Поиск

Добровольцы

Добровольцы

Озеро Вселуг. Ширков погост. Слева — деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи (1694) и каменная церковь Рождества Иоанна Предтечи (1915). 1995 год


Выборг. Музей-заповедник «Парк Монрепо». Усадебный дом. 2008 год

К 30-летию московского отряда добровольных помощников реставраторов «Белозерск».

В этом году «Белозерску» исполнилось 30 лет. С 1988 года отряд участвовал в восстановлении более 20 памятников истории и культуры в Вологодской, Тверской, Смоленской, Ленинградской, Ярославской, Орловской областях и, конечно, в Москве и Подмосковье. К сегодняшнему дню общий список трудившихся вместе с нами в разное время составляет 250 человек. Возникло несколько семейных пар: Чусовы (Марина и Сергей, оба являются авторами «Московского журнала». — Ред.), Вавиловы, Сухаревы; их дети успели подрасти и активно включились в работу.

Отряд возник в рамках движения добровольных помощников реставраторов, которое в середине 1980‑х годов достигло наивысшего подъема. Энтузиасты работали более чем на 50 памятниках Москвы и Подмосковья, средняя численность в течение года составляла 5–6 тысяч человек (подробнее см.: Морозов Е.В. Наш долг истории // Московский журнал. 2013. № 1).

Специалистам трестов «Росреставрация» и «Союзреставрация» требовалась помощь при восстановлении памятников истории и культуры в Архангельской, Вологодской, Тверской, Ярославской областях. Туда и отправились первые выездные отряды добровольцев. Продолжительность смены составляла, как правило, три недели.

Все это время мы работали под руководством известных архитекторов, реставраторов, археологов: Олега Игоревича Журина, Бориса Григорьевича Могинова, Михаила Петровича Кудрявцева, Александра Ивановича Финогенова, Елены Леонидовны Хворостовой, Леонида Андреевича Беляева, Сергея Заремовича Чернова. Учились у них.

Местом рождения отряда можно считать город Белозерск Вологодской области, куда в 1988 году поехала наша группа. Принимали смену — 50 человек — начальник местного реставрационного участка Н.И. Плахов и сотрудники районного Управления культуры, поселив нас в двухэтажном кирпичном Доме Сераго (ХIХ век), к тому времени отремонтированном, но пока пустовавшем. В доме имелась настоящая русская печь. На первом этаже — большое помещение столовой. Как обычно, на стене мы повесили список отряда и график дежурств по кухне. Для приготовления еды на такое количество народа назначались две девушки и двое ребят-«подсобников» — носить воду и колоть дрова. Кровати и белье позаимствовали у директора белозерского техникума, посуду, инвентарь и даже огромный самовар взяли в пункте проката. Продукты — тушенку, сгущенку, крупы, макаронные изделия и так далее — закупили в Москве и отправили в Белозерск посылками до востребования. Здешнее почтовое отделение тогда, наверное, перевыполнило все планы.

А своим приездом сюда мы были обязаны М.П. Кудрявцеву. На тот момент в городе в полуразрушенном состоянии находилась церковь Спаса на Горе (ХVIII век). Предполагалось ее восстановление. Кудрявцев был руководителем дипломного проекта у студентки МАрхИ Ирины Тимофеевой. В Москве он при нашем с ним знакомстве так заинтересовал нас удивительными рассказами о Белозерье, о древних поселениях края, что мы решили отправиться туда летом. Само Белое озеро покоряло красотой, а город — уникальными храмами, сохранившейся старинной планировкой улиц, каменными и деревянными, с северной резьбой, домами XIX века, огромными валами бывшего кремля. Впечатленные увиденным, мы решили назвать наш отряд «Белозерск».

