Поиск

Москвич Григорий Потемкин

Москвич Григорий Потемкин

М.П. Кудрявцев. Панорама Замоскворечья с колокольни Ивана Великого. Бумага, акварель


Слева — здание университета, справа — собор Казанской иконы Божией Матери

О жизни в Первопрестольной светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического (1739–1791).

В Москве на Бульварном кольце у Никитских ворот стоит храм «Большое Вознесение». Москвичи и гости столицы знают, что здесь Александр Сергеевич Пушкин венчался с Натальей Николаевной Гончаровой. Но мало кому известно, что храм расположен на месте усадьбы Г.А. Потемкина и возведен по его завещанию. Двор Александра Васильевича Потемкина (отца нашего героя) упомянут еще в 1744 году. Он находился на Царицынской улице — так называлась часть нынешней Большой Никитской от стен Белого города до Земляного Вала.

В 1781 году Григорий Александрович писал архиепископу Московскому и Калужскому Платону (Левшину) о желании перестроить старый Вознесенский храм, «где я от младенчества моего познал Сотворшаго и доведен Всевышнего промыслом на самый сей пост, за что должность требует посвятить мое к нему усердие: вместо нынешнего воздвигнуть храм новый великолепный, служащий монументом имени моему. И испрашиваю на предприятие твердого намерения моего ваших архипастырских молитв»1. В этом храме нашли покой сестры Г.А. Потемкина — Мария Александровна Самойлова, Пелагея Александровна Высоцкая и девица Надежда Александровна; здесь отпели мать светлейшего Дарью Васильевну.

Старый пятиглавый храм с шатровой колокольней, по преданию, был возведен царицей Натальей Кирилловной, матерью Петра Великого, на месте сгоревшего в 1629 году более древнего. Внезапная смерть Потемкина на долгие годы задержала завершение благого дела. Новый великолепный храм, в создании которого приняли участие лучшие московские зодчие, помогли построить наследники князя — его племянники граф Александр Николаевич Самойлов, Василий Васильевич Энгельгардт и особенно Николай Петрович Высоцкий.

Во времена детства и юности Григория Потемкина на Никитской улице стояли дворы князей Голицыных и Долгоруковых, графов Скавронских и Гендриковых (родственников второй жены царя Петра), графа Брюса, княгини Дашковой (свекрови знаменитой княгини Екатерины Романовны, президента двух академий). На Никитской подле храма Вознесения Господня, что в Белом городе («Малое Вознесение»), жил барон Николай Григорьевич Строганов — представитель богатейшей российской фамилии. Здесь же находился двор действительного статского советника Петра Панкратьевича Сумарокова (крестника Петра Великого, отца знаменитого драматурга и стихотворца). Под началом Сумарокова-старшего прошли последние годы службы отца Потемкина. Их жены дружили. Соседями Потемкиных были и менее знатные лица, большей частью офицеры гвардии, армии, флота. Неподалеку, на Малой Никитской улице, в приходе церкви Великомученика Георгия Победоносца жили пятеро братьев Орловых, которых императрица Екатерина называла своими «ангелами-хранителями» и которые сыграли большую роль в судьбе Григория Потемкина. В 1765 году дом по соседству с потемкинским купил генерал-аншеф Василий Иванович Суворов — отец будущего генералиссимуса. Знатоки старой Москвы отмечали, что «Никитскою улицею владела в старину русская знать».

В исповедных росписях храма Вознесения Господня у Никитских ворот за 1757 год значатся хозяйка дома — вдова подполковника Дарья Васильевна Потемкина, ее сын — Московского университета ученик Григорий Александрович, две младшие дочери — Надежда и Дарья Александровны, зять — капитан Николай Борисович Самойлов с женой Марией Александровной и двумя детьми, «их дворовые люди» — 56 человек.

Трудно сказать, когда Григорий Потемкин впервые посетил Москву. Возможно, в самом раннем детстве. Но по-настоящему он увидел древнюю столицу в 1750–1751 годах. Овдовевшей Дарье Васильевне надо было устраивать судьбу старших дочерей Пелагеи и Марфы, а для этого постоянно жить в Первопрестольной. Судя по датам рождения у сестер первенцев, они вышли замуж около 1751 года. Пелагея Александровна была обвенчана с офицером Петром Егоровичем Высоцким (есть сведения о том, что уже в 1747 году он служил в Нарвском пехотном полку аудитором). Их первый ребенок — сын Николай — родился 12 октября 1751 года. Марфу Александровну выдали за ротмистра Смоленской шляхты Василия Андреевича Энгельгардта. Их сын Василий родился в 1752 году.

