вокруг церкви обнесена оградой и вполне могла вмещать кладбище. Причем данный церковный ансамбль был, видимо, настолько значимым и хорошо известным, что зафиксирован на всех ранних планах Москвы. Его легко узнать по звоннице. Возможно, именно поэтому церковь удостоилась внимания архиепископа Арсения.

В цитировавшейся выше статье (см. прим. 7) высказана очень интересная мысль о происхождении посвящения древнего деревянного храма: «Сторона Москвы-реки, на которой стоит церковь, прежде считалась и называлась Луговою, где, конечно, паслись стада. <…> Церковь Георгия или Юрия, покровителя стад и пастухов, не потому ли и построена на луговой стороне?»8 Северный берег Москвы-реки более высокий, а южный — низкий. Во время паводков Заречье регулярно заливали талые воды. Русло реки постепенно сдвигалось к северу, оставив на юге старицу, в излучине были перелески, болота, заливные луга и озера. За старицей располагались монас­тырские и боярские села и урочища. Как пишет И. М. Снегирев, «городские урочища, подобно уездным, не имеют определенной величины; ограничиваются или одною только церковью с ее погостом, так называемым монастырем, или всем ее приходом, или особою местностию без церкви на ней, <…> преимущественно в Замоскворечье и находились урочища, в названиях которых отражается быт и значение Земляного города: Могильцы, Плотники, Кречетники, Трубники, Сторожи, Воротники, Пушкари, Грачи, Мясники, Огородники, Садовники, Кадаши, Толмачи, Басманники, Яндовы, Бронники, Бараши, Конюшки… Так, урочище церкви св. великомученика Георгия на правом берегу Москвы реки слыло прежде и теперь слывет в Ендове и в Яндовах, потому что от разлития реки образовалась ложбина, или вымоина»9. Доныне у кровельщиков существует понятие «ендова» — место соединения двух скатов крыши, то есть ложбина. Интересно, что при перечислении урочищ Иван Михайлович разделяет Садовники и Яндовы, то есть это разные урочища, и Георгиевский храм находился не в Садовниках, а в Яндовах (кому принадлежало урочище Яндовы, пока сведений не обнаружено).

Именно такую «ложбину или вымоину» мы наблюдаем напротив деревянной церкви в старице Москвы-реки на «Петровом чертеже». В то же время на улице Балчуг показаны здания бань, лавки, дома, но храма нет.

 

 
superbahis safirbet polobet maltcasino interbahis grandbetting dinamobet celtabet casinomaxi casinometropol galabet jojobet perabet aresbet asyabahis betnano bets10 casinomaxi casinometropol galabet jojobet marsbahis mobilbahis mroyun perabet imajbet betmarino