Поиск

«Дороже Каменного моста»

«Дороже Каменного моста»

Ф.Я. Алексеев. Ивановская площадь. Около 1800 года


Ф.Я. Алексеев. Большой Каменный мост. Около 1800 года

Москва и ее обитатели в пословицах.

Коренные москвичи часто гордятся тем, что знают о своем городе «почти все»: и о том, как Юрий Долгорукий основывал его, и о нашествии Наполеона в 1812 году, и об участии предков в героической защите Белокаменной от татарских полчищ. А вот отражением московской топонимики в фольклоре наверняка интересовался далеко не каждый. Роль путеводителей по Москве в какой‑то мере восполнят многочисленные пословицы и поговорки, веками слагавшиеся в ее честь. Путеводители мудрые и забавные, талантливые и поучительные, краткие, а потому хорошо запоминающиеся. Сердце города — Кремль. В нем многое восхищало приезжего  человека, будь то россиянин или чужестранный гость. Изумительные по красоте и архитектуре дворцы и палаты, соборы и башни, Царь‑пушка и прочее. О Царь‑колоколе, его гигантских размерах (высота 6,14 м, диаметр 6,6 м) и весе (200 т) сложилась поговорка: «Царь‑колокол подними‑ка!» В Кремле находится самая внушительная колокольня — «Иван Великий». Несколько веков назад она не только призывала москвичей на церковную службу, но и выполняла роль сторожевой башни. С нее великолепно обозревались окрестности Москвы на 25–30 верст. Колокольня взметнулась к небесам на 81 метр, к ее вершине ведут 329 ступеней. Неслучайно горожане обо всем, что поражало высотой, говорили: «Выше Ивана Великого!» А о самом сооружении сказывали так: «Иван Великий — выше высокого». Про рослого, но не отличавшегося большим умом человека, шла молва: «Ростом с Ивана, а умом с болвана». Целый ряд остроумных пословиц и поговорок обязан своим возникновением прославленной колокольне: «Кабы не кабы, так бы Ивана Великого в бутылку посадил». «Сравнил бутылку с Иваном Великим!»
«Кабы Иван Великий был маленьким, а карман у меня большим, я бы его туда посадил».
«Как на Ивана Великого крест вколотили?
— А нагнули да воткнули».
Посреди Кремля раскинулась Ивановская площадь. Некогда на ней дьяки‑бирючи (глашатаи) громогласно провозглашали государевы указы и распоряжения, оповещали москвичей о наиболее значительных событиях. Отсюда пошло: «Кричать во всю Ивановскую». Гуляки и бражники поговаривали: «Кутнуть во всю Ивановскую» или «Катить во всю Ивановскую».
О Лобном месте на Красной площади мы слышали и читали, что здесь в старину совершались казни. Это представление бытует и в фольклоре, например, в сатирической пословице‑притче:
«Спорили мыши про Лобное место, где будут кота казнить». Это выражение не лишено смысла, но грешит неточностью. Мыши, затевая спор о предстоящей расправе, не ведали, что на самом Лобном месте никого не казнили. Преступников наказывали неподалеку, на специально оборудованном помосте. Поэтому изображение казни купца Калашникова в чудесной «Песне…» М.Ю. Лермонтова надо считать лишь художественным допущением. Рисуя приготовления к расправе над Степаном Парамоновичем, поэт пишет: По высокому месту Лобному
Во рубахе красной с яркой запонкой
С большим топором навостренным,
Руки голые потираючи,
Палач весело похаживает…
У Лобного места Иван Грозный квитался с опальными боярами, был четвертован Степан Разин «со товарищи», Петр I жестоко наказывал мятежных стрельцов. У подножия Лобного места был выставлен на всеобщее позорище труп Лжедмитрия I, растерзанного восставшими против польского засилья москвичами. Само Лобное место служило трибуной, с которой, как и с Ивановской площади, до народа доводились царские указы. Поэтому секретарь голштинского посольства Адам Олеарий, прибывший в XVII веке в Москву, назвал Лобное место «театром прокламаций». Здесь также проходили торжественные церемонии и богослужения, отсюда государи обращались к подданным и показывали люду своих юных наследников. С Лобного места Иван Грозный публично каялся в своих грехах, Василий Шуйский был объявлен царем, а потом свергнут с престола, патриарх Гермоген взывал не признавать русским царем польского ставленника Владислава. Притчей во языцех стал для обитателей стольного града Большой Каменный мост. Он соединяет берега Москвы‑реки почти в центре города. Прославился сей мост своими гигантскими по старым меркам размерами. Длина его составляла 140 метров, ширина — 22 метра. Он отличался завидной прочностью и массивностью. И если про человека хотели сказать, что на него можно положиться, то говорили: «Он надежнее Каменного моста!» Или так: «Честный человек лучше Каменного моста». Схожий вариант: «Добрый человек дороже Каменного моста». Пословица «Дороже Каменного моста » родилась недаром. Дело в том, что сооружение возводилось, выражаясь современным языком, по принципу долгостроя. Первый его проект появился в 1643 году, затем он неоднократно изменялся и только в 1687–1692 годах был окончательно реализован. Работы обошлись казне в огромную сумму, и с мостом начали сравнивать все баснословно дорогое. Народное выражение «Волынка на Ходынке» возникло вскоре после кровавого события в мае 1896 года. В день торжеств по случаю коронации Николая II было объявлено праздничное гуляние на Ходынском поле. Во время раздачи подарков произошла давка, в которой погибли 1389 человек, а 1300 получили увечья. После этого всякое большое происшествие с людскими жертвами стали называть «волынкой на Ходынке». Москву не зря именовали златоглавой, в ней насчитывали храмов «сорок сороков». Согласно В.И. Далю, «сорок сороков» — это старинная мера счета, то есть 40 раз по 40, итого 1600. Владимир Иванович опирается в своем толковании на предание, будто в Белокаменной такое количество церквей…