Поиск
  • 14.01.2019
  • Былое
  • Автор Елена Викторовна Офицерова

Казанцевы

Казанцевы

Дом Казанцевых в Царицыне. Первая половина ХХ века. Архив А.Ю. Казанцева


Игра в карты во дворе дома Казанцевых. Слева направо (сидят): Казанцевы Варвара Ивановна, Александра Владимировна (учительница земского училища), неизвестный, Василий Владимирович, Дмитрий Владимирович (?). Стоят: неизвестный, Елизавета Владимировна. 1910-е годы

О семье, в XIX — начале XX века игравшей заметную роль в жизни подмосковного Царицына.

«Главное царицынское семейство» — так охарактеризовал Казанцевых мемуарист А.Л. Гришунин1. И это не преувеличение. Они проживали в Царицыне издавна: с 1836 года на протяжении почти 70 лет священники Казанцевы служили в местной церкви, и не было человека во всей округе, кто бы их не знал и не почитал. Не меньшую роль в истории Царицына сыграл Василий Владимирович Казанцев, создавший здесь первый музей.

Царицынский храм во имя иконы Божией Матери «Живоносный Источник» возводился при М.Д. Кантемире2 в 1761–1765 годах в стиле елизаветинского барокко и первоначально представлял собой в плане равноконечный греческий крест; с запада находилась небольшая трапезная. Северный придел был освящен в честь великомученика Димитрия Солунского — покровителя рода Кантемиров. Вскоре после приобретения имения Екатериной II и переименования его в Царицыно (ранее оно называлось Черная Грязь) последовал указ о назначении В.И. Баженова строителем новой подмосковной императорской резиденции (позже его сменил М.Ф. Казаков). Усадебный храм оказался единственным зданием на территории обширного владения, которое Баженов сохранил и включил в возводимый ансамбль. Известно, что летом 1775 года Екатерина II несколько раз присутствовала на литургиях в царицынском храме, 1 августа (праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня) участвовала в крестном ходе с водосвятием на Верхнем Царицынском пруду, в следующее воскресенье литургию здесь совершал тогда еще архиепископ Московский и Калужский Платон (Левшин)3. Очевидно, вместе с государыней храм посещали крупные государственные деятели, военачальники, чиновники. А так приход был в основном крестьянским, включая в себя, помимо села Царицына, соседние деревни Орехово, Шайдрово, Хохловку. Со второй половины XIX века по мере увеличения количества дачников возрастает и число прихожан, среди которых встречаем представителей известных фамилий — Бахрушиных, Перловых, Крестовниковых, Муромцевых… В 1883–1884 годах храм перестроили: расширили трапезную, возвели южный придел в честь Казанской иконы Божией Матери, трехъярусную колокольню соединили с основным зданием и нарастили до четырех ярусов, интерьеры расписали в академическом стиле и украсили лепным декором. Работы обошлись в 6000 рублей — немалые для того времени деньги. Половину из них пожертвовал по завещанию царицынский дачник, доктор медицины А.И. Клементовский4.

Семья Казанцевых обитала в Царицыне, как уже сказано, с 1836 года, когда в местный храм был назначен священник Георгий Казанцев. В 1868 году приход унаследовал его сын Владимир. В 1901-м он удалился на покой по возрасту, передав приход своему старшему сыну Михаилу. Однако тот прожил недолго и в 1903-м скончался в возрасте 34 лет от болезни сердца.

Владимир Егорович (Георгиевич) Казанцев (1833–1911) окончил Спасо-Вифанскую духовную семинарию (1854) и, прежде чем стать священником в Царицыне, успел послужить в других приходах. Занимался просветительской и образовательной деятельностью. В 1864–1868 годах преподавал в Царицынском волостном училище, активно боролся против его закрытия, однако поддержки не нашел5. С 1876 года на протяжении 25 лет законоучительствовал в Царицынском земском училище6. По воскресным и праздничным дням отец Владимир вместе с педагогом Иваном Федоровичем Шухвастовым проводил народные чтения на нравственно-религиозные темы с использованием «волшебного фонаря».

