Поиск

«Эта обитель <…> мне суждена Богом»

«Эта обитель <…> мне суждена Богом»

Златоустовский монастырь. Из альбома: Найденов Н.А. Москва. Соборы, монастыри и церкви. М., 1882


Собор Иоанна Златоуста в Златоустовском монастыре. Фотограф Н. Лансере. 1905 год

О периоде настоятельства архимандрита Григория (Воинова. 1832–1896) в московском Златоустовском монастыре (1867–1873).

Архимандрит Григорий (в миру Николай Иванович Воинов, при рождении Борзецовский) появился на свет в Москве в семье протоиерея Иоанна Борзецовского, вскоре после рождения сына назначенного настоятелем церкви Мученика Иоанна Воина на Якиманке. В 1840–1846 годах Николай обучался в Донском духовном училище, при поступлении в которое, согласно существовавшей тогда практике, получил новую фамилию — Воинов. Затем он окончил Московскую духовную семинарию и Московскую духовную академию (1858). 3 марта 1857 года Николай Воинов принял монашеский постриг с именем Григорий — в честь святителя Григория Паламы. Постриг совершил епископ Симбирский и Сызранский Евгений (Сахаров-Платонов), возглавлявший ранее московский Златоустовский монастырь. Кстати, в стихарь Николая до этого посвятил также бывший настоятель Златоустовской обители митрополит Филофей (Успенский). 10 марта митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) рукоположил монаха Григория во диакона. На хиротонии произошел знаменательный случай, описанный еще одним бывшим настоятелем Златоустовского монастыря архиепископом Леонидом (Краснопевковым): «Владыка, который никогда не ошибается, сделал такую ошибку, сказал: “Божественная благодать… (и проч.) проручествует монаха Григория, благоговейнейшего диакона, во пресвитера”; на этом слове протодиакон остановил его, и он, с минуту подумав, снова сказал: “Проручествует монаха Григория, благоговейнейшего иподиакона, во диакона”». Оговорка святителя Филарета оказалась пророческой: уже в июле следующего года диакон Григорий был рукоположен во иеромонаха. Занимал должности преподавателя, инспектора Вологодской, Вифанской и, наконец (1863), Московской духовной семинарии. 6 августа 1864 года всего лишь в возрасте 32 лет иеромонах Григорий возводится в сан архимандрита. Зная его склонность к монашескому уединению, архиепископ Леонид напутствовал новорукоположенного: «Вы теперь стали принадлежать обществу как архимандрит, и старайтесь быть общительнее». В своих воспоминаниях отец Григорий дополняет это напутствие словами святителя Филарета: «Служить Богу можем, убегая людей; служить управлению людьми нельзя иначе, как общением. Только надобно, чтобы оно не противоречило характеру служения». Так или иначе, архимандрит Григорий больше ориентировался на пример своего двоюродного деда — архимандрита Гермогена (Сперанского. 1778–1845), аскета и подвижника: «Он, по расстроенному здоровью, оставил должность инспектора Московской духовной академии и в одном из столичных монастырей обрел себе желанный покой. Подобная участь и меня ожидала: я это хорошо понимал и напечатанием моей статьи об архимандрите Гермогене (см. список литературы в конце. — Ред.) как бы уведомлял начальство о моем желании по примеру родственника поселиться в монастыре и радеть более о своем спасении, внимать Богу и своей душе. Но прежде чем исполнилось мое желание, я еще год и более подвизался на духовном учебном поприще». Наконец в 1867 году по причине заметного ухудшения здоровья (что, впрочем, послужило скорее формальным поводом) архимандрит Григорий оставляет преподавание. Ему предлагался хотя и заштатный, но богатый Сретенский монастырь, однако он предпочел Златоустовский: «Моему сердцу была слишком дорога обитель святителя Иоанна Златоуста, вселенского учителя, творениям которого я усердно внимал с отроческих лет. Благодать воссияла, как огонь от уст его. <…> Он — ангел моего родителя, некогда жившего в Златоустовом монастыре, где была под колокольней семинарская бурса. На Малой Лубянке близ того же монастыря жила моя старшая замужняя сестра Ольга Ивановна. <…> Посетив ее летом 1851 или 1852 года, заходил я вместе с благочестивою материю в Златоустов приложиться там к новоявленной в 1848 г. Знаменской Пресвятыя Богородицы чудотворной иконе, прославившей эту обитель. <…> Еще одно воспоминание. В ночь на 27 марта 1867 года после того, как ректор имел о мне разговор с митрополитом, казалось во сне, что я иду рощей с покойною матерью и вышеупомянутой старшей сестрой. Вдруг открылась поляна — и вдали на возвышенном месте, как бы на воздухе, показалась обитель Златоустовская! <…> Cвятые врата и над ними церковь (во имя Захарии и Елисаветы)… “Эта обитель, как бы родная по некоторым родственным воспоминаниям, верно, мне суждена Богом”, — думал я, проснувшись, и уже не колебался избрать ее для себя». 22 мая 1867 года архимандрит Григорий был назначен настоятелем третьеклассного Златоустовского монастыря. После официального вхождения в должность он благодарил митрополита Филарета, преподнеся ему образ святителя Иоанна Златоуста: «Я наименовал этот образ. Владыка сказал: “Вижу”, и, поставив образ на угольник, благословил и спросил меня: “Вступил в обитель?” — “Вчера”. — “Как нашел?” — “Обитель дана мне по сердцу моему и найдена мной в добром устроении”. На что владыка отвечал: “Я тебе такую выбрал” — и наставлял меня “руководствовать с духовной стороны братию, устроять обитель и с внешней стороны, а если придешь в какое недоумение, — присовокупил он, — то, прежде чем просить официально, посоветуйся со мной”»…