Поиск
  • 06.11.2018
  • У истоков
  • Автор Александр Алексеевич Нистратов, Наталия Алексеевна Нистратова, Ольга Юрьевна Ефимова, Юрий Александрович Ефимов

Из когорты пионеров ракетной техники

Из когорты пионеров ракетной техники

Ветераны ракетно-космической техники: А.Ф. Нистратов, И.А. Меркулов, Б.И. Романенко и другие. Нахабино. 1983 год


Приземление ракеты ГИРД-09. Нахабино. 17 августа 1933 года

Об одном из первопроходцев в области отечественного ракетостроения Алексее Федоровиче Нистратове (1910–1986).

В 1931 году при Центральном совете Осоавиахима СССР была образована Группа изучения реактивного движения (ГИРД). Здесь собрались люди, начинавшие в нашей стране дело ракетостроения и космонавтики. Возглавил ГИРД Фридрих Артурович Цандер, через год его сменил Сергей Павлович Королев. Кроме МосГИРД (ЦГИРД) появились группы в Ленинграде, Харькове, Тифлисе, Оренбурге, Архангельске и ряде других городов. Среди первых гирдовцев были Ф.А. Цандер, С.П. Королев, М.К. Тихонравов, Ю.А. Победоносцев (руководители бригад), В.П. Ветчинкин, А.И. Полярный, А.И. Подлипаев, Н.А. Белокуров; всего в 1932 году в группе числилось более 120 человек. Довольно продолжительное время эти энтузиасты трудились на общественных началах. Активно работала по ракетной тематике Газодинамическая лаборатория (ГДЛ), основанная Н.И. Тихомировым в 1921 году в Москве. В 1925‑м она переехала в Ленинград, где была преобразована в ГДЛ‑ОКБ. Значительную роль в ее развитии сыграли Н.Я. Ильин, И.Т. Клейме, В.П. Глушко, Г.Э. Лангемак, В.А. Артемьев. На основе двух коллективов — ГИРД и ГДЛ — приказом Реввоенсовета СССР за подписью М.Н. Тухачевского от 21 сентября и постановлением Совета Труда и Обороны от 31 октября 1933 года был создан первый в мире Реактивный научно‑исследовательский институт (РНИИ). Директором назначили И.Т. Клейменова, заместителем — С.П. Королева, главным инженером — Г.Э. Лангемака; ведущими техническими специалистами являлись С.П. Королев, В.П. Глушко, М.К. Тихонравов, Ю.А. Победоносцев. При этом РНИИ организовывался для решения практических задач развития ракетостроения. Вопросы пропаганды и подготовки кадров оставались за общественной организацией — ГИРД. В начале 1932 года при ГИРД начали действовать курсы по реактивной технике. Выпуск первого потока состоялся в августе 1934‑го. В 1936‑м курсы ГИРД преобразовали в Центральные курсы по ракетной технике при Стратосферном комитете Цент рального совета Осоавиахима. Второй поток, набранный в том же году, обучение по ряду причин не завершил. Программа курсов была очень серьезной — их еще называли краткосрочным институтом инженеров ракетной техники. Ф.А. Цандер читал теорию ракетных двигателей и межпланетных полетов, В.П. Ветчинкин — динамику полета, М.Б. Земский — гидродинамику и газовую динамику, А.Н. Журавченко — экспериментальную аэродинамику, Б.С. Стечкин — теорию воздушно‑реактивных двигателей, М.К. Тихонравов — конструкцию ракет и двигателей. А среди активных слушателей был Алексей Федорович Нистратов — наш отец, дедушка и тесть. Он родился в селе Хорошовка Рязанской губернии. Его отец до 1902 года работал плотником на постройке Забайкальской железной дороги, с 1902 по 1907 год служил матросом на кораблях Балтийского флота, где освоил специальность электромонтера. Уволившись, трудился на Донбассе, в Рязани и Москве, в последние годы жизни — мастером на 1‑м государственном автомобильном заводе (впоследствии — имени И.А. Лихачева). Умер в 1946 году. Мать происходила из крестьян, умерла в 1967‑м. Алексей после семилетки окончил Московский текстильный техникум имени М.С. Токарева (1931). Работал в конструкторском бюро «Проектмашина» младшим, затем старшим конструктором. В 1931 году его послали учиться на вечернее отделение МВТУ имени Н.Э. Баумана. В 1932–1934 годах он занимал должность начальника сектора в Центральном бюро тяжелого машиностроения (ЦБТМ), затем (1934–1935) служил в армии, где окончил школу младших авиаспециалистов, после армии поступил на работу старшим инженером в НИИ гражданского воздушного флота. Еще в техникуме Алексей, отличавшийся любознательностью и пытливостью ума, много читал, посещал различные лектории. На одной из лекций в Московском планетарии услышал о теории реактивного движения. Заинтересовался. Начал в библиотеках искать литературу, проштудировал статьи Н.И. Кибальчича «Проект воздухоплавательного движения» (1881) и К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1926). Заинтересованность перерастала в увлеченность. Узнал, что в Осоавиахиме есть молодые люди, занимающиеся данной темой. Познакомился с ними. Именно эти энтузиасты, романтики и стали первыми слушателями курсов ГИРД. О содержании читавшихся на курсах лекций можно судить по сохранившемуся конспекту Алексея Нистратова. Здесь мы видим большое количество рисунков и схем в сопровождении сложнейших математических выкладок. Вскоре организационно‑массовые функции ГИРД перешли к Реактивной секции, организованной 6 января 1936 года на заседании гирдовского актива. Был избран руководящий орган — бюро в составе: И. Меркулов (председатель), Г. Агарков, А. Нистратов, О. Оганесов, А. Кочуев и, позднее, Э. Брюккер. Секция в разное время подчинялась Постоянному военно‑научному совещанию, Военно‑научному комитету, Стратосферному комитету ЦС Осоавиахима. В ГИРД и ее преемнице — Реактивной секции — проводились и практические работы…