Под руководством специалистов реставрационного участка и Ирины Тимофеевой, прибывшей вместе с нами, началась расчистка завалов на церкви Спаса на Горе. Местные жители, что называется, «прониклись» — приносили со своих огородов корзинки огурцов, кабачков, зелень. В одной из таких корзинок лежала записочка: «Москвичам от благодарных белозер». Работы продолжились на следующий год, но, к сожалению, спасти церковь так и не удалось — на ней произошло обрушение, дело остановилось. Проект воссоздания церкви сейчас находится в экспозиции местного музея.

В ту смену произошло еще одно запоминающееся событие. Директор городского хлебного склада принял решение о сносе располагавшейся на складской территории церкви Великомученицы Параскевы Пятницы (ХVIII век). Узнав об этом, мы обратились во все возможные местные инстанции. В результате городские власти постановили церковь сохранить. Мы выгородили памятник забором, а в следующем сезоне началась его реставрация.

Тем летом состоялось наше знакомство с отцом Виталием — настоятелем Успенского собора (XVI век) — по его просьбе на примыкавшем к собору участке мы расчистили заросли кустарника и убрали холм, наросший со стороны алтаря. Трудиться здесь нам довелось и в последующие годы, а также на стоящей рядом Богоявленской церкви XVIII века. Вечерами отец Виталий приходил к нам в Дом Сераго, где за чаем проводил интересные беседы. Многие члены отряда тогда крестились в древнем Успенском соборе; дружба с настоятелем сохранилась у нас на долгие годы.

Белозерский этап продлился пять лет — до 1993 года. Тогда сложился костяк отряда: Елена Герасимова, Людмила Булдакова, Елена Давыдова, Валентин Донскис, Елена Рыбинская, Дмитрий Румянцев, Людмила Рагулина, Сергей Чусов, Тамара Лачугина, Наталья Ксенофонтова (Крылова), Нина Мачнева, Наталья Простова, Галина Изоткина… Эти летние смены оказались самыми многочисленными — по 40–60 человек (мы принимали всех желающих, но с условием, что до отъезда в Белозерск надо поработать вместе с нами на одном из памятников в Москве, после чего в отряде оставались не все). Трудиться приходилось в разных частях города в четырех-пяти местах одновременно. На каждый объект я назначал старших из опытных ребят. Взял напрокат велосипед, чтобы всюду успевать.

За эти пять лет под руководством специалистов местного реставрационного участка нам удалось сделать немало. Мы, в частности, помогали ставить леса вокруг церкви Спаса на канале и Преображенского собора, потом белили эти храмы. Участвовали в работах по консервации спасенной церкви Великомученицы Параскевы Пятницы (к сожалению, оставшихся незавершенными из-за прекращения финансирования).

Сезон 1989 года также выдался интересным. Приехавшие на неделю М.П. Кудрявцев с женой Татьяной Николаевной организовали трехдневную автобусно-пешеходную экспедицию в район Шолы, западнее Белого озера, где предположительно должны были находиться древние курганы. Мы действительно разыскали заросшие лесом холмы. Сделали несколько небольших пробных шурфов, в которых обнаружились осколки чернолощеной керамики, подтвердившие версию Кудрявцева о населенности этих мест в древности. Здешние курганы еще ждут своих исследователей.

В 1989–1993 годах отряд, помимо помощи реставраторам, принимал активное участие в архео­логических раскопках на территории Белозерского кремля (часть программы «Русский Север. Регенерация через туризм») под руководством специалистов научно-проектного реставрационного предприятия ООО «Симаргл» (руководитель — Александр Иванович Финогенов). К нам пришли новые добровольцы: Павел Белкин, Игорь Кузнецов, Дина Захарова (Коровина), Виктор Антонов, Борис Карнаухов, Лариса Рогачева (Сахарова), Ирина Лебедева, Оксана Штык. Учитывая большой объем земляных работ в 1990 году, руководители попросили нас создать вторую смену. Ее возглавил мой заместитель и помощник Константин Козлов. Так появился отряд «Реставросъ», позже выросший в общецерковное молодежное движение. Проводя изыскания у Преображенского собора (XVII век) вместе с археологами Еленой Хворостовой и Сергеем Шаровым, мы нашли фрагменты деревянной застройки раннего городища, участок бревенчатой мостовой, датированной XII веком, а также конструкции оборонительных укреплений. Был собран интересный археологический материал, относящийся к домонгольскому времени. Сейчас все эти артефакты можно увидеть в белозерском краеведческом музее. Кроме того, удалось полностью выявить остатки здания церкви Святителя Василия Великого, находившейся рядом с собором. Программа предусматривала благоустройство территории и воссоздание ограды соборного комплекса, а также восстановление исторического облика центральной зоны кремля, засыпанных в XIX–XX веках прудов и системы дренажных кюветов, частично — изначальной микропланировки места. И вновь вынужден повторить: к сожалению, в связи с прекращением финансирования эти работы были свернуты.

