Поиск

Художник и гравер Николай Захарович Панов (1871–1920)

Художник и гравер Николай Захарович Панов (1871–1920)

Бийанкур. Санаторий доктора Солье


Памятник на братской могиле кладбища Бийанкур

Неизвестные факты биографии.

Николаю Захаровичу Панову была посвящена моя статья в № 7 «Московского журнала» за 2000 год под рубрикой «Забытое имя». Туда вошли все сведения о нем, которые удалось на тот момент обнаружить в архивах и частных собраниях. Вкратце напомню: академик Российской академии художеств Николай Захарович Панов родился в селении Императорский Фарфоровый Завод Санкт‑Петербургской губернии в семье подмастерья слесарно‑кузнечного цеха. Получил начальное образование, а затем обучался в петербургском Центральном училище технического рисования барона А.Л. Штиглица, где параллельно постигал основы художественного мастерства в классе известного мастера гравюры академика Василия Васильевича Матэ. Панов стал достойным преемником Матэ, преподавал в родном училище, участвовал в крупнейших отечественных и зарубежных выставках, создав множество выдающихся произведений графики, гравюры, архитектуры, неизменно получавших высокую оценку зрителей и критиков. В 1914 году Николай Захарович, к тому времени тяжело больной, отправился на лечение в санаторий доктора Солье под Парижем, но из‑за начавшейся Первой мировой войны, а затем и революции вернуться на родину так и не смог. Статья кончалась словами: «Дальнейшая его судьба пока неизвестна». Стереть это белое пятно в биографии художника помог случай. Однажды из Франции в Москву приехала историк и филолог Элизабет Тейро для работы в Российском Государственном архиве древних актов. С ней познакомилась Татьяна Борисовна Тишунина (в то время — сотрудник архива), изучавшая документы и материалы фонда графов Шереметевых. Я как исследователь и бывший сотрудник музея‑усадьбы Остафьево, где часто бывал Н.З. Панов, занималась в том же архиве и в том же фонде. Мы обсуждали интересующие нас личности, и я рассказала, на чем мне пришлось остановиться, воссоздавая биографию Панова. Татьяна Борисовна попросила Элизабет сделать о нем запрос во Франции и вскоре получила из Парижа послание, где содержались отсутствовавшие у меня до тех пор сведения. Итак, Николай Захарович Панов скончался 6 октября 1920 года, похоронен 9 октября на кладбище коммуны Булонь‑Бийанкур (запись под номером 628 — Panoff Nikolas). До 1933 года за место кто‑то платил, потом оплата прекратилась (не являлся ли этим благодетелем доктор Солье, скончавшийся как раз в 1933 году?), и по существующим законам останки художника перенесли в братскую могилу с фиксацией номеров прежнего и нового захоронений, дат жизни и фамилии покойного. В годы Второй мировой войны союзная авиация вела тотальные бомбардировки Парижа и пригородов. Братская могила наряду с прочими подверглась разрушению. Позже на ней установили памятные доски с именами погребенных, однако надпись Panoff Nikolas здесь уже отсутствует. Что ж, художник оставил по себе и другой памятник, неподвластный губительным стихиям мира сего, — свое выдающееся творческое наследие…

Благодарю за помощь в поиске документальных сведений и предоставленные изобразительные материалы Е.Ф. Гиппиус‑Дмитриеву и ее французских друзей, Т.Б. Тишунину (Государственный музей А.С. Пушкина), Элизабет Teйро (Франция), Т.В. Власову (Санкт‑Петербург), О.С. Шереметеву‑Жаворонкову (Москва).