Больше 10 лет (1878 — начало 1890-х) диаконом в Царицыне служил Иоанн Иоаннович Казанцев7 — племянник Владимира Егоровича. Он пытался купить дом неподалеку от храма, но по разным причинам это ему так и не удалось8.

При В.Е. Казанцеве царицынский храм дважды посетил праведный Иоанн Кронштадтский. 15 июля 1896 года он воспринял здесь от святой купели младенца Сергия, сына священника кремлевской Благовещенской церкви на Житном дворе Н.К. Лебедева9, 23 июля 1901-го — младенца Николая, отпрыска царицынского дачника Николая Петровича Бахрушина. Есть также сведения, что в один из этих дней праведный Иоанн отслужил в храме литургию.

Младший сын Владимира Егоровича Василий (1875–1943) по настоянию отца готовил себя к церковному служению, учился в Московской духовной академии10, однако на третьем курсе ушел оттуда и поступил в Московский университет на историко-филологический факультет. По окончании университета жил в Ростове Великом, преподавал историю в мужской гимназии. В 1915 году женился на В.И. Полянской — дочери сельского псаломщика. Варвара Ивановна окончила Бестужевские курсы и преподавала историю в рязанской гимназии11. Через два года у супругов родился первенец — Юрий.

После революции Василий Владимирович с семьей вернулся в родное гнездо, где жила его незамужняя сестра Елизавета. Другая сестра, Александра, учительница царицынского земского училища, в 1919 году скончалась от брюшного тифа.

Простой деревянный дом Казанцевых стоял возле самой церкви (теперь на этом месте находится новый каменный дом причта) — в 1901 году отец Владимир купил его у аптекаря А.И. Грессера. Некоторое время часть дома продолжала занимать аптека, потом — бесплатная амбулатория для бедных. Внешняя непритязательность постройки контрастировала с внутренней обстановкой. По воспоминаниям А.Л. Гришунина, это был типичный «староинтеллигентский московский дом»12: картины и гравюры по стенам, пианино в гостиной, в добротных шкафах — книги… Когда начались экспроприации, семью Казанцевых не тронули, даже не «уплотнили»13. Возможно, тут сказалось давнее и всеобщее уважение жителей к памяти отца Владимира. Однако Василию Владимировичу новые власти не доверяли и в мае 1919 года отказались выдать ему «удостоверение в лояльности»14 — отсутствие же такого документа существенно усложняло человеку жизнь, в том числе и в отношении трудоустройства. Достаточно долго В.В. Казанцев перебивался случайными заработками, пока в 1926 году его, специалиста с университетским образованием, не рекомендовали на должность заведующего Царицынским историко-художественным музеем, тогда только организовывавшимся15. В жарких спорах о том, каким быть новому учреждению, победила точка зрения Казанцева: музей должен иметь два отдела — историко-художественный и краеведческий, причем приоритетным направлением признавалось формирование полноценной художественной экспозиции16.

Создание музея, для которого выделили один из павильонов (ныне — Третий Кавалерский корпус), стало, без преувеличения, делом жизни Василия Владимировича. Он изучал чертежи Баженова и Казакова, подбирал экспонаты, формировал фонды, хлопотал о ремонте не только музейного здания, но и других построек ансамбля, заботился о благоустройстве парка, готовил путеводитель по усадьбе17. 21 июля 1927 года музей открылся. Вниманию публики представили более трехсот экспонатов — подлинные вещи XVIII–XIX веков: мебель, фарфор, зеркала венецианской работы, бронза, мраморные вазы, хрустальные люстры, ковры. Особую ценность представляла живопись XVIII столетия: парадные портреты владельцев усадьбы — Екатерины II, Павла I, князей В.В. Голицына и Д.К. Кантемира, а также князя Г.А. Потемкина, императрицы Елизаветы Петровны, Кассандры и Смарагды Кантемир.