Хочется отдельно сказать и о досуге. Это были походы по окрестностям Белозерска — вдоль песчаного берега Белого озера до поселка Маекса по шукшинским местам, где снимался фильм «Калина красная», к кургану Сениуса. В течение пяти лет мы открыли для себя Кирилло-Белозерский, Ферапонтов, Горицкий, Спасо-Прилуцкий монастыри. Впервые побывали в Вологде. Конечно, купались в озере, вечерами у костерка пели под гитару. Песенная традиция сохраняется в отряде до сего времени. И еще одна традиция существует у нас — к каждому новому летнему сезону выпускается специальный значок.

Можно вспомнить еще об одной смене. В 1991 году отряд отправился в село Покровское Кимрского района Тверской области — по просьбе Светланы Александровны Мельниковой, руководителя только что начавшей свою деятельность благотворительной организации «Центр “Сельская церковь”». Нам предстояло вывести из аварийного состояния местную церковь 1834 года постройки, стоящую на берегу красивого озера. Разместили нас в пустующей половине расположенного рядом с церковью дома с просторной террасой. Кроватей не было, пользовались надувными матрасами и спальниками. Светлана Александровна привезла нам необходимую посуду и две электрические плитки. Еду готовили на террасе, там же устроили столовую. В течение трех недель 24 человека разбирали внутренние помещения церкви, очищали их от мусора и посторонних предметов, латали крышу трапезной, вырубая на ней древесную поросль. Привели в порядок и окружающую территорию — вырубили кусты бузины, сняли наросший слой земли до старинной отмостки, устроили наклонные сливы для дождевой воды. Весь август почти каждый день лили дожди, работать приходилось в плащах. Вымокали до нитки, сушились — и вновь за дело. Довольно сложной оказалась расчистка купола, на котором тоже росли деревья и отсутствовала кровля. Здесь работали ребята с альпинистской подготовкой. Сделали длинную лестницу, по которой с крыши трапезной поднимались к основанию барабана. В течение нескольких дней все расчистили, а купол закрыли толем — до лучших времен. Отдельная тема — водружение на барабане шестиметрового креста. Его собрали на земле, потом с большим трудом подняли наверх и закрепили. Что интересно: в день, когда выполнялись эти работы, тучи расступились, выглянуло солнце, а как только все было закончено — снова пошел дождь.

В свободное время мы путешествовали по окрестностям, собирали клюкву и бруснику в окрестных лесах. Однажды в выходные совершили интересную поездку по маршруту Кимры — Калязин — Кашин и там, в Кашине, с большим удивлением обнаружили скопление военной техники и войск. Так мы узнали об «августовском путче» ГКЧП.

Общение с М.П. Кудрявцевым изменило мою судьбу: из технического института в мае 1990 года я перешел работать в Центральный музей древнерусского искусства и культуры имени Андрея Рублева на должность заместителя директора по хозяйственной части. В том же году за мной последовали два человека из отряда — Елена Давыдова и Елена Герасимова, которые мне много помогали все это время. У «Белозерска» появилось место сбора и постоянных работ. В церкви Михаила Архангела Спасо-Андроникова монастыря на втором этаже шла реставрация, вскрывались полы, и мы выносили строительный мусор. В этой же церкви разбирали подвалы, готовя помещения под хозяйственные нужды музея. После завершения реставрационных работ мы помогали устанавливать в залах витрины и экспозиционные щиты, занимались благоустройством территории музея, участвовали в проводимых у Спасского собора раскопках.