Согласно законам Петра I, дворяне обязаны были пожизненно служить в армии либо по гражданской части. При Анне Иоанновне (в 1736 году) срок службы сократили до 25 лет. Дворянским детям предписывалось являться в губернские канцелярии на смотры в семь и в 12 лет для освидетельствования. Особенно важным был смотр двенадцатилетних мальчиков. Именно в этом возрасте их записывали на службу в тот или иной полк. Обычно родственники обязывались обучать детей «указным наукам» (арифметике, геометрии, основам инженерного дела и фортификации, иностранному языку, «военной экзерциции», то есть строю, и другим), и мальчики получали отпуск на пять лет. В семнадцатилетнем возрасте им полагалось явиться в свой полк. Разумеется, были разного рода исключения из правил. Дети малосостоятельных дворян часто начинали службу сразу после записи — учениками полковых школ. Существует легенда, что дворяне стали записывать своих отпрысков на службу чуть ли не со дня рождения, чтобы при явке в полк у тех уже «накопился» стаж, необходимый для получения офицерского чина. Однако подобной привилегии сыновья удостаивались только за особые заслуги отцов. Суворов получил офицерский чин (армейского поручика) на 25-м году жизни, Потемкин стал гвардии подпоручиком в 23 года.

Имеется надежное свидетельство явки Григория Потемкина на смотр в Смоленскую губернскую канцелярию в 1750 году. Ему шел двенадцатый год, но записали его «ошибкою» семилетним. И отпустили домой на пять лет. «Ошибиться» при определении возраста этого рослого видного мальчика было невозможно. Вероятно, мать Григория нашла способ продлить пребывание любимого сына в родном доме.

Но мальчика следовало учить «указным наукам». Пришлось везти его в Москву. Будем считать, что в свой дом на Царицыной улице за Никитскими воротами Потемкин въехал в 1751 году. Когда дела требовали отсутствия матери в Первопрестольной, он жил в семье Загряжских.

Загряжские обитали в собственном доме близ Серпуховских ворот, иными словами, в Замоскворечье. Поэт Константин Батюшков в начале XIX века писал об открывающемся с Кремлевского холма виде на «величественное Замоскворечье». Обилие церквей, которым оно славилось, породило прекрасное определение Москвы — «златоглавая».

В исповедных росписях церкви Великомученицы Екатерины на Всполье (стоит, перестроенная, на углу Большой Ордынки и Погорельского переулка) за 1751 год перечисляются члены большой семьи Загряжских: генерал-лейтенант и кавалер Артемий Григорьевич Загряжский (75 лет), его супруга Настасья Борисовна (54 года), их дети — девица Елизавета (31 год), девица Наталья (16 лет), полковник Александр Артемьевич (36 лет), жена его Екатерина Александровна (34 года), их дети — Петр (12 лет), Андрей (11 лет), Борис (10 лет). Не указаны маленькие дети Николай, Иван, Елизавета и Екатерина, а также служивший в Петербурге в лейб-гвардии конном полку Николай Артемьевич (28 лет). Скажем далее несколько слов об этом большом, богатом и влиятельном замоскворецком семействе, которое взяло на себя заботу о привезенном в Москву двенадцатилетнем родственнике.

А.Г. Загряжский считался одним из лучших кавалерийских начальников русской армии. Храбро сражался в Северной войне, был тяжело ранен под Нарвой, штурмовал Выборг, участвовал в Полтавской баталии. Особенно отличился в войне за Польское наследство, вызвав ревность главнокомандующего графа Миниха. В 1738 году Миних отдал бесстрашного генерала под суд за недостаточное прикрытие отряда (800 человек), посланного на фуражировку и уничтоженного внезапным налетом татарской конницы. Загряжского разжаловали «в рядовые до выслуги». Через год он был прощен с условием перехода на статскую службу и вскоре послан губернатором в Казань. При Елизавете Петровне в 1753 году получил чистую отставку с награждением чином полного генерала. Заслуженный воин мог много рассказать любопытному маленькому слушателю…