Музей быстро приобрел популярность. Только за два месяца 1927 года его посетили более 3500 человек, за лето 1928-го — более 15 тысяч; для школьников устраивалось по 150 экскурсий в год18 (и это при том, что музей работал только в летнее время, поскольку в здании отсутствовало отопление). «Экскурсионный пыл» заведующего отмечал А.Л. Гришунин: «За Василием Владимировичем, сильно уже пожилым, но кряжистым и крепким, как столетний дуб, неизменно бодрым и энтузиастически оживленным человеком, — ходил я при всяком удобном случае, пристраиваясь к группам экскурсантов, которых он водил по аллеям парка»19.

Судьба детища В.В. Казанцева сложилась драматически. В начале 1930‑х годов власти повели «атаку» на историческое краеведение; музей был перепрофилирован и получил соответствующее название — Ленинский музей садово-огородного района20. Казанцева, обвиненного в «приверженности к старой буржуазной школе и непригодности к работе в новых условиях», сняли с должности. До 1933 года он продолжал работать в музее рядовым сотрудником. Постепенно ценная историко-художественная коллекция распылялась, место раритетов занимали графики и диаграммы, отражающие успехи местного сельского хозяйства. В 1931 году после Первого музейного съезда РСФСР, выдвинувшего лозунг борьбы против «вещизма» в экспозициях, судьба Царицынского музея была решена. Он стал краеведческим, призванным демонстрировать развитие Ленинского района — главного поставщика в Москву овощей, фруктов и ягод, но и в этом качестве просуществовал недолго: в июне 1937 года здание передали под поселковый клуб.

Однако не только музейной деятельностью Василия Владимировича было обусловлено влияние Казанцевых на жизнь поселка Ленино (бывшего Царицына). Уважением и любовью пользовались и другие члены семьи. Варвара Ивановна преподавала в местных школах, работала в доме сирот. Многочисленными талантами выделялся среди сверстников старший сын Юрий, о котором А.Л. Гришунин писал: «Юра — один из кумиров всей моей жизни. Думаю, что не только моей»21. В 1920–1930-х годах Казанцевы устраивали у себя литературно-музыкальные вечера, где частыми гостями были Шереметевы, Оболенские, Гудовичи — представители старинных дворянских родов, укрывавшиеся в Царицыне от преследований новой власти; посещала эти вечера и местная интеллигенция — школьные учителя А.Д. Шеламов, В.Д. Алпатова, М.В. Карпова22, врач М.К. Белавина и ее муж — писатель В.Т. Юрезанский… Все Казанцевы отличались музыкальностью, владели различными инструментами, прекрасно пели. Василий Владимирович с университетских лет дружил со знаменитым тенором Л.В. Собиновым, который также бывал у Казанцевых, выступал в домашних концертах, причем аккомпанировал ему Юрий.

Вернемся ненадолго в спокойные дореволюционные времена. В 1900–1910-х годах В.В. Казанцев нередко приезжал в Царицыно, где с увлечением занимался фотографией. Так составилась коллекция из 149 стеклянных негативов, которую внук Василия Владимировича — Александр Юрьевич Казанцев — несколько лет назад передал Государственному музею-заповеднику «Царицыно». Значительную ее часть составляют семейные снимки — «живые картины» дачного быта той поры: пикники, велосипедные прогулки, игра в карты, катание на лодках… Другие не менее интересны: историк Казанцев, прекрасно осознавая культурную ценность царицынского архитектурно-паркового ансамбля, запечатлел практически все баженовские и казаковские постройки, виды парка и прудов.

* * *

Весной 2017 года к 90-летнему юбилею «казанцевского» музея Третий Кавалерский корпус вновь распахнул свои двери как музейное здание. Экспозиция, размещенная в его залах, посвящена дачному периоду Царицына. Значительное место в ней отведено царицынскому храму и семье Казанцевых, неразрывно связанным между собой. Среди важнейших экспонатов — стеклянные негативы из коллекции В.В. Казанцева.