Нашими объектами тогда являлись также церкви Святых апостолов Петра и Павла в Басманной слободе и Георгиевская в Лучниках. С самого начала отряд участвовал в восстановлении Казанского собора на Красной площади. О работах на церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове хочется сказать особо. Ведущего архитектора Б.Г. Могинова я знал с 1983 года, когда церковь еще принадлежала заводу «Динамо» и ее восстановление только начиналось. В 1983–1988 годах добровольные помощники вместе с реставраторами изрядно здесь потрудились. Церковь была выделена из территории завода и передана верующим. Впоследствии мы познакомились с настоятелем — отцом Владимиром — и продолжали помогать уже ему. При церкви образовалась даже постоянная группа. В 1991 году «Метрострой» пожертвовал храму несколько десятков ящиков мраморных плит. Батюшка попросил нас рассортировать эти плиты по цвету и размеру и попробовать выложить из них пол (все, к кому он обращался по сему поводу, запрашивали непомерные деньги). Дело оказалось сложным, но интересным:  два дня мы «тасовали» мрамор, и в итоге получилась цветная дорожка по центру на общем сером фоне. Зафиксировали рисунок, а потом все плиты пронумеровали и снова уложили в ящики. Ну а дальше в течение месяца вечерами мы выкладывали по нескольку рядов плит, которые на следующий день нанятые настоятелем рабочие «сажали» уже на цементный раствор. Этот пол радует глаз до сих пор.

По просьбе администрации музея-усадьбы «Кусково» отряд неоднократно выполнял там самую разнообразную работу. Этот объект я вел с 1983 года, и добровольные помощники никогда его не забывали. Не один раз помогали реставраторам в церкви Большое Вознесение у Никитских ворот. Здесь же рядом, на Спиридоновке, участвовали в восстановлении Гранатного двора (ХVI–ХVII века), трудились во многих других местах Москвы.

Одновременно предпринимались познавательные пешие экскурсии по Подмосковью. С путеводителями обошли значительную его часть, знакомясь со старинными усадьбами, церквями, монастырями. Некоторые из них потом становились нашими объектами — например, усадьбы Абрамцево и Мураново, храмы Великомученика Никиты в Строкино и Воскресения Христова в Матренино, Ново-Иерусалимский и Иосифо-Волоцкий монастыри.

Летний сезон 1994 года отряд встретил в Вологде. Со специалистами «Симаргла» мы участ­вовали в археологических исследованиях трех памятников архитектуры ХVII–ХVIII веков. Первый — здание бывшего Соловецкого подворья, довольно хорошо сохранившееся (тогда его занимала школа № 1). Предполагалось восстановление утраченных частей комплекса. Еще два объекта находились рядом с кремлем около моста через реку Вологду. Здесь на территории небольшой спортивной площадки, скрытой рядами деревьев, под слоем асфальта находились фундаменты церкви Вознесения «у живого моста» (1692) и Рыбных рядов (1788). Эти здания также планировалось восстановить; удалось даже найти спонсора. (Тогда с нами в первый — но далеко не в последний — раз поехали сотрудники Музея Андрея Рублева — Лариса Алехина с дочерью Екатериной и Лариса Федотова с сыном Олегом.) Вскрытые фундаменты и нижние части стен оказались в удовлетворительном состоянии. Было найдено значительное количество архитектурных фрагментов (профилей, декоративных элементов). Все это мы потом передали в музей. Рядом с фундаментами Рыбных рядов обнаружили и расчистили хорошо сохранившийся участок булыжной мостовой. Вместе с археологами выполнили фотофиксацию раскопанного, провели необходимые замеры для выполнения чертежей. Увы, восстановление этих памятников так и осталось на бумаге.

Условия проживания нам создали отличные — поселили в общежитии педагогического техникума. В свободное время мы гуляли по городу, любовались деревянными домиками с неповторимой резьбой, посещали музеи. За хорошую работу и оперативность заказчик предоставил нам автобус для поездки из Вологды в Тотьму и Великий Устюг. По дороге в Тотьму удалось побывать еще и на Кубенском озере. На кораблике под названием «Филин» доплыли до Каменного острова, где в разрухе лежал Спасо-Каменный монастырь. Его только-только начинали восстанавливать. Приглашали к участию и нас, однако поработать здесь нам по разным причинам не довелось.

Смена закончилась, в запасе оставалась еще неделя отпуска. Возвращались в Москву, как обычно, разными путями. Мне захотелось проехать через Тверскую область — увидеть исток Волги. Втроем по железной дороге добрались до Пено, дальше автобусом и пешком — до Селигера. На мысе, разделяющем два верхневолжских озера — Стерж и Вселуг, находится один из живописнейших уголков этого края — Ширков погост. На него мы случайно вышли, возвращаясь от истока Волги. Худенькая небольшого роста женщина, стоявшая у ограды, оказалась тверским архитектором Людмилой Ильиничной Кустовой. Она и ее сын Валерий «вели» этот объект. Разговорились; оказалось, им срочно нужна помощь добровольцев. И мы поняли: в следующий раз приедем именно сюда. К тому же здесь имелись все необходимые условия для проживания — два домика на берегу озера Вселуг, рядом под навесом — печь.

Этот уникальный историко-ландшафтный комплекс ХVII–ХХ веков с памятником деревянной архитектуры — церковью Рождества Иоанна Предтечи (1694) — и одноименной каменной церковью (1915) стал местом дислокации отряда в летние сезоны 1995–1998 годов. Все смены были многочисленны — по 30–35 человек. С этого времени с отрядом стали работать Михаил Бакшевский (друг всех добровольцев и организатор культурно-исторического мероприятия «Бакшевская масленица»), Мария Булгакова, Леонид Бурцев (с ним у нас впервые появилось видео наших работ), Владимир Пономарев, Алексей и Сергей Козловы, Сергей Сухарев, Ольга Яковенко с дочерью Светланой, Дмитрий Румянцев с сыном Артемом, Дина Амитова.

На территории погоста мы вырубали дикорастущий кустарник и сухостой, выкашивали траву. В течение двух сезонов чердачное пространство деревянной церкви было освобождено от строительного мусора и естественных отложений, толщина которых достигала двух метров. Расчищалась также от вековых наслоений земли, листьев, упавших деревьев валунная ограда кладбища, которая в результате стала видна издалека (в 2015 году мы посетили Ширков погост и обнаружили, что ограда еще не заросла). В тот сезон началась расчистка старой части и самого кладбища, где обнаружились старинные надгробия. В каменной церкви покрасили окна и крышу. Поддерживали в надлежащем состоянии территорию вокруг часовни над святым источником. В 1997 году Тверской комитет по охране историко-культурного наследия оценил наши труды на Ширковом погосте, прислав в адрес МГО ВООПИиК благодарственное письмо. Планировалось продолжить и расширить работы. Но лето 1998 года оказалось последним: сгорел один из домов, в которых мы проживали, рухнула кухня. Тверь оказалась не готова к принятию отряда.

Между тем в Москве наши пути снова пересеклись с археологами из «Симаргла». Летом 1999 года отряд находился уже в Смоленской области, в музее-заповеднике «Хмелита». Это место связано с именами двух знаменитых людей России — Александра Сергеевича Грибоедова и Павла Степановича Нахимова. Здесь мы познакомились с интересным человеком — директором музея Виктором Евгеньевичем Кулаковым, учеником известного архитектора и реставратора П.Д. Барановского, — и узнали о Петре Дмитриевиче много нового. Именно он, оказывается, в свое время «благословил» Е.И. Кулакова на возрождение лежавшей в разрухе грибоедовской усадьбы.